0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Святитель Петр Московский, всея Руси чудотворец митрополит

Краткое житие святителя Петра, митрополита Московского и всея Руси

Свя­той мит­ро­по­лит Петр ро­дил­ся на Во­лы­ни от бла­го­че­сти­вых ро­ди­те­лей. Две­на­дца­ти лет по­сту­пил в мо­на­стырь. До­стиг­нув свя­щен­ства, он по бла­го­сло­ве­нию сво­е­го на­став­ни­ка уда­лил­ся из мо­на­сты­ря и ос­но­вал оби­тель в уеди­нен­ном ме­сте на бе­ре­гу ре­ки Ра­ти. Здесь он так про­сла­вил­ся по­дви­га­ми бла­го­че­стия, что сде­лал­ся из­вест­ным всей Во­лы­ни. В 1308 го­ду пат­ри­арх Кон­стан­ти­но­поль­ский Афа­на­сий воз­вел св. Пет­ра на Рус­скую мит­ро­по­лию. Мно­го труд­но­стей ис­пы­тал пер­во­свя­ти­тель в го­ды управ­ле­ния. В стра­дав­шей под та­тар­ским игом Рус­ской Зем­ле утвер­ждал ис­тин­ную ве­ру, при­зы­вал враж­до­вав­ших кня­зей к ми­ро­лю­бию и един­ству.

В 1325 го­ду свт. Петр по прось­бе Иоан­на Ка­ли­ты пе­ре­нес мит­ро­по­ли­чью ка­фед­ру из Вла­ди­ми­ра в Моск­ву, что име­ло важ­ное зна­че­ние для всей Рус­ской Зем­ли. Свт. Петр про­ро­че­ски пред­ска­зал осво­бож­де­ние от та­тар­ско­го ига и бу­ду­щее воз­вы­ше­ние Моск­вы как цен­тра всей Рос­сии.

Свя­ти­тель Петр, мит­ро­по­лит Мос­ков­ский, скон­чал­ся 21 де­каб­ря 1326 го­да. (Све­де­ния о нем по­ме­ще­ны 21 де­каб­ря.) Пер­вое пе­ре­не­се­ние его мо­щей бы­ло 1 июля 1472 го­да, то­гда же уста­нов­ле­но празд­но­ва­ние. Вто­рое пе­ре­не­се­ние мо­щей свя­ти­те­ля Пет­ра бы­ло по­сле освя­ще­ния вновь по­стро­ен­но­го Успен­ско­го со­бо­ра, 24 ав­гу­ста 1479 го­да, а празд­но­ва­ние 1 июля бы­ло от­ме­не­но. Из­вест­но так­же празд­но­ва­ние про­яв­ле­ния мо­щей свя­ти­те­ля Пет­ра (4 ав­гу­ста) по слу­чаю яв­ле­ния су­пру­ге Иоан­на Гроз­но­го (1533–1584) ца­ри­це Ана­ста­сии (1547–1560). Свя­ти­тель Петр явил­ся ца­ри­це Ана­ста­сии и не раз­ре­шил ни­ко­му рас­кры­вать свой гроб. Он по­ве­лел за­пе­ча­тать гроб пе­ча­тью и уста­но­вить празд­ник.

От свя­ти­те­ля Пет­ра со­хра­ни­лось три по­сла­ния. Пер­вое – к свя­щен­ни­кам с уве­ща­ни­ем до­стой­но про­хо­дить пас­тыр­ское слу­же­ние, усерд­но па­сти ду­хов­ных чад. Оно за­кан­чи­ва­ет­ся из­ло­же­ни­ем цер­ков­но­го за­ко­но­по­ло­же­ния о вдо­вых свя­щен­ни­ках: с це­лью ограж­де­ния их от на­ре­ка­ния и со­блаз­нов им пред­ла­га­лось по­се­лять­ся в мо­на­сты­рях, а де­ти долж­ны бы­ли опре­де­лять­ся на вос­пи­та­ние и обу­че­ние в мо­на­стыр­ские шко­лы. Во вто­ром по­сла­нии свя­ти­тель при­зы­ва­ет свя­щен­ни­ков быть ис­тин­ны­ми пас­ты­ря­ми, а не на­ем­ни­ка­ми, за­бо­тить­ся об укра­ше­нии се­бя хри­сти­ан­ски­ми и пас­тыр­ски­ми доб­ро­де­те­ля­ми. В тре­тьем по­сла­нии свя­ти­тель Петр сно­ва да­ет на­став­ле­ния свя­щен­ни­кам об их пас­тыр­ских обя­зан­но­стях, а ми­рян уве­ща­ет ис­пол­нять за­по­ве­ди Хри­сто­вы.

Вы­да­ю­ща­я­ся цер­ков­но-го­судар­ствен­ная де­я­тель­ность свя­ти­те­ля Пет­ра уже совре­мен­ни­кам да­ва­ла ос­но­ва­ние срав­ни­вать его со свя­ти­те­ля­ми Ва­си­ли­ем Ве­ли­ким, Гри­го­ри­ем Бо­го­сло­вом и Иоан­ном Зла­то­устом. Глав­ный по­двиг свя­ти­те­ля Пет­ра – борь­ба за един­ство Рус­ско­го го­су­дар­ства и бла­го­сло­ве­ние Моск­вы как со­би­ра­тель­ни­цы Рус­ской зем­ли [1] .

Полное житие святителя Петра, митрополита Московского и всея Руси

Свя­ти­тель Петр, мит­ро­по­лит Мос­ков­ский, ро­дил­ся на Во­лы­ни от бла­го­че­сти­вых ро­ди­те­лей Фе­о­до­ра и Ев­прак­сии. Еще до рож­де­ния сы­на в сон­ном ви­де­нии Гос­подь от­крыл Ев­прак­сии бла­го­дат­ную пре­ды­з­бран­ность ее сы­на. В 12 лет юный Петр по­сту­пил в мо­на­стырь. К то­му вре­ме­ни он успеш­но изу­чил книж­ные на­у­ки и с осо­бой рев­но­стью стал ис­пол­нять мо­на­стыр­ские по­слу­ша­ния. Мно­го вре­ме­ни уде­лял бу­ду­щий свя­ти­тель вни­ма­тель­но­му изу­че­нию Свя­щен­но­го Пи­са­ния и обу­чил­ся ико­но­пи­са­нию. Ико­ны, на­пи­сан­ные ино­ком Пет­ром, раз­да­ва­лись бра­тии и по­се­щав­шим мо­на­стырь хри­сти­а­нам. За доб­ро­де­тель­ную по­движ­ни­че­скую жизнь игу­мен оби­те­ли ру­ко­по­ло­жил ино­ка Пет­ра в сан иеро­мо­на­ха. По­сле мно­го­лет­них по­дви­гов в мо­на­сты­ре иеро­мо­нах Петр, ис­про­сив бла­го­сло­ве­ние игу­ме­на, оста­вил оби­тель в по­ис­ках уеди­нен­но­го ме­ста. На ре­ке Рате он по­ста­вил кел­лию и стал под­ви­зать­ся в без­мол­вии. Впо­след­ствии на ме­сте по­дви­гов об­ра­зо­вал­ся мо­на­стырь, на­зван­ный Но­во­двор­ским. Для при­хо­див­ших ино­ков был вы­стро­ен храм во Имя Спа­са. Из­бран­ный игу­ме­ном, свя­той Петр крот­ко на­став­лял ду­хов­ных чад, ни­ко­гда не гне­вал­ся на про­ви­нив­ше­го­ся ино­ка, сло­вом и при­ме­ром по­учал бра­тию. О доб­ро­де­тель­ном игу­мене-по­движ­ни­ке ста­ло из­вест­но да­ле­ко за пре­де­ла­ми оби­те­ли. Неред­ко в мо­на­стырь при­хо­дил Га­лиц­кий князь Юрий Льво­вич, чтобы услы­шать ду­хов­ные на­став­ле­ния свя­то­го по­движ­ни­ка.

Од­на­жды оби­тель по­се­тил Вла­ди­мир­ский мит­ро­по­лит Мак­сим, об­хо­див­ший Рус­скую зем­лю со сло­вом по­уче­ния и на­зи­да­ния. При­ни­мая свя­ти­тель­ское бла­го­сло­ве­ние, игу­мен Петр при­нес в дар на­пи­сан­ный им об­раз Успе­ния Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы, пе­ред ко­то­рым свя­ти­тель Мак­сим до кон­ца сво­ей жиз­ни мо­лил­ся о спа­се­нии вве­рен­ной ему Бо­гом Рус­ской зем­ли.

Ко­гда мит­ро­по­лит Мак­сим скон­чал­ся, Вла­ди­мир­ская ка­фед­ра неко­то­рое вре­мя оста­ва­лась неза­ня­той. Ве­ли­кий князь Вла­ди­мир­ский, а им был в это вре­мя свя­той Ми­ха­ил Твер­ской (па­мять 22 но­яб­ря), на­пра­вил к пат­ри­ар­ху Кон­стан­ти­но­поль­ско­му сво­е­го спо­движ­ни­ка и еди­но­мыш­лен­ни­ка игу­ме­на Ге­рон­тия с прось­бой о по­став­ле­нии его на Рус­скую мит­ро­по­лию.

По со­ве­ту Га­лиц­ко­го кня­зя Юрия игу­мен Петр так­же от­пра­вил­ся к Кон­стан­ти­но­поль­ско­му пат­ри­ар­ху для при­ня­тия свя­ти­тель­ской ка­фед­ры. Бог из­брал для окорм­ле­ния Рус­ской Церк­ви свя­то­го Пет­ра. Плыв­ше­му Чер­ным мо­рем Ге­рон­тию но­чью во вре­мя бу­ри яви­лась Бо­жия Ма­терь и ска­за­ла: «На­прас­но тру­дишь­ся, сан свя­ти­тель­ский не до­ста­нет­ся те­бе. Тот, кто на­пи­сал Ме­ня, Рат­ский игу­мен Петр, воз­ве­ден бу­дет на пре­стол Рус­ской мит­ро­по­лии». Сло­ва Бо­жи­ей Ма­те­ри в точ­но­сти ис­пол­ни­лись: пат­ри­арх Кон­стан­ти­но­поль­ский Афа­на­сий (1289–1293) с со­бо­ром воз­вел на Рус­скую мит­ро­по­лию свя­ти­те­ля Пет­ра, пе­ре­дав ему свя­ти­тель­ские об­ла­че­ния, жезл и ико­ну, при­ве­зен­ные Ге­рон­ти­ем. По воз­вра­ще­нии в Рос­сию в 1308 го­ду мит­ро­по­лит Петр в те­че­ние го­да пре­бы­вал в Ки­е­ве, а за­тем пе­ре­ехал во Вла­ди­мир.

Мно­го труд­но­стей ис­пы­тал пер­во­свя­ти­тель в пер­вые го­ды управ­ле­ния Рус­ской мит­ро­по­ли­ей. В стра­дав­шей под та­тар­ским игом Рус­ской зем­ле не бы­ло твер­до­го по­ряд­ка, и свя­ти­те­лю Пет­ру при­хо­ди­лось ча­сто ме­нять ме­ста сво­е­го пре­бы­ва­ния. В этот пе­ри­од осо­бен­но важ­ны бы­ли тру­ды и за­бо­ты свя­ти­те­ля об утвер­жде­нии в го­су­дар­стве ис­тин­ной ве­ры и нрав­ствен­но­сти. Во вре­мя по­сто­ян­ных объ­ез­дов епар­хий он неустан­но по­учал на­род и ду­хо­вен­ство о стро­гом хра­не­нии хри­сти­ан­ско­го бла­го­че­стия. Враж­до­вав­ших кня­зей он при­зы­вал к ми­ро­лю­бию и един­ству.

В 1312 го­ду свя­ти­тель со­вер­шил по­езд­ку в Ор­ду, где по­лу­чил от ха­на Уз­бе­ка гра­мо­ту, охра­няв­шую пра­ва рус­ско­го ду­хо­вен­ства.

В 1325 го­ду свя­ти­тель Петр по прось­бе ве­ли­ко­го кня­зя Иоан­на Да­ни­ло­ви­ча Ка­ли­ты (1328–1340) пе­ре­нес мит­ро­по­ли­чью ка­фед­ру из Вла­ди­ми­ра в Моск­ву. Это со­бы­тие име­ло важ­ное зна­че­ние для всей Рус­ской зем­ли. Свя­ти­тель Петр про­ро­че­ски пред­ска­зал осво­бож­де­ние от та­тар­ско­го ига и бу­ду­щее воз­вы­ше­ние Моск­вы как цен­тра всей Рос­сии.

По его бла­го­сло­ве­нию в Мос­ков­ском Крем­ле в ав­гу­сте 1326 го­да был за­ло­жен со­бор в честь Успе­ния Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы. Это бы­ло глу­бо­ко зна­ме­на­тель­ное бла­го­сло­ве­ние ве­ли­ко­го Пер­во­свя­ти­те­ля Рус­ской зем­ли. 21 де­каб­ря 1326 го­да свя­ти­тель Петр ото­шел к Бо­гу. Свя­тое те­ло пер­во­свя­ти­те­ля бы­ло по­гре­бе­но в Успен­ском со­бо­ре в ка­мен­ном гро­бу, ко­то­рый он сам при­го­то­вил. Мно­же­ство чу­дес со­вер­ши­лось по мо­лит­вам угод­ни­ка Бо­жия. Мно­гие ис­це­ле­ния со­вер­ша­лись тай­но, что сви­де­тель­ству­ет о глу­бо­ком сми­ре­нии свя­ти­те­ля да­же по­сле смер­ти. Глу­бо­кое по­чи­та­ние пер­во­свя­ти­те­ля Рус­ской Церк­ви со дня его пре­став­ле­ния утвер­жда­лось и рас­про­стра­ня­лось по всей Рус­ской зем­ле. Через 13 лет, в 1339 го­ду, при свя­ти­те­ле Фе­о­гно­сте, он был при­чтен к ли­ку свя­тых. У гро­ба свя­ти­те­ля кня­зья це­ло­ва­ли крест в знак вер­но­сти ве­ли­ко­му кня­зю Мос­ков­ско­му. Как осо­бо чти­мый по­кро­ви­тель Моск­вы свя­ти­тель при­зы­вал­ся в сви­де­те­ли при со­став­ле­нии го­судар­ствен­ных до­го­во­ров. Нов­го­род­цы, имев­шие пра­во из­би­рать се­бе вла­дык у Свя­той Со­фии, по­сле при­со­еди­не­ния к Москве при Иоанне III клят­вен­но обе­ща­ли ста­вить сво­их ар­хи­епи­ско­пов толь­ко у гро­ба свя­ти­те­ля Пет­ра чу­до­твор­ца. При гро­бе свя­ти­те­ля на­ре­ка­лись и из­би­ра­лись рус­ские пер­во­свя­ти­те­ли.

О нем по­сто­ян­но упо­ми­на­ют рус­ские ле­то­пи­си, ни од­но зна­чи­тель­ное го­судар­ствен­ное на­чи­на­ние не об­хо­ди­лось без мо­лит­вы у гро­ба свя­ти­те­ля Пет­ра. В 1472 и 1479 го­дах со­вер­ша­лось пе­ре­не­се­ние мо­щей свя­ти­те­ля Пет­ра. В па­мять этих со­бы­тий уста­нов­ле­ны празд­но­ва­ния 5 ок­тяб­ря и 24 ав­гу­ста.

Празд­но­ва­ние в один день в честь все­рос­сий­ских свя­ти­те­лей Пет­ра, Алек­сия и Ио­ны уста­нов­ле­но пат­ри­ар­хом Иовом 5 ок­тяб­ря 1596 го­да. Свя­ти­тель Филипп при­чис­лен к ним в 1875 го­ду по хо­да­тай­ству свя­ти­те­ля Ин­но­кен­тия, мит­ро­по­ли­та Мос­ков­ско­го (па­мять 31 мар­та и 23 сен­тяб­ря), а свя­ти­тель Ер­мо­ген – в 1913 го­ду.

Празд­нуя па­мять свя­ти­те­лей в один день, Цер­ковь воз­да­ет каж­до­му из них рав­ную честь как небес­ным по­кро­ви­те­лям го­ро­да Моск­вы и мо­лит­вен­ни­кам за на­ше Оте­че­ство.

Примечания

[1] О свя­ти­те­ле Пет­ре – «Жур­нал Мос­ков­ской Пат­ри­ар­хии», 1959, N 8, с. 54-59; 1966, N 9, с. 54-61; 1976, N 12, с. 61-66.

Чудеса и заступничество Петра митрополита московского. День памяти 3 января

Митрополит Петр в 12 лет поступил в монастырь, где изучал Священное писание, богословие и нес послушание на кухне. Кроме того, он писал иконы, которые раздавались паломникам. До наших дней сохранилась одна икона Богородицы, написанная митрополитом Петром. Позже он по благословению настоятеля удаляется в уединение и ставит келью на реке Ратс, где вскоре возник монастырь, игуменом которого братия единодушно избрала Петра.

Когда на Руси скончался митрополит Максим, несколько князей одновременно отправляют своих посланников в Царьград. Князь Владимирский посылает Геронтия, а князь галицкий уговаривает отправиться в путь игумена Петра. И вот, плывшему на корабле Геронтию во сне является Богородица и укоряет его «Напрасно трудишься, сан святительский не достанется тебе. Тот, кто написал Меня, Ратский игумен Петр, возведен будет на престол Русской митрополии» Слова Богородицы в точности сбылись.

Петр стал митрополитом Киевским всея Руси. Но Киев в это время был разорен, и уже митрополит Максим перенес митрополию во Владимир. А в 1325 году по просьбе князя московского Ивана Калиты, Петр переносит кафедру в Москву, где по его настоянию строится первый каменный храм в честь Успения Богородицы. Через год (в 1326 г) он отходит ко Господу. И был положен в этом Храме.

Митрополит Петр предсказал возвышение Москвы, и фактически переносом кафедры в Москву, сделал ее центром русских земель. Это воистину духовный основатель будущего московского Царства, небесный защитник и покровитель Москвы.

Примечателен такой случай, произошедший накануне куликовской битвы (1380г). Василий Капица и Семен Антонов, чьи имена сохранились в истории, видели такое видение: по полю на Москву движется огромное войско на колесницах и конях и пеших, бесчисленное и грозное. Вдруг ему навстречу выходит митрополит Петр с золотым жезлом и яростно идет на врагов со словами: «Вы зачем пришли губить мое стадо, которое Бог мне даровал охранять!» . И начинает орудовать жезлом как яростным орудием, чем обращает грозное войско в бегство. Враги разбегаются, кто-то тонет, другие падают раненые.

Читать еще:  Памяти Михаила Петровича Кобрина

О видении доложили князю Дмитрию Ивановичу, которые велел о нем молчать. А сам стал со слезами молится, прося помощи у святых перед грозной битвой.

Описано много случаев исцеления у мощей митрополита Московского Петра. Их собирали в отдельные книги. Есть там запись о исцелении от слепоты некой девицы шести лет, дочери слуги некоего богатого горожанина Владимира Ховрина. Девочка прозрела после того, как ее принесли и приложили к раке с мощами митрополита Петра. О чуде возвестили всем, вплоть до митрополита Филиппа, который велел бить в колокола и читать молебный канон святому и прославлять Бога.

О некоторых посмертных чудесах святителя Петра Московского

  • ЖАНРЫ 360
  • АВТОРЫ 277 324
  • КНИГИ 654 184
  • СЕРИИ 25 023
  • ПОЛЬЗОВАТЕЛИ 611 505

Со школьной скамьи знакомо нам это имя – Иван Калита. Но что можно сказать о человеке, носившем это имя и это прозвище? Первый московский правитель. Князь-скопидом, прозванный за прижимистость «денежным мешком». Хитроумный и беспринципный лицемер, сумевший войти в доверие к хану Золотой Орды и наводивший во имя своих личных интересов татар на русские города. Вот, кажется, и все.

Таков привычный образ Ивана Калиты. Но этот образ – не более чем миф, созданный на потребу простодушной любознательности. В источниках мы не найдем его безусловного подтверждения. Однако не найдем и полного его отрицания. Как это часто бывает, краткие исторические документы оставляют возможность для самых различных толкований. В таких случаях многое зависит от историка, от того, что он хочет увидеть, вглядываясь в туманное зеркало минувшего.

Как возникают исторические мифы? Иногда их создают «по заказу», с откровенно политическими целями. Диапазон таких политизированных мифов очень широк: от убогих изделий идеологического ширпотреба – до шедевров, созданных мастерами, искренне верившими в свое творение.

Но есть и другой путь создания мифов. С их помощью люди еще в глубокой древности начали объяснять мир. По мере развития науки мифы отступали, умирали, превращались в занятное чтение. Поэты использовали героев мифов как символы определенных чувств и качеств. И все же мифы как средство познания практически бессмертны. Перед человеком всегда будет лежать обширная область непознанного. Ее и заселяют неистребимые мифы. Приспосабливаясь к духу времени, они иногда облачаются в академические мантии. Но суть их все та же, что и в глубокой древности. Миф – это заплатка, прикрывающая прореху в наших познаниях.

Итак, миф всегда есть ответ на неразрешимую загадку. В основе мифа об Иване Калите также лежит тайна. Имя ей – Москва. Мы никогда не знали и, вероятно, никогда уже не узнаем, почему именно этому маленькому окраинному городу Владимиро-Суздальской земли довелось стать столицей Российского государства.

Первый русский историк Н. М. Карамзин высказался на сей счет вполне откровенно: «Сделалось чудо. Городок, едва известный до XIV века, возвысил главу и спас отечество» (80, 20) [Первая цифра в скобках означает номер издания в списке источников и литературы, помешенном в конце книги. Вторая цифра – номер страницы]. Древний летописец на этом и остановился бы, склоняя голову перед непостижимостью Божьего Промысла. Но Карамзин был человеком нового времени. Чудо как таковое его уже не устраивало. Он хотел найти ему рациональное объяснение. И потому он первым начал творить ученый миф о Калите.

Начитанный в источниках, Карамзин прежде всего определил князя Ивана теми словами, которые нашел для него один древнерусский автор – «Собиратель земли Русской». Однако этого было явно недостаточно для объяснения. Почему именно князь Иван стал этим «Собирателем»? В конце концов все русские князья того времени как могли собирали землю и власть, иначе говоря – гребли под себя.

Тогда Карамзин предложил дополнительные пояснения. Оказывается, Калита был «хитрый». Этой хитростью он «снискал особенную милость Узбека и, вместе с нею, достоинство великого князя». С помощью той же «хитрости» Иван «усыпил ласками» бдительность хана и убедил его, во-первых, не посылать более на Русь своих баскаков, но передать сбор дани русским князьям, а во-вторых – закрыть глаза на присоединение многих новых территорий к области великого княжения Владимирского.

Следуя заветам Калиты, его потомки постепенно «собрали Русь». В итоге могущество Москвы, позволившее ей в конце XV века обрести независимость от татар, есть «сила, воспитанная хитростью» (80, 21).

Другой классик отечественной историографии, С. М. Соловьев, в противоположность Карамзину был очень сдержан в характеристиках исторических деятелей вообще и Ивана Калиты в частности. Он лишь повторил найденное Карамзиным определение князя Ивана как «Собирателя земли Русской» и отметил вслед за летописью, что Калита «избавил Русскую землю от татей» (122, 234).

Некоторые новые мысли о Калите высказал Н. И. Костомаров в своем известном труде «Русская история в жизнеописаниях ее главнейших деятелей». Он отметил необычайно крепкую для князей того времени дружбу Юрия и Ивана Даниловичей, а о самом Калите сказал так: «Восемнадцать лет его правления были эпохою первого прочного усиления Москвы и ее возвышения над русскими землями» (87, 159). При этом Костомаров не удержался от повторения созданного Карамзиным стереотипа: Калита был «человек характера невоинственного, хотя и хитрый» (87, 166).

Знаменитый ученик Соловьева В. О. Ключевский был большим любителем исторических парадоксов. В сущности, вся история России представлялась им как длинная цепь больших и малых парадоксов, завораживающих слушателя или читателя, но не выводящих к маякам путеводных истин. Жертвой одного из малых парадоксов стали и московские князья. «Условия жизни, – говорил Ключевский, – нередко складываются так своенравно, что крупные люди размениваются на мелкие дела, подобно князю Андрею Боголюбскому, а людям некрупным приходится делать большие дела, подобно князьям московским» (83,50). Эта посылка о «людях некрупных» и предопределила его характеристику Калиты. По Ключевскому, все московские князья, начиная с Калиты, – хитрые прагматики, которые «усердно ухаживали за ханом и сделали его орудием своих замыслов» (83, 19).

Увлекшись созданием художественного образа московского князя, Ключевский утверждал, хотя и без всяких ссылок на источники, что в руках у Калиты были «обильные материальные средства», водились «свободные деньги» (83, 16). Логика задуманного Ключевским образа потребовала следующего суждения: богатый – значит скупой. Отсюда произошла известная характеристика Калиты как «князя-скопидома», надолго прилипшая к нашему герою. Историка не остановила даже полная противоположность нарисованного им образа прозвищу князя Ивана, указывавшему на его щедрость и доброту. Он лишь слегка прикрыл эту натяжку беглым замечанием: «Может быть, ироническому прозвищу, какое современники дали князю-скопидому, позднейшие поколения стали усвоять уже нравственное истолкование» (83, 25).

Итак, к созданному Карамзиным портрету льстеца и хитреца Ключевский добавил еще пару темных мазков – скопидомство и посредственность. Возникший в итоге малопривлекательный образ благодаря его художественной выразительности и психологической достоверности стал широко известен. Он был запечатлен в памяти нескольких поколений русских людей, обучавшихся по гимназическому учебнику истории Д. И. Иловайского. Здесь Калита – «собиратель Руси». Однако его моральные качества вызывают отвращение. «Необыкновенно расчетливый и осторожный, он пользовался всеми средствами к достижению главной цели, то есть возвышению Москвы за счет ее соседей». Московский князь «часто ездил в Орду с дарами и раболепно кланялся хану; он получал от хана помощь в борьбе с соперниками, и таким образом самих татар сделал орудием для усиления Москвы». Ко всем прежним порокам Калиты Иловайский прибавляет новый – жульничество. «Присвоив себе право собирать дань с удельных князей и доставлять ее в Орду, Калита искусно пользовался этим правом, чтобы увеличить свою собственную казну» (77, 71). Прозвище князя Ивана Иловайский решительно переводит как «мешок с деньгами».

Сознательно или бессознательно, но в этой исторической карикатуре на основателя Московского государства проявилось отношение либеральной русской интеллигенции к самому этому государству, точнее – к его историческому преемнику Российской империи. Неохотно признавая историческую необходимость этого государства, интеллигенция в то же время страстно ненавидела его атрибуты – самодержавную власть и бюрократический административный аппарат.

Развенчание и охуление Ивана Калиты в конце концов вызвало законный вопрос: да мог ли столь низменный человек исполнить столь великую историческую задачу, как основание Московского государства? Ответ напрашивался двоякий: либо он и не был основателем, либо созданный историками образ Калиты недостоверен. Первый ответ дал историк русского права В. И. Сергеевич. Он решительно отнял у Калиты последнее его достоинство «собирателя Руси» и назвал его «лишенным качеств государя и политика» (121, 65). Ко второму ответу пришел известный исследователь политической истории Руси А. Е. Пресняков. «Обзор фактических сведений о деятельности великого князя Ивана Даниловича, – писал он, – не дает оснований для его характеристики как князя-„скопидома“, представителя „удельной“ узости и замкнутости вотчинных интересов. Эта его характеристика, столь обычная в нашей исторической литературе, построена на впечатлении от его духовных грамот, которые, однако, касаются только московской отчины и ее семейно-вотчинных распорядков» (ПО, 159).

Ни одно городское событие в Москве не начиналось без молитвы покровителю города святителю Московскому Петру. А когда Москвой заключались политические договоры, то в них находили способ упомянуть его имя в качестве гаранта. День, когда память святителя Петра совершается, часто выпадает на День Города, вот и в этом году они совпадают с точностью до одного дня (Петра чествуют 6 сентября).

Читать еще:  Проповедь в Неделю 5-ю по Пасхе, о самаряныне

Митрополит Киевский и всея Руси Петр перенес кафедру в Москву и сделался первым митрополитом московским и всея Руси. Он основал Высоко-Петровский монастырь, где при нем в 1315–1317 годах был выстроен деревянный храм в честь апостолов Петра и Павла, на месте которого в 1514–1517 итальянским архитектором Алевизом Фрязиным был выстроен первый каменный храм за стенами Кремля. Постройка была сооружена на холме, поросшем лесом, а внизу у подножия протекала река Неглинка. Это и дало название — Высоко-Петровский монастырь. Чтобы Петр мог ходить туда из центра города, по повелению великого князя прорубили в лесу специальную улицу, которая при жизни Петра называлась Митрополитчей, а позднее — Петровкой (включала современные улицы Петровку и Моховую, а также Театральную площадь).

Храм (спустя несколько столетий) тоже стал Петровским, в честь своего основателя.

Москва стоит на семи холмах, и монастырь — на одном из них, а храм, как будто венчает вершину холма… Высота храма — 23 метра.

Итальянский архитектор сделал его в форме цветка с восемью лепестками. И это в то время, когда ничего подобного на Руси не было, а храмы строили в форме прямоугольника или креста. Современники решили, что новое веяние не приживется, однако по его примеру было построено немало подражаний. Четыре лепестка — большие, четыре — маленькие, и вместе образуют как бы два креста, символизирующих Путеводительную или Вифлеемскую звезду.

Богослужения в этом храме прервались в 1918 году и возобновились в 2002.

А в 2006 году там при скоплении людей случилось чудо. В понедельник в неделю накануне Рождества Иоанна Крестителя (судя по календарю это было 3 июля) там шла вечерняя служба. Молния ударила в купол, прошила его насквозь через бороду Спасителя на потолке, и ударила в надвратную часть деревянного иконостаса, однако загасилась в нем, оставив (словно напыленные металлом) следы, главным образом, на лике Иоанна Предтечи, но также и на лике Спасителя. Никто из людей в переполненном храме не пострадал, в том числе священник, стоявший перед иконостасом.

Ростовая икона святителя Петра находится в другом храме монастыря, Сергиевском.

В этом году отмечается 700-летие начала святительских трудов митрополита Петра в Москве и 700-летие основания им Высоко-Петровской обители. И по этому поводу совсем скоро, 6 сентября в 13 часов, из Успенского собора Московского Кремля по направлению к Высоко-Петровскому монастырю выдвинется патриарший крестный ход с чтимой монастырской иконой святителя Петра с частицей его святых мощей. Сбор участников — с полудня на ул. Моховой (от Б. Никитской и до Тверской). Собравшиеся там миряне присоединятся к патриаршему крестному ходу после его выхода из Никольской башни Кремля. Завершится крестный ход у стен обители молебным пением первому московскому святителю и чудотворцу. После молебна на Петровке начнут работу исторические реконструкции, ярмарки и концерты.

Однако икона Петра весит 120 кг. Для участия в крестном ходе потребуются еще киот (60 кг) и носилки (40 кг). Кто и как понесет эти 220 кг, не представляю. Но может сам Петр поможет несущим? С ним и при жизни были чудесные события. Даже митрополитом он стал не без чудес.

Преодолевая сопротивление Петра, того уговорили принять кафедру митрополита Галицкого. И почти в то же самое время владимирский князь уговорил некого игумена Геронтия принять кафедру митрополита Киевского. И вот они оба каждый на своем корабле плывут в Константинополь для совершения архиерейской хиротонии. А Петр был художником, рисовал иконы, из которых парочка даже дожила до нашего времени. Ну и на корабле Геронтия имелась одна из Богородичных икон кисти Петра (впоследствии названная Петровской). Икона была написана святителем еще в то время, когда он был игуменом на Волыни. Святой Петр поднес его в дар митрополиту Максиму, а последний привез его во Владимир, украсил золотом и драгоценными камнями и до конца жизни хранил в своей келье, молясь перед ним о соблюдении вверенной ему паствы. По кончине митрополита Максима, некий игумен Геронтий, возжелавший принять сан митрополита, забрал святительскую утварь, пастырский жезл и Петровскую икону Богоматери и отправился в Константинополь для получения сана. Многие русские люди, среди которых был и князь Юрий Галицкий, узнав о намерении игумена Геронтия, выразили свое недовольство. Между тем, по устроению Божию, плавание игумена Геронтия оказалось сложным. Поднялась сильная буря, и встречные ветры, подымая высокие волны, задерживали движение корабля. В бурную ночь игумену Геронтию явилась Пресвятая Богородица в том виде, как Она изображена на иконе свт. Петра, и строго сказала ему: «Напрасно ты трудишься, предпринимая столь дальний путь. Знай, на тебя не возложится святительский сан, который ты хотел восхитить. Но тот, кто написал Мое изображение, Петр, тот будет возведен на верховный престол митрополии Русской, и украсит его, и упасет людей своих, за которых Сын и Господь Мой Иисус пролил Кровь Свою; и так богоугодно пожив, в старости доброй с радостью отойдет к Владыке всех».

Игумен Геронтий рассказал бывшим с ним людям о своем видении и добавил, что они не получат желаемого. Но сразу поворачивать и плыть назад не хватало съестных припасов, и их корабль с большим трудностями всё же достиг константинопольской пристани. Явившись к патриарху Афанасию, Геронтий был принужден рассказать о своем видении. (Вероятно, Богородица посетила заранее и Патриарха, сообщив ему обстоятельства дела).

Святитель Петр прибыл в Константинополь раньше Геронтия. Патриарх забрал у неудачливого претендента святительские ризы и посох, а также написанную митрополитом Петром икону Богоматери, и, передавая все это законному святителю, сказал: «Прими святой Богородичный образ, который ты написал своими руками, ибо сего ради воздала тебе дар Сама Владычица, предсказав о тебе». Так в 1308 году Патриарх Константинопольский Афанасий возвел Петра на Русскую митрополию, а Галицкую кафедру упразднил.

Сейчас посох выглядит так. С ним могут служить либо патриарх, либо настоятель.

А Владимирский князь расстроился, что митрополитом стал не его протеже, и принял Петра холодно. Тот, скитаясь по городам, приехал в Москву, и сделал первый шаг по превращению ее в главный город Руси, а ныне духовный центр всего мира.

Главный колокол Высоко-Петровского монастыря также называется Петровским.

На следующей фотографии видно его зафиксированное ботало. Интересно, что это слово сохранилось только в церковном и тюремном жаргонах.

Монастырь красив, если глядеть с колокольни. Вот к примеру, Боголюбский храм.

Но вокруг город со всеми его странностями.

Виднеется статуя из Музея современного искусства.

Или какой-то вавилонский профиль строящегося здания в районе Маяковской площади.

А сама улица Петровка никогда не переименовывалась.

А про Петра Митрополита хочу сказать, что он был причислен к лику святых спустя всего лишь шесть месяцев после его смерти. Случай редчайший! Обычно так не торопятся.

В 1689 году (во время Хованщины), скрывавшийся от восставших стрельцов в Троицком монастыре Петр I молится о спасении и дает обет поставить в Москве храм во имя преподобного Сергия. А, выполняя его, строит два одинаковых храма. В Лавре один из них знаком мне как Трапезный Сергиевский храм (бывал в нем, как минимум трижды), а его московский брат-близнец — это Сергиевский храм петровской обители. Вы видели его на фотографии выше (с каменной лестницей). Побывав внутри, пытался вспомнить лаврский. Вроде бы получилось.

Но вот еще что важно. Сельским хозяйством, как в Оптиной пустыни, тут заниматься невозможно.

В период возрождения монашеской жизни встала задача найти такую форму общего делания, которая бы помогала развиваться обители, не мешая молитвенной практике. Таким общим для братии делом стали занятия наукой, журналистикой и образованием. Насельники монастыря преподают в Российском православном университете. Кроме того на базе монастыря издается общецерковный глянцевый журнал «Монастырский вестник», где прошлым летом выходил мой репортаж о посещении Николо-Угрешского монастыря. Между прочим, это моя первая публикация в православной прессе, и сразу на бумаге и за гонорар.

#святительПетр #деньСвятителяПетра #ПатриаршийКрестныйХод #КрестныйХод #ВысокоПетровскийМонастырь #700летВПМ #Москва #Петровка.

Житие митрополита Петра. В Сборнике житий и слов святых отцов

«Житие митрополита Петра», первого московского святого и первого московского митрополита, – одно из самых ранних произведений московской литературы, создано вскоре после его смерти (1326). Существуют две редакции Жития: краткая, составленная в первой половине 1327 года, и пространная, подготовленная митрополитом Киевским и всея Руси Киприаном в конце XIV века, при этом, каждая из них имеет свою разновидность (свой вариант) – извод.

Долгое время считалось, что автором первой редакции был ростовский епископ Прохор, так как в заголовках некоторых списков Жития упоминается его имя: «МЕСЯЦА ДЕКАБРЯ 21 ДЕНЬ. ПРЕСТАВЛЕНИЕ ПЕТРА МИТРОПОЛИТА ВСЕЯ РУСИ. А СЕ ЕМУ ЧТЕНИЕ, ТВОРЕНИЕ ПРОХОРА, ЕПИСКОПА РОСТОВЬСКАГО ОТЧЕ, БЛАГОСЛОВИ». Известный историк В.А. Кучкин, изучив 19 списков Жития, пришел к заключению, что автором старшего извода, написанного весной–летом 1327 года, был неизвестный московский книжник из ближайшего окружения князя Ивана Даниловича Калиты, митрополита и тысяцкого Протасия. Прохор же был автором следующего за Житием «Чтения на память митрополита Петра» с присоединенным к нему «Поучением Петра митрополита, егдаприпретверскаго епископа Андрея в соборе» ».1 В 1327 году во Владимире-на-Клязьме на церковном соборе, утвердившем местное московское почитание Петра, Прохор зачитал список чудес, происходивших у гроба Петра. «КНЯЗЬ ИВАН, НАПИСАВ ТА ЧЮДЕСА, И ПОСЛА В ГРАД ВЛАДИМЕРЬ КО СВЯТОМУ СОБОРУ, И ВЗЕМ СВИТОК, ПРЕПОДОБНЫЙ ЕПИСКОП ПРОХОР ВЗИДЕ НА АНБОЛ, И НАЧА ЧЕСТИ ЧЮДЕСА, БЫВШАА В ГРАДЕ МОСКВЕ ОТ ГРОБА СВЯТАГО ПЕТРА МИТРОПОЛИТА». Идея канонизации Петра принадлежала московскому князю, и Житие, повествуя о первом московском святом, одновременно возвеличивает и московского князя Ивана Калиту: «…МИЛОСТИВЫЙ ДО СВЯТЫХ ЦЕРКВЕЙ И ДО НИЩИХ, ГОРАЗД СВЯТЫМ КНИГАМ, ПОСЛУШАТЕЛЬ СВЯТЫХ УЧЕНИЙ». После 1348 года этот вариант был дополнен новыми записями о чудесах и частично переработан в связи с общерусской канонизацией московского митрополита в 1339 году на Константинопольском соборе.
Житие первой редакции, подчеркивая святость Петра, коротко рассказывает о его детстве и юности, о монастырской жизни и научении писать иконы. «И БЫСТЬ ИКОННИКЪ ЧЮДЕН, И ПРООБРАЗИ ПО САНУ ОБРАЗ ГОСПОДА НАШЕГО ИСУС ХРИСТА И СВЯТЫЯ БОГОРОДИЦА, И ПРОРОКЪ, И АПОСТОЛЪ, И МУЧЕНИКЪ, И СВЯТЫХ ОТЕЦЬ И ИНЫХ, КОГОЖДО ПО СЛИЧИЮ ОБРАЗА ИХ И ПО САНУ НАПИСУЯ». Подробнее повествуется о поставлении его в митрополиты и перенесении митрополии из Владимира в Москву, о совете князю Ивану Даниловичу построить храм в честь Богородицы и устроении в ней гроба для себя, о его смерти, погребении и посмертных чудесах. Старейший список первого извода относится к 1470-м годам, второго – к концу XV – началу XVI века.
В конце 1390-х годов, при великом князе Василии I Дмитриевиче (1371–1425), митрополитом Киевским и всея Руси Киприаном (ок. 1330 – 1406) на основе первоначального текста Жития была создана новая пространная редакция: «Месяца декабря в 21 день. Житие и жизнь и малое исповедание от чюдес иже во святых отца нашего Петра архиепископа Кыевскаго и всея Руси. Списано Киприаномь смереным митрополитомь Кыевьскымь и всея Руси». В ней Киприан развил и существенно дополнил краткую редакцию новыми подробностями и конкретными событиями, уделив много внимания самому себе. Так, например, он, вспоминая собственную историю поставления в митрополиты и свои приключения в Константинополе, сравнивает их с эпизодами из жизни Петра. В.О. Ключевский, считал киприановскую редакцию Жития первым образцом нового агиобиографического стиля в северной Руси.2 Киприан, рассказывая о первом московском святом, приводит его предсказание о будущем Москвы: «АЩЕ МЕНЕ, СЫНУ, ПОСЛУШАЕШИ И ХРАМЬ БОГОРОДИЦА ВОЗДВИГНЕШИ ВО СВОЕМЬ ГРАДЕ МОСКВЕ, И САМЬ ПРОСЛАВИШИСЯ ПАЧЕ ИНЕХ КНЯЗЕЙ, И СЫНОВЕ И ВНУЦЫ ТВОИ В РОДЫ И РОДЫ, И ГРАД СЕЙ СЛАВЕНЬ БУДЕТЬ ВО ВСЕХ ГРАДЕХ РУСКЫХ, И СВЯТИТЕЛИ ПОЖИВУТЬ В НЕМ, И ВЗЫДУТЬ «РУКЫ ЕГО НА ПЛЕЩА ВРАГ ЕГО», И ПРОСЛАВИТСЯ БОГ В НЕМ, ЕЩЕ ЖЕ И МОИ КОСТИ В НЕМЬ ПОЛОЖЕНИ БУДУТ». Этими словами автор подчеркивал могущество Москвы, ее верховенство среди остальных русских княжеств, политический авторитет великого князя Московского, которым покровительствовал общерусский святой Петр.

Читать еще:  Слово в день памяти схиигумена Саввы (Остапенко)

1. Кучкин В.А. «Сказание о смерти митрополита Петра» // Труды Отдела древнерусской литературы. М.; Л., 1962. Т. 18. С. 59–78.
2. Ключевский В.О. Древнерусские жития святых как исторический источник. М., 1871. С. 82–88.

В день памяти святителя Петра, митрополита Московского и всея России чудотворца

6 сентября, в день Перенесения мощей святителя Петра, митрополита Московского и главный престольный праздник Высоко-Петровского ставропигиального мужского монастыря столицы мы хотим вспомнить и о замечательном священнослужителе, имя которого неотъемлемо от истории возрождения Высоко-Петровской обители. Протоиерей Глеб Каледа – ученый с семнадцатилетним опытом тайного служения в домашней церкви, наследник традиций своих духовных учителей – российских новомучеников и исповедников веры, создатель и воспитатель удивительной семьи тружеников на церковной ниве – в священном сане, в монашестве и в миру… В 1990 году отец Глеб стал первым священником, начавшим служить во вновь открывшихся храмах Высоко-Петровской обители. Пастырь и ревностный апологет христианства, он обладал проповедническим даром, который во многом раскрылся именно в проповедях, обращенных к окормляемой им общине монастырского храма во имя преподобного Сергия Радонежского. Сегодня мы публикуем слово протоиерея Глеба о святителе Петре.

Мы мало знаем о наших святых, наших подвижниках. Между тем для нас этот день является днем нашего монастырского праздника, потому что наш монастырь освящен во имя святителя Петра и называется Петровским, Высоко-Петровским монастырем; высоким, – потому что он располагается на высокой тогда горе. Сейчас мы ее почти не замечаем. И тут рядом была деревня Высокая.

Петр родился в Галиции, где-то под Львовом, а может быть и в самом Львове. Отца его звали Федором, а мать, по народному преданию, – Марией. А в летописях и в житиях митрополита Петра (их несколько, и наиболее позднее принадлежит Киприану [9], а первое было составлено Прохором [10] сразу же после смерти Митрополита) имя родителей — Иаков и Евдокия. По-видимому, они приняли монашество и это уже их имена в монашестве.

Он рано начал заниматься грамотой и в двенадцать лет постригся в монахи, — в двенадцать лет! В монастыре он отличался трудолюбием, благоговением. Трудился, носил воду, колол и пилил дрова, но самое замечательное, что он проявил удивительный талант художника, писал иконы. Одна из древних икон изображает митрополита Петра, учащегося писать иконы.

Пробыв в монастыре некоторое время, он ушел в отшельничество и основал свою собственную обитель на реке Радзе, построив там церковь в честь Спасова Преображения. И к нему в скором времени потекли иноки для того, чтобы под его руководством восходить в дело иночества.

Интересно, что до сих пор существует Петров лес, где по преданию находилась первая келья митрополита Петра, Петрова долина и Петрова поляна.

И вот, когда в Галицию приезжал митрополит Киевский и всея Руси (это по титулу, а фактически он был уже Владимирский), Петр преподнес ему чудную икону Божией Матери, которая до сих пор известна как Петровская. Имеется несколько списков этой иконы, и один из списков находится в Третьяковской галерее.

Когда умер митрополит Московский, было два претендента на митрополичий престол. История сложилась таким образом, что Галицкий князь Олег, требовал себе самостоятельную митрополию, и ему была дана эта митрополия (там тоже умер митрополит), и церковь как бы разделилась. И вот, в один момент два князя выдвинули своих митрополитов. Один был выдвинут от Галиции — Петр, а Геронтий был выдвинут от Тверских земель. Петр поехал, как это было положено, в Константинополь, доплыл до Константинополя, а корабль, на котором плыл Геронтий, был гоним бурей, хотя в это же самое время плыл по морю и Петр, и Геронтий сбился с дороги и опоздал, — его корабль пришел позже. И ему был послан сон, что митрополичий престол займет тот, кто написал икону Божией Матери. А Геронтий, желая преподнести подарок патриарху Константинопольскому, взял икону Божией Матери, написанную Петром, потому что Максим [11] принес эту икону во Владимир, на север. Действительно, митрополитом был избран Петр, который стал митрополитом Киевским по званию и чину, объединив опять всю Русь, но свой престол, который его ближайшие предшественники, в том числе и Максим, держали во Владимире, он практически перенес в Москву.

Он очень много ездил по городам и весям, организовывал Соборы, собрания духовенства. По-видимому, ему принадлежит очень много различных писаний, потому что в списке литературы, которую рекомендовалось читать в последующие времена, творения Петра Московского указывались наряду с творениями преп. Иоанна Дамаскина, святителей Василия Великого, Григория Богослова и многих других предшествующих подвижников. А до нас дошло шесть посланий, которые посвящены благоустройству церковной жизни, и нравственные наставления для духовенства, монашествующих и мирян.

Петр умел прекращать распри, которые возникали в то время между удельными князьями, устанавливать мир и, в сущности говоря, в значительной степени его молитвами и его трудами и возвысилась Москва. Два города тогда претендовали на первенство. И вот, официально имея кафедру во Владимире, Петр избрал местом своего упокоения не кафедральный город, а город Москву.

Незадолго до смерти, чувствуя ее приближение, он осенью заложил камень в основание Успенского собора, — осенью, а не весной следующего года, как это раньше предполагалось. И в ночь с 20 на 21 декабря по старому стилю он блаженно отошел ко Господу.

В летописях упоминается много чудес, связанных с митрополитом Петром как при его жизни, так и после, но в сознание современников и ближайших потомков он вошел как покровитель Москвы, — не только как митрополит Киевский (а таков был его титул), а, как его и сейчас его называют, митрополит Московский и всея Руси. Он перенес митрополичью кафедру в Москву, и москвичи особенно его почитают. И по существу первым общежительным монастырем в Москве был Петровский монастырь на горе Высокой, откуда он и получил свое название. Правда, первоначально он назывался Петропавловским, а потом уже, через некоторое время после канонизации митрополита Петра, стал Петровским. И центральный собор нашего монастыря, один из удивительных памятников древнейшей церковной архитектуры, — собор во имя святителя Петра. Мы надеемся, что в этом соборе мы еще будем праздновать день покровителя нашего монастыря и нашего града Москвы. И думается мне, что было бы, вероятно, очень полезно устраивать в нашем монастыре Петровские чтения, вспоминая жизнь митрополита Петра, его мастерство иконописца, его поучения и тех его преемников на Московской кафедре, которые трудились вслед за ним, и особенно тех людей, которые трудились в нашем славном монастыре. Основание общежительного монастыря здесь было заложено учеником преп. Сергия Радонежского Иоанном, почему наш монастырь тесно связан и с преп. Сергием, почему самый большой собор в нашем монастыре освящен во имя преп. Сергия Радонежского, а мы каждый понедельник читаем акафист Преподобному. Нам, вероятно, надо будет ввести особое молебствие святителю Петру, Митрополиту Московскому и Киевскому, и всея России чудотворцу.

[1] Свт. Киприан, митрополит Московский и всея Руси, чудотворец († 1406). – Ред.

[2] Свт. Прохор (в схиме Трифон), епископ Ростовский († 1328), автор канона свт. Петру. – Ред.

[3] Митрополит Максим († 1305) — предшественник митрополита Петра на престоле Московских Митрополитов. – Ред.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector