0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Толкование на От Матфея 7: 13

Толкование на От Матфея 7:13

Сравнение переводов, параллельные ссылки, текст с номерами Стронга.
Толкование отцов церкви.

Толкование на От Матфея 7:13 / Мф 7:13

Василий Великий (329/30−379)

Входите тесными вратами, потому что широки врата и пространен путь, ведущие в погибель, и многие идут ими

Вопрос. Почему сказано: «широки врата и пространен путь, ведущие в погибель»?

Ответ. Господь, по многому человеколюбию, для выражения учений истины употребляет слова и именования предметов, нам знакомых. Посему, как уклонение от прямого пути, проложенного по земле, возможно на большое пространство; так, говорит Он, уклоняющийся от пути, который ведет в царство небесное, находится на великом пространстве заблуждения. А слова: пространный и широкий, как рассуждаю, тождезначительны, потому что широкое и у знакомых с внешнею ученостью называется пространным. Поэтому поле, то есть, место заблуждения пространно, а конец его-пагуба.

Источник: Правила, кратко изложенные в вопросах и ответах.

Игнатий (Брянчанинов) (1807−1867)

Ст. 13−14 Входите тесными вратами, потому что широки врата и пространен путь, ведущие в погибель, и многие идут ими; потому что тесны врата и узок путь, ведущие в жизнь, и немногие находят их

Узкие врата — тщательное, основательное изучение Закона Божия и в Писании и жизнью; тесный путь — деятельность, всецело направленная по евангельским заповедям.

Источник: Аскетическая проповедь.

Иустин (Полянский)

Ст. 13−14 Входите тесными вратами, потому что широки врата и пространен путь, ведущие в погибель, и многие идут ими; потому что тесны врата и узок путь, ведущие в жизнь, и немногие находят их

По сей заповеди, тесныя врата и узкий путь, которым прошел в земной Своей жизни Сам Господь, составляют единственный вход в царство славы и вечного блаженства. А как много между нами таких, которые беззаботно и небоязненно идут широкими путями, и не думают о себе, что идут в погибель, или не зная, или забывая сию заповедь! И как мало таких избранников, которые твердо помнят о тесном пути, указанном Спасителем — и делом, и словом, и усиливаются идти по нему в царство небесное!

Источник: Заповеди Господа и Бога нашего Иисуса Христа.

Антоний Великий (

Входите тесными вратами, потому что широки врата и пространен путь, ведущие в погибель, и многие идут ими

Господь наш Иисус Христос в Своем Святом Евангелии говорит нам: внидите узкими враты; и апостол Павел научает нас, что многими скорбьми подобает нам внити в Царствие Божие (Деян. 14, 22).

Возлюбленные братия, что можно разуметь под узкими вратами, в которые дóлжно входить нам, сие открывает премудрый Соломон. Не даждь устнам твоим, говорит он, еже во грех ввести плоть твою… яко во множестве соний и суетствия, тако и словеса многа (Еккл. 5, 5−6). Уста безумнаго сокрушение ему, устне же его сеть души его (Притч. 18, 7).

Итак, будем обуздывать язык наш, чтобы не произносить никаких худых слов. Худое слово вреднее всякого яда. Рану, причиненную ядом, можно исцелить, но худого слóва, когда оно произнесено, возвратить нельзя.

Источник: Двадцать слов к монахам.

Августин (354−430)

Ст. 13−14 Входите тесными вратами, потому что широки врата и пространен путь, ведущие в погибель, и многие идут ими; потому что тесны врата и узок путь, ведущие в жизнь, и немногие находят их

Итак, далее Господь говорит: Входите тесными вратами, потому что широки врата и пространен путь, ведущие в погибель, и многие идут ими; потому что тесны врата и узок путь, ведущие в жизнь, и немногие находят их. Он говорит это не потому, что иго Господа мучительно и бремя Его тяжко, но потому, что лишь немногие желают завершить труды и мало кто верит Ему, взывающему: Придите ко Мне все труждающиеся, и Я успокою вас; возьмите иго Мое на себя и научитесь от Меня, ибо Я кроток и смирен сердцем; ибо иго Мое благо, и бремя Мое легко (Мф. 11:28−30). Потому эта проповедь началась словами о смиренных и кротких сердцем, что благое иго и легкое бремя многие с презрением отвергают и лишь немногие принимают; но [только] с ним может быть узким путь, ведущий в жизнь, и тесными врата, которыми входят в нее.

Источник: О нагорной проповеди Господа.

Иероним Стридонский (

Ст. 13−14 Входите тесными вратами; потому что широки врата и пространен путь, ведущие в погибель, и многие идут ими; потому что тесны врата и узок путь, ведущие в жизнь, и немногие находят их

Широкий путь — это удовольствия мира, которых ищут люди; а тесный — это тот, который открывается трудами и постом и на который вступил апостол (2 Кор. 6:6−11) и убеждает вступить Тимофея (1 Тим. 5). Вместе с тем обрати внимание на то, как отчетливо сказал Он о том и другом пути. Широким путем многие ходят, а узкий немногие только находят. Широкого пути мы не ищем, да и не нужно искать его: он свободно открыт нам, и есть путь заблуждающихся; а узкий путь и находят не все, и те, которые найдут его, вступают на него не непосредственно. Если же многие, найдя путь истины, уловляются удовольствиями века сего, то снова возвращаются с середины пути.

Источник: Толкование Евангелия от Матфея.

Феофилакт Болгарский (

Входите тесными вратами; потому что широки врата и пространен путь, ведущие в погибель, и многие идут ими

Под узкими вратами разумеет испытания, как добровольные, например, пост и другие, так и недобровольные, например, узы, гонения. Как человек тучный или обремененный большою ношей не может войти узким местом, так и изнеженный или богатый: таковые идут широким путем. Показывая, что и теснота временна и широта переходима, Он называет их вратами и путем. Ибо кто терпит обиды, тот проходит некоторые ворота или злострадание, равно и изнеженный проходит сластолюбие, как некоторый путь. Но так как то и другое временно, то должно выбирать лучшее.

Источник: Толкование на Евангелие от Матфея.

Евфимий Зигабен (

Внидите узкими враты: яко пространная врата и широкий путь вводяй в пагубу, и мнози суть входящии им

Внидите узкими враты

Узкими вратами называет упражнение в добродетелях: воротами, потому что оно вводит в вечную жизнь, а узкими воротами, потому что оно приготовляет входящим труды и болезни, пока они не пройдут, и потому что они не принимают людей, тучных от грехов, по причине величайшей своей тонкости до тех пор, пока они не отбросят тучности грехов своих.

яко пространная врата и широкий путь вводяй в пагубу, и мнози суть входящии им

Опять путем и воротами назвал сластолюбие, как ведущее к наказанию, которое здесь назвал пагубою. Назвал пространным и широким, потому что оно не доставляет никакого труда идущим по нему, так как оно не ограничено, своевольно и никем не охраняемо.

Источник: Толкование Евангелия от Матфея.

Михаил (Лузин) (1830−1887)

Входите тесными вратами, потому что широки врата и пространен путь, ведущие в погибель, и многие идут ими

Входите тесными вратами и прочее. Речь иносказа­тельная. Образ взят, можно думать, от способа устро­йства древних городов, окруженных стенами с разны­ми воротами. Одни из таковых ворот вели на главные многолюдные улицы города, были широки и в них постоянно была толпа проходящих; другие вели в улицы более уединенные, были узки и в них не мно­го было проходящих. Господь представляет это обра­зом двух врат и путей (улиц), из которых одни ведут в погибель — это широкие врата и путь, а другие, уз­кие — в жизнь.

Погибель. Вечная смерть как состояние наказания осужденных на Суде Христовом (Флп. 1:28; Евр. 10:39; 2 Пет. 3:7).

Жизнь. Вечная блаженная в Царстве Мессии — Христа.

Широки врата и пространен путь. Суть образы гре­ховной жизни, которая ведет к духовной вечной смерти, и идущих по этому пути и этими вратами много, так как грех сильно влечет людей, не радящих о своем спасении.

Тесны врата и узок путь. Суть образы добродетель­ной жизни, ведущей в жизнь праведную и вечную — и мало людей идут этим путем, так как это путь ли­шений и скорбей, искушений вольных и невольных. «Широкий и пространный, как рассуждаю, слова тождезначительные… и узкий и тесный означают не что- либо разное, но слово тесный выражает высшую степень узкости, когда путь до того сужен, что иду­щему по нему надобно тесниться, то есть с обеих сторон жаться, потому что опасно всякое уклонение и в правую и в левую сторону, как на мосту, с кото­рого в какую сторону ни поверни, готова принять тебя текущая под ним вода… Посему кто предполо­жил войти в живот узким и тесным путем, тот дол­жен остерегаться всякого отступления и совращения от заповедей Господних, по писанному: не уклоняйся ни направо, ни налево: Втор. 17:11» (Василий Вели­кий. 5, 330).

Источник: Толковое Евангелие.

Лопухин А.П. (1852−1904)

Входите тесными вратами, потому что широки врата и пространен путь, ведущие в погибель, и многие идут ими

Буквально: входите через тесные врата, потому что гладок и широк путь, ведущий в погибель, и много таких, которые входят через него. Прежде всего заметим, что речь с 13 до 27 ст. считается эпилогом нагорной проповеди. Когда сравнивают ее с десятословием, то говорят, что это последнее имеет “пролог:” — “Я, Господь Бог твой, Который вывел тебя из земли Египетской” (Исх. 20:2). В нагорной проповеди наоборот. Вместо пролога в ней — эпилог. Он состоит из отдельных заключительных увещаний и предостережений. В 13, 14 содержится увещание к серьезному исканию правильного пути, в 15−23 предостережение против таких худых руководителей на пути, которые имеют личину праведности, но отрицают ее сущность; в 24−27 заключительное увещание — укреплять веру делами. Вообще же здесь выставляются особенно сильно опасности лицемерия и дается предостережение против лицемерных учителей в нашей внутренней жизни.

В начале речи содержится приглашение входить тесными вратами. Сначала врата, а потом путь. Если бы было наоборот, то такое представление дела, по мысли Мейера и других ученых, было бы аскетическим: т.е. прежде, чем вступить во врата, требуется долгий путь для того, чтобы достигнуть надлежащей цели, за которой наступает вечная жизнь. Совсем другая мысль Христа: сначала врата узкие, через которые можно входить в жизнь, а потом уже путь. Чтобы войти в эти врата, нужно, очевидно, принять предложенное Христом учение о том, как вести себя по отношению к нашим ближним и по отношению к Богу. Многое, что было предложено Христом, казалось трудным для исполнения; но потом может оказаться, что предложенные Им заповеди отличаются легкостью. Ударение делается на выбор узких врат, а не на требовании входить в них. Через узкие врата нужно входить, потому что широкие врата и вместительный и широкий путь только тот, через который многие входят для погибели. Разумеется, под узкими вратами не следует разуметь одной, только что изложенной, заповеди — не делать другим того, чего мы не желаем себе, как некоторые толковали это место.

Относительно второго ή πύλη нужно сказать, что оно опущено в некоторых кодексах и многими отцами. Подлинность его вообще сомнительна. Тишендорф помещает его в скобках. Слово это было, вероятно, вставлено переписчиками, “чтобы пополнить параллелизм”. Существование этого слова не подлежало бы сомнению, если бы в греческом вместо ή άπάγουσα стояло множественное, а вместо “через него” — “через них”, как неправильно в русском переводе (“ведущие,” “ими”).

Источник: Толковая Библия.

Троицкие листки

Входите тесными вратами, потому что широки врата и пространен путь, ведущие в погибель, и многие идут ими

Несмотря, однако же, на то, что добродетель так сродна и близка сердцу человеческому, она все же не обходится без скорбей и искушений, которые кажутся невыносимыми для греховной природы нашей, почему Господь и говорит: Входите тесными вратами. «Узкими вратами, — толкует блаженный Феофилакт, — Господь называет искушения, как произвольные, например, пост, бдение, вольную нищету и другие, так и непроизвольные, каковы — узы, гонения, лишения имения, славы, детей, болезни, раны и прочее, что Иов, и не хотя, потерпел. Как человек тучный или с большой ношей не может пройти узким местом, так и сластолюбивый или богатый идут широким путем». От этого широкого пути и предостерегает нас Господь, говоря: потому что широки врата и пространен путь жизни греховной, это пути, ведущие в погибель, в рабство гибельным страстям и в вечную погибель, и многие идут ими! Многие живут беззаботно, ни в чем себя не стесняют, грешат на каждом шагу и, обманывая свою дремлющую совесть, говорят: «Не мы одни — все так живут. » Жалкое оправдание! И люди, жившие до потопа, могли бы также себя оправдывать, и они все грешили, кроме семейства праведного Ноя, — все грешили, но все же и погибли в водах потопа! И содомляне тоже все грешили, кроме Лота, и все истреблены огнем небесным! Вот, то и страшно, что чем больше среди нас нераскаянных грешников, тем ближе к нам казнь Божия; и если Господь щадит нас, то, конечно, потому, что есть еще среди нас немногие, Ему единому ведомые праведники, ради которых милосердие Божие милует и грешников. Но мало их, этих избранников благодати Божией; грехолюбие наше толкает нас на широкий путь греха и погибели.

Жизнь христианина – это путь в Царство Небесное

«Иисус отвечал: Царство Моё не от мира сего;» (Ин. 18: 36).

Земная жизнь – это путь для каждого человека, приходящего в мир. Этот путь имеет начальную точку – рождение и конечную точку – смерть. Только у каждого человека путь свой. Евангелие говорит нам о двух путях: широкий и узкий, и каждый человек имеет свободу выбора пути. «Входите тесными вратами, потому что широки врата и пространен путь, ведущие в погибель, и многие идут ими; потому что тесны врата и узок путь, ведущие в жизнь, и немногие находят их.» (Мф. 7: 13-14). Узкий путь, ведущий в жизнь – это путь, указанный Христом, он требует несение креста, самоотречения, но зато приводит он в жизнь вечную. «Тогда Иисус сказал ученикам Своим: если кто хочет идти за Мною, отвергнись себя, и возьми крест свой, и следуй за Мною» (Мф. 16: 24). Быть может этот путь кому-то может показаться сложнее, но он ведёт наверх, к жизни вечной, ведь в гору всегда сложнее идти, чем с горы, человек совершенствует свои качества душевные, поднимаясь выше к совершенству любви. «Господи, кто обитает в жилищи Твоем? Или кто вселится во святую гору Твою? Ходяй непорочен и делаяй правду, глаголяй истину в сердце своем. Иже не ульсти языком своим и не сотвори искреннему своему зла, и поношения не прият на ближния своя. Уничижен eсть пред ним лукавнуяй, боящыя же ся Господа славит, кленыйся искреннему своему и не отметаяся. Сребра своего не даде в лихву и мзды на неповинных не прият. Творяй сия не подвижится во век.» (Псалом 14). Не все конечно готовы принять слово Божие и узкий путь. Кто-то, руководствующийся своим опытом и разумом, не принимает христианства, учения о воскресении, не желая отказываться от земных благ и удовольствий, но как говорится: «Всякая лягушка своё болото хвалит». Пословица. Господь же призывает нас к лучшему, потому что Божественное превышает человеческое: «потому что немудрое Божие премудрее человеков, и немощное Божие сильнее человеков.» (1-е Кор. 1: 25). И, безусловно, блага будущей жизни намного превосходят любые земные наслаждения: «Но, как написано: «не видел того глаз, не слышало ухо, и не приходило то на сердце человеку, что приготовил Бог любящим Его».» (1-е Кор. 2: 9). Тот, кто принял решение следовать этим путём, эту жизнь проживает, как путник, который готовится к будущей жизни, устремляя свои взоры к небесному, к духовному, куда он стремится. «От дней же Иоанна Крестителя доныне Царство Небесное силою берется, и употребляющие усилие восхищают его». (Мф. 11: 12). Спасение наше возможно только через Господа Иисуса Христа и веру в Него, а Его Царство не от этого мира, поэтому и устремляться следует туда, к миру Горнему. «Я есмь путь и истина и жизнь; никто не приходит к Отцу, как только через Меня.» (Ин. 14: 6). Царство нашего Господа не от мира сего, оно в мире Горнем, духовном, вечном, в отличие от этого мира временного. Поэтому и мыслить надо не плотски, а духовно, учиться так мыслить, так как мы хотим быть гражданами Небесного Царства. «Помышления плотские суть смерть, а помышления духовные — жизнь и мир, потому что плотские помышления суть вражда против Бога; ибо закону Божию не покоряются, да и не могут. Посему живущие по плоти Богу угодить не могут. Но вы не по плоти живёте, а по духу, если только Дух Божий живёт в вас. Если же кто Духа Христова не имеет, тот и не Его.» (Рим. 8: 6-9).

А так как для христианина жизнь – это путь в Царство Небесное, то на этом пути по этому миру земному не стоит привязываться ни к чему здесь на земле. Мы же не будем обустраивать гостиницу, в которой пребываем временно, так, как постоянное место жительство. Господь Иисус Христос с Его учениками ходили с проповедью Евангелия по городам и селениям: «Случилось, что, когда они были в пути, некто сказал Ему: Господи! я пойду за Тобою, куда бы Ты ни пошёл. Иисус сказал ему: лисицы имеют норы, и птицы небесные — гнезда; а Сын Человеческий не имеет, где приклонить голову.» (Лк. 9: 57-58). И когда Господь отправлял учеников на проповедь Евангелия, то Он им сказал: «И сказал им: ничего не берите на дорогу: ни посоха, ни сумы, ни хлеба, ни серебра, и не имейте по две одежды; и в какой дом войдете, там оставайтесь и оттуда отправляйтесь в путь.» (Лк. 9: 3-4). Всё равно рано или поздно, всё в этом мире пройдёт, здесь нет ничего вечного, вечно только то, что приобрела наша душа, какие дела она делала, добрые или злые, как она использовала, вверенные Богом ей таланты, какие плоды она приносила на земле, добрые или злые, какие качества она приобрела. «Выслушаем сущность всего: бойся Бога и заповеди Его соблюдай, потому что в этом все для человека; ибо всякое дело Бог приведет на суд, и все тайное, хорошо ли оно, или худо.» (Еккл. 12: 13-14). А поэтому стремление к земным, материальным ценностям может отвлечь душу от главного, от поиска Царствия Божия и правды его. «Ищите же прежде Царства Божия и правды Его, и это все приложится вам.» (Мф. 6: 33). Похоть плоти, похоть очей и гордость житейская, всё это опутывает человека узами греховными, не даёт подняться от земли на небо. «Итак, если вы воскресли со Христом, то ищите горнего, где Христос сидит одесную Бога; о горнем помышляйте, а не о земном. Ибо вы умерли, и жизнь ваша сокрыта со Христом в Боге. Когда же явится Христос, жизнь ваша, тогда и вы явитесь с Ним во славе.» (Кол. 3: 1-4). Условия могут быть самыми разными, но главное не внешние обстоятельства, а то, что внутри человека. Главное не привязываться сердцем к чему-то. «Не надейтесь на грабительство и не тщеславьтесь хищением; когда богатство умножается, не прилагайте к нему сердца. Однажды сказал Бог, и дважды слышал я это, что сила у Бога, и у Тебя, Господи, милость, ибо Ты воздаешь каждому по делам его.» (Псалом 61: 11-13). Например, многие стремятся к богатству, обустроить жизнь здесь на земле. В богатстве самом по себе нет ничего плохого. Но это стремление к богатству, к комфортной жизни, может быть препятствием к исканию Царства Божия, если человек будет больше времени посвящать этому, больше сил отдавать и ставить искание богатства целью своей жизни. «Никто не может служить двум господам: ибо или одного будет ненавидеть, а другого любить; или одному станет усердствовать, а о другом нерадеть. Не можете служить Богу и маммоне.» (Мф. 6: 24). Вот это искание богатства, мирских удовольствий, мирской славы являются дьявольскими сетями, в которые попадает человек и опутывается узами греховными, не может оторваться умом от земли, привязывается к земле. «Имея пропитание и одежду, будем довольны тем. А желающие обогащаться впадают в искушение и в сеть, и во многие безрассудные и вредные похоти, которые погружают людей в бедствие и пагубу, ибо корень всех зол есть сребролюбие, которому предавшись, некоторые уклонились от веры и сами себя подвергли многим скорбям» (1-е Тим. 6: 8-10). Недаром гордость, похоть, сребролюбие, чревоугодие, называют смертными грехами, потому что они убивают душу, отталкивая благодать Святого Духа, Которым всякая душа живится. А обойти эти сети может только человек смиренный и надеющийся не на себя, а на Господа, устремляющийся к Нему, ищущий не земного, а духовного. «Скажи мне, Господи, путь воньже пойду, яко к Тебе взях душу мою. Изми мя от враг моих, Господи, к Тебе прибегох. Научи мя творити волю Твою, яко Ты еси Бог мой. Дух Твой Благий наставит мя на землю праву.» (Псалом 142: 8-10). Апостолы, мученики были рады, что умирают за Христа, преподобные также были рады благодарны, следуя скорбным путём, умерщвляя свои страсти плотские. А смогли выдержать они эти испытания, потому что с ними был Господь, и они устремлялись к Нему в Царство Небесное, а не искали земного. «Аще бо и пойду посреде сени смертныя, не убоюся зла, яко Ты со мною еси, жезл Твой и палица Твоя, та мя утешиста.» (Псалом 22: 4). Они знали, что идут к лучшему миру, к Воскресению, к вечной жизни, к Царству Небесному, где нет ни болезни, ни плача, ни воздыхания. «Ибо для меня жизнь — Христос, и смерть — приобретение. Если же жизнь во плоти доставляет плод моему делу, то не знаю, что избрать. Влечет меня то и другое: имею желание разрешиться и быть со Христом, потому что это несравненно лучше; а оставаться во плоти нужнее для вас.» (Фил. 1: 21-24).

Когда человек пребывает постоянно в суете житейской, в заботах, то он забывает о главном, для чего живёт, а именно, чтобы подготовиться для жизни в Царстве Небесном. А нужно всегда помнить, что этот день может прийти внезапно, как и День Пришествия Христа, так и день нашей смерти, потому что мы не знаем ни дня, ни часа. «Смотрите же за собою, чтобы сердца ваши не отягчались объядением и пьянством и заботами житейскими, и чтобы день тот не постиг вас внезапно, ибо он, как сеть, найдет на всех живущих по всему лицу земному; итак, бодрствуйте на всякое время и молитесь, да сподобитесь избежать всех сих будущих бедствий и предстать пред Сына Человеческого.» (Лк. 21: 34-36). Христианину нужно пребывать в Богообщении, молитве, понимая, что мир лежит во зле, и отсюда надо спасаться, просить Бога о помиловании и спасении. Первые христиане жили в ожидании Господа Иисуса Христа, их ум был направлен к Нему, они мыслили о духовном, также и святые отцы, жили каждый день, как последний. Об ожидании Господа говорили Апостолы. «Наше же жительство — на небесах, откуда мы ожидаем и Спасителя, Господа нашего Иисуса Христа, Который уничиженное тело наше преобразит так, что оно будет сообразно славному телу Его, силою, которою Он действует и покоряет Себе всё.» (Фил. 3: 20-21). Нужно бодрствовать в делании заповедей, молитве, служении Богу и ближним. «Да будут чресла ваши препоясаны и светильники горящи. И вы будьте подобны людям, ожидающим возвращения господина своего с брака, дабы, когда придёт и постучит, тотчас отворить ему. Блаженны рабы те, которых господин, придя, найдёт бодрствующими; истинно говорю вам, он препояшется и посадит их, и, подходя, станет служить им.» (Лк. 12: 35-37). Нельзя откладывать покаяние, на потом, рассуждая, так: «сейчас поживу, потом покаюсь», этого времени может не быть, или человек потом может не успеть подготовиться для встречи с Господом. «Ибо сказано: «во время благоприятное Я услышал тебя и в день спасения помог тебе». Вот, теперь время благоприятное, вот, теперь день спасения.» (2-е Кор. 6: 2).

«Страсти ради нищих и воздыхания убогих ныне воскресну, глаголет Господь, положуся во спасение, не обинюся о нем.» (Псалом 11: 5).

«Да не смущается сердце ваше; веруйте в Бога, и в Меня веруйте. В доме Отца Моего обителей много. А если бы не так, Я сказал бы вам: «Я иду приготовить место вам. И когда пойду и приготовлю вам место, приду опять и возьму вас к Себе, чтобы и вы были, где Я». А куда Я иду, вы знаете, и путь знаете.» (Ин. 14: 1-4).

Книга 4. Поучение 62

I . В день преп. ныне прославляемого в церковных песнопениях и чтениях Харитона, достигшего Царствия Небесного узким путем сначала страдания за Иисуса Христа при императоре Аврелиане и затем делами любви к Богу и ближним и строгим подвижничеством в основанных им монастырях, уместно, братия мои возлюбленные, побеседовать с вами о том, почему путь в Царствие Небесное, указываемый Евангелием, должен быть тесным и узким, т. е. трудным и скорбным.

II . Путь в Царствие Небесное узок:

а) ибо он не дает прохода нашим страстям и нашим порокам.

Евангельский путь вам кажется слишком узким? Вы хотите его расширить? Каким образом? Всякий желает, чтобы дали волю любимым склонностям: один — его честолюбию, другой — его стяжательности, третий — его преступным привязанностям, четвертый — его злопамятству и злорадству, а все вместе — их тайному идолопоклонству. Ничто не раздражает вас более евангельского заявления, что самоотречение без оговорок есть единственное разумное служение Богу христианскому.

Попытаемся же расширить путь, и пусть исполнится ваше желание. Создадим нравственное учение вам по сердцу. Вы теперь им удовлетворены. Но кто поручится мне, что вы будете им удовлетворены и завтра? Кто скажет мне, что ваши страсти, все более и более выходящие из пределов и ничем не удовлетворяющиеся, не потребуют от Евангелия новых уступок? И если, именно, вы сумеете положить им предел, то кто уверит меня, что другие сумеют остановиться, подобно вам, и не приступят, во имя широты, к разрушению остальных преград, еще противостоящих их прихотям? Нет более узкости, — скажут хором все страсти и вожделения! Дайте нам широкий путь! Прочь религиозные предрассудки, эту пустую добросовестность боязливых душ и все эти цепи, слишком долго нас обременявшие! Для нас наслажденье, для нас настоящий час со всеми его радостями, для нас, — чтобы омочить наши запекшиеся губы, — чаша удовольствий, из которой счастливцы без нас уже утолили свою жажду! И в ужасном хаосе всех этих вожделений, без сомнения, останется победа на стороне самого дикого самолюбия, самого животного эгоизма. Вот последнее слово человеческой широты! Итак, остается выбирать или широкий путь порочных страстей, приводящий к аду, или узкую дорогу святости. вводящую в рай.

б) Сделаем еще шаг далее. Путь Евангелия узок потому, что он — путь смирения.

Я показал, что он не мог дать прохода нашим страстям и нашим порокам; теперь же я утверждаю, что он закрыт для гордости, даже честной и великодушной. Смиряться, искренно сознавать свое недостоинство перед Святым Богом, слагая с себя свои добродетели и заслуги, и, таким образом, принимать спасение, как дар, составляет единственно приличное для нас положение. Но как оно прискорбно для естественного человека! По этой-то именно причине Евангелие является слишком узким для современных людей. Насколько охотнее заплатили бы они за свое спасение самыми блестящими жертвами, если б это спасение было делом их рук, если б этим они могли умилостивить небо! Милость, т. е. совершенное прощение! Милость, без которой Евангелие было бы более непреклонным, чем закон синайский! Сколько возбуждает она сопротивления! И, между тем, это единственный путь, по которому существа падшие могут войти в общение со святым Богом. Итак, разве Бог сделал этот путь узким? Судите сами. Вот посреди ночи дом, объятый пламенем. Повсюду быстро разливается огонь. Раздаются крики тревоги, потому что там, внутри, находится спящий среди этого огня, который скоро его поглотит. Он пробуждается, он бросает вокруг себя испуганные взгляды. Перед ним один только выход остается свободным, правда узкий, но достаточный для бегства из опасности. Что же он делает? Жадной, лихорадочной рукой он схватывает все, что может схватить из своего имущества. Нагруженный своими вещами, сгибаясь под их тяжестью, он подходит к узкой двери, которая отказывается пропустить его. Ко мне! — кричит он. — На помощь! Дверь слишком узка. Бедный безумец! Брось там свои пожитки, которые будут стоить тебя жизни, освободись от того, что препятствует тебе бежать от опасности, и пожертвуй всем. Твое спасение может быть куплено только такою жертвою. Вы поняли меня, братия. Обрушивающийся дом — это наша жизнь; пожирающее его пламя — это суд святого Бога; открытая дверь — это прощение; а сокровища, готовые вас погубить — это те достоинства, добродетели, заслуги, который вы хотите сохранить во что бы то ни стало. Да, дверь к небу слишком узка для праведных собственной праведностью, и этим-то именно Евангелие и возбуждает в них такое отвращение и раздражение. О! Бред человеческой гордости есть нечто смущающее. В то время, когда мы слышим, что и самые святые люди, каких только знал мир, содрогаются при мысли о своем недостоинстве и взывают о милости; в то время, когда мы недоумеваем над смятением даже праведных душ, нам нужно сделать над собой некоторое усилие, чтобы представить следующее зрелище. Вот люди, добродетельная жизнь коих есть пред лицом Божиим целая ткань незримых проступков и неблагодарности; вот люди, имеющие, подобно вам и мне, в своей жизни скрытые страницы, которых они не желали бы дать прочесть ни одному человеческому взгляду. Предположим, что они отталкивают помилование, как нечто слишком для них унизительное, и негодуют на то, что им предлагают прощение. Они говорят о своих добродетелях, о своих добрых делах, не думая, что уже одна их гордость уничтожает всю заслугу их добрых дел пред вечным правосудием, соединяющимся с понятием о возмездии. Так идут они навстречу смерти, помышляя только о справедливости, и это пред лицом креста, предлагающего им милосердие и прощение. Они отходят требовать своего законного места в обществе святых, в этом беспорочном и неприступном свете, где живет Господь. Они идут и не знают, что единый взгляд праведного Судии, осветив страшным светом глубину их тайной жизни, был бы достаточен, чтобы их осудить. О! Будем благодарить Бога, братия, если Он рассеет наше ослепление и смутит нашу плотскую уверенность.

Итак, пока спасение нам открыто, примем его, как милость, и поспешим, как из пожара, к узкому пути, потому что он один ведет к жизни.

в) Наконец, мы утверждаем, что путь Евангелия узок потому, что он путь любви.

Мы знаем, что такая мысль может показаться странной. Мы не привыкли слышать, чтобы понятие узкости соединялось с понятием любви. Напротив, ничего не приходится слышать чаще в настоящее время, как рассуждения о религии любви, в которой должны отныне смириться все вероисповедания, разделявшие до сих пор людей. Говорят: ведь Бог есть любовь; что же, в сущности, за дело Ему до наших заблуждений и слабостей? Чем могут действия существ преходящих нарушать ясное спокойствие всемирного Существа? Откройте же заблудшим созданиям бесконечное Милосердие! Зачем смущать их преходящие радости? Зачем отравлять их удовольствия? Человек так слаб, а жизнь так коротка! Так говорят они, и даже на сомнительных своих страницах воспевают они любовь Божию. Да, из нечистых уст раздаются нечистые прославления любви Божией. Но ведь это святилище, куда без трепета они не должны были бы проникать, его святая святых ныне превратилось в проходное здание, где каждый дерзко хочет занять место и укрыть свои мысли, свое неверие, свои пороки, даже свое богохульство.

Знаете ли, что скрывается под этими мыслями? Кроме гнусного кощунства в них есть отвратительная смесь эгоизма и гордости. Бог есть любовь, — говорят они, — итак мы свободны, свободны мыслить, действовать и любить по-своему. Небо открыто нам всем! — Вот чего нельзя пропустить без опровержения.

Без сомнения, все христианство может быть сведено к одному понятию милосердия и любви. Но какая бездна между любовью, как ее понимает мир, и любовью, как ее излагает Евангелие! Да, любовь к Богу есть сама религия, но что такое эта любовь к Богу и самый Виновник всякого бытия и жизни? Это святой Бог, очи Которого слишком чисты, чтобы спокойно видеть зло, Бог, перед Которым даже ангелы закрывают свои лица. Это Бог ревнивый: Ему довлеет нераздельно царствовать над сердцами, чуждыми всякого кумира и всякого подобия. Следовательно, любовь, которую Он обращает к нам, свята и ревнива, как Он Сам. Таким образом и любовь, которую мы должны чувствовать к Нему, должна быть такова же. Она узка в том смысле, что она исключает все, что с нею несовместимо. Она ищет Бога: следовательно, она не может быть равнодушною ко всему, что касается Бога. Все, что оскорбляет Бога, оскорбляет и ее; всякое поношение Бога есть поношение ее самой. Христианская любовь влечет с собою явную ненависть ко всему, что ей противно, по прекрасному изречению псалмопевца: Все вы, любящие Вечного, ненавидите зло. Далекая от того, чтобы оправдывать равнодушие, любовь питает отвращение к равнодушно, и если пред лицом грешников она является бесконечным милосердием, то пред лицом греха она — непреклонная святость.

Что же? Вы думаете, что всесвятой Бог Евангелия Иисуса Христа требует от нас меньшего, чем то, чего люди требуют друг от друга? И кто, в самом деле, имеет право на наше сердце, если не Тот, Кто его создал? Из этих сокровищ глубокой нежности, из этих непреодолимых порывов, из этой горячей жажды сочувствия, из этой потребности восхищаться кем-то, поклоняться кому-то, из этой энергии человеческого сердца неужели мы ничего не принесем только Богу, вложившему все это в нас? Думаю, что вы и сами перестали бы веровать в такого бога, который у вас потребовал бы менее самоотречения, чем вашей жизни и вашего сердца. Тем именно узок путь Евангелия, что вступивший на него имеет отныне только одну цель: служение Богу в любви. Вот что вас пугает, о братия мои! Эта исключительная любовь вас отталкивает: посвятить свою жизнь Богу, все любить через Него и для Него, терять душу свою для Него, как говорит Евангелие — это слишком узкая дорога для сердца, влюбленного в самого себя. Между тем нужно выбирать: или широкий путь себялюбия, где спасают душу свою, чтобы потерять ее, или же узкий путь любви, на котором теряют душу свою для Бога, чтобы спасти ее.

III . Мы показали вам, братия, почему путь Евангелия узок. Ошибаюсь ли я, утверждая, что в то время, как я вам говорил, совесть ваша, соглашаясь со мною, тайно подтверждала мои доводы? Теперь мы заключим мое слово. Спросите у тех, кто пошел по узкому пути, спросите их: жалеют ли они о своих лишениях и жертвах; спросите их обо всех обольщениях плоти и гордости: стоят ли они неизмеримой радости души, примиренной с Богом, живущей в том, что истинно, уверенной в своем вечном счастье? Спросите у них о всех удовольствиях себялюбия: стоят ли они чистого веселия любви, которое начинается здесь, на земле, чтобы расцвести на небе в своей бесконечной полноте? Нет, Господи! Ты нас не обманываешь, Ты не поступаешь с нами, как мир. Мир обещает нам радость, но дает нам только горечь; Ты же обещаешь нам крест и даешь радость. Мир нам открывает широкую дорогу, но это — дорога безнадежных блужданий и обманов; Ты же открываешь нам узкий путь, но он верно ведет нас к небу. О! Дай нам всем, Господи, по молитвам преп. Харитона и др. праведников, пойти по этому пути, чтобы нам достигнуть той истинной жизни, в которой мы будем возрастать в познании, в святости и в любви. Аминь.

Читать еще:  Слово после Литургии в Марфо-Мариинской обители г. Москвы
Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector