0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Приход Успения Богородицы

Во имя Отца и Сына и Святого Духа!

Дорогие во Христе братья и сестры!

Как часто, проходя мимо нищих, больных, искалеченных людей, мы смотрим на них лишь со снисходительной жалостью и как бы свысока уделяем нещедрую милостыню. Мы проходим мимо, гордясь своим здоровьем и благополучием, и это слепое тщеславие не позволяет нам понять, что душа такого обездоленного пред очами Всевидящего Бога может оказаться несравненно прекраснее наших суетных душ.

Такое сияние духа скрывал под жалким рубищем иерихонский слепец, о котором повествуется в Евангелии. Этот человек был не только лишен радости видеть многоцветную красоту этого мира – он не имел ни средств к пропитанию, ни родных или благодетелей, которые взяли бы на себя заботу о нем. Облеченный в лохмотья, беспомощный слепец был вынужден сидеть перед воротами Иерихона и выпрашивать милостыню у прохожих. Но хотя он десятилетиями жил в беспросветном мраке, в душе его таился и разгорался свет. Несчастье не озлобило иерихонского слепца, а только обострило его духовную чуткость. Годами всматриваясь в свой внутренний мир, он обретал в нем веру и надежду. Красота творения Господня была ему недоступна, но все яснее чувствовал он в себе образ Божий и временами удостаивался созерцания «молниевидных блистаний Божией красоты», которых, как говорит святитель Василий Великий, «ни слово не может выразить, ни слух вместить». А обращая духовный свой взор вовне, он научался не замечать чужого равнодушия, но живой благодарностью отвечать на доброту людей, подававших ему милостыню. И Господь призрел на высокое его терпение, на кротость его светлого сердца.

В то время у всех на устах была молва о чудесах, явленных Учителем из Назарета. Часто праздные люди у ворот Иерихона толковали о деяниях Чудотворца, не замечая убогого слепца, который жадно вслушивался в такие разговоры. Но слепому нищему открывалась великая тайна, над разгадкой которой тщетно ломали головы досужие рассказчики. Эти люди видели голубое небо, зеленую траву, желтое солнце, пестрые краски базаров, но свет иного мира был незрим для них. А иерихонский слепец, созерцавший образ Божий в своей душе, был духовно зряч. Услышав о чудесах, явленных Назарянином, он сразу понял, что подобное может совершать лишь Тот, кого долгие века ждал народ, – Сын Давидов, Мессия, Спаситель мира.

В сердце иерихонского слепца вспыхнула надежда на то, что Сын Давидов, пришедший спасти всех, и его выведет из мрака, дарует ему зрение. И вот однажды, когда у ворот Иерихона послышался шум многолюдного шествия, слепой нищий спросил: «Что случилось?» – и услышал в ответ долгожданное: Иисус Назорей идет (Лк. 18, 37). Как же возликовал от этой вести иерихонский слепец! Всю силу скопленной за долгие годы веры, все пламя разгоревшейся от рассказов о чудесах Спасителя надежды вложил он в крик: Иисус, Сын Давидов! помилуй меня (Лк. 18, 38).

Фарисеям и законникам, также шедшим среди окружавшей Спасителя толпы, возглас иерихонского слепца показался кощунством. Сын Давидов, Сын Человеческий – так в древних пророчествах именовался Мессия, но фарисеи отказывались видеть Мессию в Пришельце из Назарета, потому что Он не облекался властью земного царя, не блистал богатством одежд и пышностью свиты, миловал кающихся грешников, но обличал лицемерных законников. Нет, совсем не таким представляли себе Мессию духовно слепые фарисеи, и вот они бросились к иерихонскому слепцу, чтобы заставить его замолчать, чтобы не слышать, как он называет Назарянина Сыном Давидовым.

Но перед духовным взором иерихонского слепца сиял Божественный свет! Его бранили, толкали, но он еще громче кричал: Сын Давидов! помилуй меня (Лк. 18, 39).

Господь остановился. Слепой нищий у городских ворот был одним из тех, кто был избран для того, чтобы на них явились дела Божии. Иисус Христос не стал испытывать веру иерихонского слепца, как поступал Он с другими людьми, молившими Его об исцелении. Грядущее исцеление заключалось уже в ликующей, не знающей сомнений мольбе слепца: Сын Давидов! помилуй меня. Душа этого человека уже обладала острейшим внутренним зрением, и для Спасителя не было ничего проще, чем снять пелену мрака и с телесных его очей: Прозри! вера твоя спасла тебя (Лк. 18, 42).

В этих словах Господа заключается не только избавление от земной скорби, но и дар высочайший – Вечная жизнь. И последующие поступки иерихонского слепца показали, что он был достоин такой несравненной милости Божией.

По-разному вели себя люди, которых исцелял Сын Человеческий. Кто-то, позабыв даже о долге благодарности, устремлялся к мирским наслаждениям. Кто-то под натиском завистливых фарисеев малодушно отрекался от своего Исцелителя. Кто-то, становясь центром общего внимания, начинал тщеславиться явленным над ним чудом, будто бы сам был чудотворцем. Но были и иные исцелившиеся – благодарные, стойкие в вере, отправлявшиеся по городам и селениям проповедовать чудеса Милосердного Иисуса Христа. Однако истинно благую часть, по-настоящему прямой путь избрал для себя прозревший иерихонский нищий.

Получив телесное зрение, этот праведник не стал оглядываться по сторонам, не потянулся к пестрым приманкам мира. Его прозревшие глаза искали одного – лицезреть Избавителя. Его зрячее сердце желало одного – не расставаться с Всемилостивым. В едином порыве совместил бывший слепец и благодарность, и готовность служить Сыну Божию: он… пошел за Ним, славя Бога; и весь народ, видя это, воздал хвалу Богу (Лк. 18, 43).

Как жестоко можно ошибиться, если судить о людях по внешности. Мы привыкли уважать тех, кто занимает солидное общественное положение, блистает знаниями и красноречием, чья одежда безупречна, а манеры безукоризненны. Иначе смотрим мы на людей простых и неотесанных, не говоря о нищих калеках – даже если мы делаем им добро, то в душе превозносимся над ними и тем впадаем в гордыню. Не так различает людей Всевидящий Господь. За внешней неотесанностью может скрываться великая душа, за косноязычием – разумение Божественной Истины, под заплатанной телогрейкой – святое сердце. Священное Писание говорит о том, что многие последние окажутся первыми в Горнем Иерусалиме. Христианин не должен и не смеет превозноситься ни над кем, ко всем людям без изъятия должен он относиться с уважением, почитать их выше себя, тем самым преклоняясь перед сокрытым в каждом святым образом Божиим. Иначе уподобимся мы лицемерным фарисеям, с презрением зажимавшим рот иерихонскому слепцу, в то время как он был свят, а они обречены геенне. Не снисходить должны мы к просящим нашей помощи, вымаливающим у нас милостыню, а сердечно благодарить их, ибо через их руки благоволит Всемогущий Бог принимать ничтожные наши дары, обещая за них великую награду.

Возлюбленные о Господе братья и сестры!

Совсем немного строк отводит Священное Писание повествованию об иерихонском слепце, а как глубока и поучительна эта история просветленной человеческой души, скрывавшейся под убогой оболочкой слепого нищего. Дай нам Бог сподобиться хотя бы толики того духовного зрения, каким обладал этот нищий богач, одетый в лохмотья избранник Господень.

Некоторые предаются праздным мечтаниям: вот если бы мы жили во времена Спасителя, видели бы Его Самого и Его чудеса, тогда бы мы конечно же оставили все мирские дела и последовали за Господом. Но так ли это, была бы польза таким самонадеянным мечтателям, окажись они и впрямь в толпе слушающих Сына Человеческого во время земного Его жития? По слову блаженного Августина, «нет никакой пользы видеть Господа телесными очами, когда слеп ум, когда вера – эта сила духовного зрения – не действует. Напротив, когда действует вера, отверзаются Небеса, становится зримым Сын одесную Отца, вездесущий по Божеству и все исполняющий, неизреченный».

На самом деле наше время гораздо благоприятнее для стремящихся к вере, чем годы земного странствования Сына Божия. Мы живем в мире, искупленном Пречистой Кровью Господней, просвещенном Светом Христовым, возрожденном Воскресением Спасителя. Для нас ничего не значит авторитет древних фарисеев, ничего не стоят их коварные домыслы и лукавые сомнения в Божественности Иисуса Христа, звучавшие в свое время весьма авторитетно. Нам нет нужды довольствоваться смутными слухами об учении Божественной Любви и сетовать на непонятность некоторых изречений Спасителя – у нас есть Богодухновенное Священное Предание и толкования Завета в творениях святых отцов и учителей Церкви. За двадцать веков христианства его истина засвидетельствована неисчислимыми чудесами и знамениями Господними, Пречистой Его Матери и святых Его, поток этих чудес не иссякает и ныне. Если, несмотря на очевидность двухтысячелетнего Откровения Христова, мы колеблемся в вере, – это опаснейший знак нашей духовной близорукости, если теряем веру – грозный признак нашей духовной слепоты.

Безверие, погружающее душу во мрак, несравненно страшнее затмевающей зрачки глаукомы. Ужасны не болезни обреченного тлению тела, а пороки предназначенной к бессмертию души. Будем же хранить бережнее, чем зеницу ока, залог душевного здоровья и Вечной жизни нашей – святую веру православную, и в любых страданиях будем почитать себя счастливыми, если нам удастся сберечь нетленное это сокровище. Да светит нам сквозь тьму лежащего во зле мира лучистый образ иерихонского слепца, который стремится вслед Сыну Божию с неустанным благодарением. Ибо мы знаем… что Сын Божий пришел и дал нам свет и разум, да познаем Бога истинного и да будем в истинном Сыне Его Иисусе Христе. Сей есть истинный Бог и жизнь вечная (1 Ин. 5, 20). Аминь.

источник Официальный сайт Омской епархии и Омской митрополии Русской Православной Церкви

Проповедь об исцелении Иерихонского слепца

Во имя Отца и Сына и Святого Духа!

Слыша из года в год о множестве Евангельских чудес Спасителя, в которых Он исцелял людей от болезни или какого-либо недуга, изгонял бесов или воскрешал из мертвых, мы зачастую остаёмся в неведении того, как то или иное чудесное событие может относиться к нам самим. Зачем нам слушать об одном и том же событии, как, например, в сегодняшнем воскресном Евангельском чтении об исцелении слепого, каждый год? Ну, исцелил Христос этого слепого, мы уже давно об этом узнали. И что же дальше? Мы и без того верим во Христа как в вочеловечившегося Бога. Неужели у нас ещё больше окрепнет вера, если мы прослушаем этот рассказ ещё сотню раз? Сомнительно. Так для чего же всё-таки Церковь нам предлагает из года в год одни и те же Евангельские эпизоды?

Читать еще:  «Живите со Христом – и будете счастливы и благословенны»

Конечно же, не для того, чтобы мы их выучили наизусть, и не для того, чтобы мы в этих событиях видели лишь сам факт исцеления или исследовали его историческую объективность, как это делают протестанты, занимаясь раскопками. Евангелие для нас – это не только история, но, прежде всего, тайна нашего спасения, тайна единения нашей души с Богом. И этот слепой, исцелённый Спасителем, хоть и является для нас конкретной исторической личностью, но в то же самое время он – это и мы с вами сегодня. Ведь смысл чудесных исцелений, о которых мы регулярно слышим в Евангелии, намного глубже нашего привычного понимания этих событий, где нами, как правило, учитывается прежде всего внешний результат – само исцеление Христом того или иного телесного недуга. От чего мы вскоре теряем интерес к этим Евангельским событиям, так как не видим их связи с нашей духовной жизнью. Однако под телесным недугом в Евангельских рассказах может скрываться нечто более важное для нас – недуг человеческой души, который, в первую очередь, и пришёл исцелить Христос, а вместе с ним – и телесную болезнь, если это будет полезно для спасения человека. Проповедь иеромонаха Игнатия в 18-ю Неделю по Пятидесятнице

Какой же духовный смысл может быть скрыт в сегодняшнем Евангельском событии от нашего внешнего, или, лучше сказать, телесного его понимания? Исходя из этого, хочется привести слова свт. Григория Паламы из его бесед на Евангельские темы: «Посему и Исаия, как бы от лица Христа, – говорит святитель, – предсказал, что Он послан Отцем и Духом Его для того, чтобы “проповедати пленником отпущение, и слепым прозрение” (Ис. 61:1). Почему же Пророк не сказал, что Он послан даровать слепым прозрение, как в действительности это и было, но – послан проповедать слепым прозрение? – Потому, что Господь пришел на землю преимущественно не для того, чтобы отверзать телесные очи, но душевные глаза, которые, чрез Евангельскую проповедь, приобретают прозрение; следовательно, справедливо пророчество говорит, что Господь проповедывал слепым прозрение. Как Сам Господь, вот, увещевает нас искать духовные блага: «Делайте, – говоря, – не брашно гиблющее, но брашно пребывающее в живот вечный» (Ин. 6:27); обещает же присовокупить нам и телесные блага, если мы будем искать душеполезных: «Ищите, – говоря, – царствия Божия, и сия вся приложатся вам» (Лк. 12:31); так Он поступает и в отношении слепых. Потому что преклонив небеса и сошед на землю по человеколюбию, чтобы чрез Евангельскую проповедь отверсти очи нашей души и даровать нам духовное прозрение, Он присовокупил к сему и исцеление чувственно-незрячих очей. Посему имеется и большое сходство между тем и другим прозрением, я имею в виду – прозрением по телу и по душе».

Действительно, часто можно встретить в Евангельских словах Спасителя аналогию между чувственным и духовным зрением человека. Объясняя духовную способность человеческого ума видеть вещи невидимые, Господь прибегает к параллели с нашим чувственным зрением. Так, например, Он говорит в Евангелии следующее: «Светильник для тела есть око. Итак, если око твое будет чисто, то все тело твое будет светло; если же око твое будет худо, то все тело твое будет темно» (Мф. 6:22-23). Если наше чувственное зрение здорово, то мы будем способны следить и за своим телом, чтобы оно также было всегда чистым и здоровым. Если же наше зрение будет испорчено, то и тело наше будет недостаточно ухоженным. По аналогии с нашей душой эти слова имеют отношение и к чистоте и просвещённости нашего разума, нашего духовного ока, которое дано нам Богом как светильник, чтобы соблюдать душу чистой от демонских прилогов и страстей.

Но чтобы осознать человеку, что он обладает этим духовным оком, этим светильником, который, равно как и наше чувственное зрение, может находиться в состоянии повреждения и слепоты, ему также необходимо божественное просвещение. Это начало и первый этап духовной жизни христианина – познание самого себя, своей повреждённости грехом, осознание собственной духовной слепоты, из-за которой человек не видит бревна в собственном глазу, но зато издалека замечает сучок в глазу своего ближнего (Мф. 7:3).

Это этап познания собственной слепоты, которая не даёт человеку видеть, «как извнутрь, из сердца его, исходят злые помыслы, прелюбодеяния, любодеяния, убийства, кражи, лихоимство, злоба, коварство, непотребство, завистливое око, богохульство, гордость, безумство, – все это зло извнутрь исходит и оскверняет его» (Мк. 7:21-23). Это этап познания своей слепоты, которая самоуверенно говорит Христу в лице фарисеев: «… неужели и мы слепы?», – и получает от Него ответ: «… если бы вы были слепы, то не имели бы [на] [себе] греха; но так как вы говорите, что видите, то грех остается на вас» (Ин. 9:40-41). Это слепота гордого, повреждённого грехом человеческого разума, которая говорит о себе, что видит, но в то же самое время ничего не видит, как должно. «Потому говорю им притчами, – говорит Спаситель – потому что они видя не видят, и слыша не слышат, и не разумеют; и сбывается над ними пророчество Исаии, которое говорит: слухом услышите – и не уразумеете, и глазами смотреть будете – и не увидите, ибо огрубело сердце людей сих и ушами с трудом слышат, и глаза свои сомкнули, да не увидят глазами и не услышат ушами, и не уразумеют сердцем, и да не обратятся, чтобы Я исцелил их» (Мф. 13:13-15). О каком же ещё исцелении здесь говорит Господь, как не об исцелении человека от духовной или сердечной слепоты, ради которого Он прежде всего и воплотился. Чтобы нам при ярком сиянии любви Христовой не спотыкаться и не падать в мирские увлечения

Из-за повреждённости грехом в человеческой личности наблюдается столкновение и противоречие одних и тех же способностей к истинному познанию Бога и окружающего мира, общих по своему назначению, но разделённых по своей природе. У одной пары этих способностей природа материальная: это наши основные органы чувств – зрение и слух. У других же наших способностей, под тем же названием встречающихся в Священном Писании, природа иная – единая и духовная. Противоречие и столкновение этих материальных и духовных способностей в человеке состоит в том, что, имея своё отношение к одному и тому же человеку, данные ему во благо, ради единой общей цели спасения человека, они, тем не менее, могут играть различные роли в нашей земной жизни.

Как основной пример – наши чувственные зрение и слух, которые часто служат орудиями зла в нас в случае парализованного состояния наших духовных, высших способностей, этих связующих звеньев между человеком и Богом, выздоровление которых возможно в нас только при участии божественной благодати.

Рассуждая на эту тему, приходишь к выводу, что не было бы смысла исцелять Христу лишь телесные очи нашего слепца, оставив больными очи духовные. Иначе, открыв свои глаза для познания окружающего мира, он в скором времени по причине слепоты внутренней, оставшейся неисцелённой, ещё больше бы осквернил свою душу из-за царствующей в мире похоти очей, о которой упоминал Иоанн Богослов, сливаясь в своей греховной повреждённости со всей той массой зрячих людей, проживающих свою земную жизнь так, что «видя не видят» и «слыша не слышат».

«И сказал Иисус: на суд пришел Я в мир сей, чтобы невидящие видели, а видящие стали слепы» (Ин. 9:39). Последние слова Христа нам могут на первый взгляд показаться жестокими, но становятся вполне понятными, когда мы вспоминаем событие грехопадения первых людей. Тогда Адам и Ева отреклись от послушания своему Творцу и поверили обману змея и его хуле на Бога. «Но знает Бог, – говорит змей Еве, – что в день, в который вы вкусите их, откроются глаза ваши, и вы будете, как боги, знающие добро и зло» (Быт. 3:5). Эти однажды открывшиеся по сатанинскому обману наши глаза Господь и пришёл на землю закрыть, а взамен открыть нам другие, обновлённые и преображённые в Его человечестве, чтобы Его глазами мы смотрели на мир, через призму Его заповедей, а не наших меркантильных стремлений и житейских суждений, ставших когда-то плодом самообожения человека и его проклятием.

Не многие из людей в этом мире имеют телесную слепоту, но каждый из нас страдает слепотой духовной. И если подвиг слепого человека состоит прежде всего в том, чтобы нести безропотно эту немощь как видимый символ своей слепоты духовной, то зрячему человеку, подобному нам, нужно добровольно стать юродивым для этого мира и как бы незрячим в своём греховном разуме и понимании, чтобы соответствовать тем заповедям, о которых говорил Господь в Евангелии, а именно: «… не судите, и не будете судимы; не осуждайте, и не будете осуждены; прощайте, и прощены будете» (Лк. 6:37). «Посему не судите никак прежде времени, – говорит апостол Павел, – пока не придет Господь, Который и осветит скрытое во мраке и обнаружит сердечные намерения, и тогда каждому будет похвала от Бога» (1Кор. 4:5).

Многие могут сказать на это, что невозможно жить на земле и не судить. О чём же тогда разговаривать друг с другом? О чём думать? Чем заполнять своё сознание? Но если физическая слепота для человека тягостна и он её терпит и не ропщет, то почему же духовная слепота, если мы её в себе признаём, должна быть приятна для нас по своим ощущениям?

Глядя на пример слепца из сегодняшнего Евангельского отрывка, мы не должны терять надежды на исцеление нашей слепотствующей души, а наоборот, подражая ему в терпении, подобно ему страждущие, усиленно взывать в молитве ко Христу, которая вскоре остановит в нашем сознании мешающую толпу помыслов и удостоит нас со временем стоять перед Христом, ожидая, как и Иерихонский слепец, Его вопроса: «Чего ты хочешь от Меня. Господи! чтобы мне прозреть. Иисус сказал ему: прозри! вера твоя спасла тебя. И он тотчас прозрел и пошел за Ним, славя Бога; и весь народ, видя это, воздал хвалу Богу» (Лк. 18:41-43). Аминь.

Неделя 31-я по Пятидесятнице, об иерихонском слепце.

Читать еще:  Воздаяние, зеркало и посмертная жизнь

Слепец, иерихонские стены и слепота мира

Сегодня мы читали из Евангелия от Луки о том, как Господь подходил к Иерихону. Один слепой сидел у дороги, прося милостыни, и, услышав, что мимо него проходит народ, спросил: что это такое? – потому что шло довольно много народу, дело такое, не очень обычное – Ему сказали, что Иисус Назорей идет. Тогда он закричал: Иисус, Сын Давидов! Помилуй меня. Шедшие впереди заставляли его молчать; но он еще громче кричал: Сын Давидов! Помилуй меня (Лк. 18, 36-39). Почему они заставляли его молчать? Потому что он, хотя и человек слепой, но увидел нечто очень важное, что другие, зрячие, не видели. Очень часто в человеке, лишённом зрения, развиваются какие-то другие свойства, например, осязание или слух. Ещё слепой человек имеет время и возможность размышлять. Обычный человек размышлять не может, ему некогда, да и навыка нет, потому что та школа, которую проходит современный человек, размышлять не учит, вообще не учит думать. Она учит, как достать хорошую оценку. То есть современная школа учит исключительно имитации деятельности. Поэтому современный люди – неплохие имитаторы и совсем хорошие манипуляторы. То есть знают, как вот так делать, чтобы и не работать, а денег получить побольше и выглядеть получше, и вообще прослыть не дураком. И многие приходят к старинной русской пословице: помолчишь – за умного сойдёшь. Но тщеславие не даёт человеку молчать, поэтому он открывает рот и высказывает свою точку зрения. И тут же, как царь Пётр Алексеевич говорил, свою дурь-то и выказывет, поэтому, слава Богу, с помощью того, что человек говорит, можно всю дурь его моментально проследить.

Этому слепому надеяться было не на что. Слава Богу, в те времена не было никаких пенсий. Вообще пенсия – довольно вредная вещь, она способствует убийству детей: «А! Меня прокормят». Не шикарно, но на макарошки с кетчупом у меня будет. А что старичку надо? Чаёк. А кабы не было пенсии, он бы думал о детках. Один умрёт – второй прокормит, второй умрёт – третий прокормит, четвёртого, пятого на войне убьют – шестой прокормит. То есть огромная гарантия. А один ребёночек – что-то с ним случилось – и что? Вот и живу, и жду, грызусь с папой, с мамой, с женой – тоже, конечно, занятие. Но есть и пенсия, и денежки, которые можно скопить. Хотя денежки – это, конечно, ненадёжно. Сегодня одна женщина пришла: «Так и так, мне уж за восемьдесят, всё время все обманывают. ЖЭК обманывает, банк обманывает. Всё обманывают, говорят, что я проценты уже получила, а я не получала, Христом Богом клянусь!», я говорю: «Клясться нехорошо». А она всё время в печали находится. Почему? Был сынок, и нету. А было бы восемь, и забот бы никаких не было. Ну, может, какие-то и были бы, но жизнь была бы повеселей.

И вот, слепой размышлял. Размышления привели его к тому, что он понял, Кем является этот Иисус Назорей, за Которым все люди ходят толпой. Тоже непонятно, что они ходят, ведь Он неоднократно указывал на то, что Он и есть Мессия, Которого народ Израилев ждёт полторы тысячи лет. Но они так привыкли ждать, что это состояние ожидания для них стало естественным. А когда Он уже пришёл, они сделали вид, что вроде бы Его и не узнают: и не Он, и не Он. А слепому это открылось. И вот, этот слепой возопил, назвав Его Сыном Давидовым. А Сын Давидов – это как раз одно из имён Мессии, Спасителя Израиля. Они говорят: «Что ты, как ты можешь так говорить?». Почему? А им даже страшно было, что есть некий совершенно безобидный человек, который говорит, что это Мессия.

Как тут я смотрел телевизор, а диктор, какой-то ведущий спрашивает у народа, который собрался: «Ну что, будет война?». А все отвечают на прямо поставленный вопрос: «Мы войны не хотим, войну нельзя допустить!». Уже не допускали. Начиная со времён Владимира Святославича всё не допускали, а они всё были. Спрашивает, будет ли война, а они отвечают на другой вопрос. Почему? Да потому что знать не хотят. И потому, что хотят сказать, что не будет. Им говорят, что уже давно идёт, всё равно не понимают, не верят. Почему? Человек принимает сердцем только то, что ему приятно. Пока бомба на башку не упадёт, мужик не перекрестится, такое свойство падшего человеческого разума – не видеть очевидного. Вот слепой, не имея очей, понял очевидное. А другие, которые очи имели, это не увидели. Очень замечательный эпизод евангелист Лука рассказывает, из которого мы можем очень многое понять.

Иисус, остановившись, велел привести его к Себе: – потому что он там на краю дороги, а с двух сторон толпа идёт, а Господь в серёдке – и, когда тот подошел к Нему, спросил его: Чего ты хочешь от Меня? (Лк. 18, 40-41). Он обращается к нему как к Мессии, а Он как Спаситель отзывается. Остальным это не положено, потому что они не видят, что Он Мессия, а этот увидел, поэтому Он как Мессия может этому человеку дать, что тот хочет. Он сказал: Господи! Чтобы мне прозреть. Иисус сказал ему: прозри! Вера твоя спасла тебя (Лк. 18, 41-42). Потому что спасает вера. А что такое вера? Если кто забыл, напоминаю: вера – это способность видеть невидимое. И вот эта вера в нём и случилась. Поэтому и говорит ему Господь: «Иди, вера твоя спасла тебя!». И он тотчас прозрел и пошел за Ним (Лк. 18, 43). А за кем же ещё ему идти? Вера-то даётся для чего? Чтобы идти за Христом. А не для того, чтобы тебя в банке не обманывали, не для того, чтоб у тебя было всё хорошо, спаси и сохрани, чтоб тебе не болеть. Вера к этому совсем никакого отношения не имеет. Все святые угодники Божии болели, и очень многих убивали, и сейчас убивают в Сирии, и в нашей стране 70 лет назад христиан убивали их же соплеменники: раз веруешь, значит тебе конец, на первое время в лагерь сошлют лет на десять. Так что вот это обычная история, другой вообще не бывает с христианами. Если хочешь быть христианином, готовься. Не зарекайся от тюрьмы, от сумы, зарекаться-то нечего. Очень многие даже и не зарекались, а невинно у нас сидят ежегодно в стране 75 тысяч человек в среднем. Немало, целый средний городок. И их выпускают прямо из зала суда. Посидят годик в СИЗО, за это время у них имущество всё отберут, а потом отпускают на волю. И ещё благодари Бога, что не сел.

И он тотчас прозрел и пошел за Ним, славя Бога (Лк. 18, 43). Он понимал, что его исцелил Бог. Христос даже не говорил: «Исцеляю тебя как Мессия! Теперь больше глазками не болей, пойди умойся, всё хорошо». Нет, он говорит: «Иди, раз вера есть, спасение к тебе пришло». Во-первых, ты этого захотел, а во-вторых, обратился за помощью. К кому? К Иисусу Христу. Вот тебе.

Для чего евангелист Лука сохранил для нас в этих писаниях данный эпизод? Я вполне допускаю, что кто-то из нас, некоторые люди исполнились верой христианской, и что-нибудь хотят такого совсем неплохого – прозреть. Хотя на самом деле духовно он уже прозрел. Обратись к Иисусу Христу, как этот слепой, а Отец Небесный тебе подаст. Вот, собственно, и всё. Но веры-то нету. Поэтому и начинают: к одному пойду спрошу, к другому, к третьему, съезжу куда-нибудь, схожу, приложусь. Ну, может, у тебя от этого вера-то как-то и прибавится, тогда да, небесполезно. А если нет, то нет.

И весь народ, видя это, воздал хвалу Богу (Лк. 18, 43). Слава Богу, может быть, кто-то из этого народа, который окружал Христа, впоследствии стал христианином. Может такое быть, потому что на их глазах совершилось чудо самое настоящее, хотя не такое уж и редкое. Вообще, если так жить, приглядываясь, без суеты, то каждый день любой человек убедится, что с ним случаются чудеса.

Евангелист Лука чуть попозже, и мы тоже это нынче читали, говорит, что есть вещи, которые нас отвлекают от того, чтобы жизнь наблюдать, как этот слепой. Берегитесь, чтобы вас не ввели в заблуждение, ибо многие придут под именем Моим, говоря, что это Я; и это время близко: не ходите вслед их (Лк. 21, 8) – предупреждает нас Господь, евангелист Лука Его слова передаёт. Это очень важно, прям как будто бы для нас нынешних. Когда же услышите о войнах и смятениях, не ужасайтесь, ибо этому надлежит быть прежде; но не тотчас конец. Тогда сказал им: восстанет народ на народ, и царство на царство; будут большие землетрясения (Лк. 21, 9-11) – большие: по шесть, по семь, по восемь баллов. Всё это будет. Так что Господь Своих учеников предупредил, а и среди нас есть два-три человека тоже из Его учеников. Поэтому ни бояться, ни ужасаться, ни куда-то уезжать в Антарктиду, спасаясь, никакого смысла не имеет. А имеет смысл всю надежду возложить на Бога, как этот слепой или как те новые мученики Российские, которых мы ныне прославляем.

ДУШЕВНО СЛЕПЫЕ

В десятой главе Евангелия от Марка рассказывается история о том, как Иисус с учениками приходил в Иерихон. И когда выходил Он из Иерихона с учениками Своими и множеством народа, Вартимей, сын Тимеев, слепой сидел у дороги, прося милостыни.

Услышав, что это Иисус Назорей, он начал кричать и говорить:

– Иисус, Сын Давидов! помилуй меня. Многие заставляли его молчать; но он еще более стал кричать: Сын Давидов! помилуй меня.

Иисус остановился и велел его позвать. Зовут слепого и говорят ему: не бойся, вставай, зовет тебя.

Он сбросил с себя верхнюю одежду, встал и пришел к Иисусу. Отвечая ему, Иисус спросил: чего ты хочешь от Меня? Слепой сказал Ему: Учитель! чтобы мне прозреть.

Иисус сказал ему: иди, вера твоя спасла тебя. И он тотчас прозрел и пошел за Иисусом по дороге. Эту историю изобразил известный французский живописец Никола Пуссен.

Читать еще:  Возвращение к первой благодати

Гораздо страшнее слепоты физической – слепота душевная. Особенно, когда поводырем у душевнослепых служит слепец.

Нидерландским художником XVI века Питером Брейгелем Старшим в конце жизни была создана одна из самых знаменитых картин «Слепой, который ведет слепых». Брейгель находил в библейском содержании евангельской притчи нечто созвучное своему времени.

Так же, как святой Иоанн Кронштадтский, говоривший о душевнослепых нынешнего века.

– Возьмем себе ныне в учители иерихонского слепца. Слепец, узнав от проходящих о всемогущем Враче – Сыне Давидовом, Иисусе Христе, немедленно начал умолять Его об исцелении. И желание исцеления очей и молитва его об исцелении были так сильны, что он не обращал внимания на тех, которые заставляли его молчать, громче и громче взывая: Сын Давидов! помилуй меня. За то и получил от Господа бесценный дар зрения и пошел вслед за Ним, славя Бога.

Я сказал: возьмем слепца в учители себе. Все мы слепы душевно: ибо что ни грех, что ни страсть, что ни порок, то слепота у нас горькая, тяжелая слепота. Что же мы, подобно слепцу, не взываем громко и неотступно к Врачу душ наших, страстей наших, чтобы Он исцелил нас. Отчего мы не имеем такого же сильного желания исцелиться от душевной слепоты, как этот слепец. Отчего коснеем в своих страстях и пороках. Отчего ленимся молиться усердно Спасителю?

Думаем ли мы, что слепота душевная не так страшна, не так чувствительна, не так вредна для бессмертного духа нашего, как слепота телесная для тела и души вместе?

Нет, слепота душевная – бельмо страстей на сердечных очах наших – несравненно ужаснее слепоты телесной. Несравненно чувствительнее и несравненно вреднее для бессмертной души.

Потому что оставленная в пренебрежении слепота душевная может навеки погубить душу, лишить на всю вечность лицезрения Божия и сделаться источником невыразимых мучений вечных.

Как чистые сердцем Бога узрят, так нечистые, ослепленные страстями, не познавшие своей слепоты, греховности, нечистоты, непокаявшиеся нечестивцы, не узрят Бога. И услышат грозный глас:

– Да возмется нечестивый, да не видит славы Господни. А есть душевная слепота ужасная у многих. И кто совершенно чужд этой слепоты?

Например, не слепы ли те, которые считают ненужными для себя ни веру, ни Церковь, которые сами себя отсекают от общества церковного, отрекаются делами своими от обетов Крещения, данных ими Господу через восприемников? И не считают себя обязанными жить по правилам христианской веры и Церкви. Ибо не верят, что призваны к вечности!

О, как много ныне размножилось таких людей! Есть множество таких мудрецов века сего, которые считают вовсе бесполезным ходить в церковь и весьма полезным и нравоучительным посещать театр. Которые считают потребностью читать светские дневники или книги, в которых пишущие лукавство пишут (Ис. 10. 1).

Но не считают долгом взять в руки Евангелие, почитать его, чтобы узнать волю своего Спасителя. Проникнуться Его духом, оживить в душе Его обетования – о воскресении мертвых, о суде, о вечной жизни, о вечных муках.

Есть умники, которые знают много по разным наукам, но не знают, никогда не изучали самих себя и не учились науке удаляться от страстей, воюющих на душу, распинать плоть со страстями и похотями.

Есть приобретшие, накопившие великие богатства, но не научившиеся приобрести Христа.

Вот слепота! Слепота тем ужаснейшая, что одержимые ею не хотят и думать, что они слепы, а считают себя зрячими.

Дай Бог, чтобы эти братья и сестры наши познали свою слепоту. Ибо сердечные очи их подернуты страстями, как бельмами, которых сами они не в силах снять.

Они не видят опасности своего положения, своей духовной смерти. Надо, чтобы всем сердцем пожелали они исцеления, подобно иерихонскому слепцу. И, как он, неотступно просили Спасителя об исцелении.

О, если бы они стяжали живую веру во Христа Спасителя, как иерихонский слепец: они скоро бы получили бы от Господа прозрение души!

Есть и еще слепота души, тоже ужасная: слепота злобы. Злобный злится без всякого достаточного основания, да и какое основание может быть для злобы едва не на всякого, кто ему не угождает, или кто невольно задевает какую-либо его страсть. Он слеп, он не видит безобразия, гнусности своей страсти и мучит обыкновенно больше себя, чем других.

Есть еще слепота зависти. Слепота скупости, чревоугодия, пьянства, плотской нечистоты, ибо одержимые этими пороками не видят гнусности своих страстей и опасности своего положения, своей духовной смерти, ибо сердечные очи их страстями, как бельмами, подернуты, коих сами они не в силах снять. И мало ли этих бельм на грешной душе?

Блажен, кто познает свою слепоту и немедленно всем сердцем, неотступно будет умолять Спасителя об исцелении. И будет сокрушаться о прежних грехах своих и будет напрягать все силы к исправлению своему.

Господь призрит на его молитву, на его слезы, на его труды и исцелит его от душевной ужасной слепоты его и скажет: прозри.

Смотри, как гнусны были твои грехи, твои страсти, как безумны, нелепы, и впредь не обращайся к ним. И он, познав их безумие, уже не будет коснеть в них, но пойдет вслед Господа, по заповедям Его. Славя Бога, что Он благостно спас его от душевной слепоты и вечной погибели.

НОВОЕ НА САЙТЕ

Иерихон — это образ мира сего, лежащего во зле и во грехе; иерихонский слепой болен слепотой этого мира, именно от такой слепоты исцеляет Христос; иерихонский слепой громко просил Христа об исцелении, то есть вел себя неприлично с точки зрения этого мира; мир призывает нас не обращаться ко Христу; православная культура знает много способов абстрагироваться от христианства; от иерихонской слепоты может исцелить только Христос и только того, кто Его об этом просит; мы все страдаем этой слепотой, даже если кажемся зрячими.

Во имя Отца и Сына и Святого Духа!

Сегодня мы слышали в евангельском чтении рассказ о том, как Христос исцелил иерихонского слепого. Конечно, в Евангелии никакая деталь не является случайной, все является символическим и особенно значимым. Это относится и к тому, что слепой был иерихонский. Казалось бы, почему было просто не сказать, что был слепой, который просил об исцелении и который был исцелен? Но надо было уточнить, что он иерихонский, и в этом был особенный смысл.

И, действительно, мы знаем каков смысл Иерихона в Библии. Потому что, несмотря на то, что Иерихон — это был совершенно конкретный город со своей историей, где в то время — во времена Христа — жили иудеи, но это также город символический — первый город, который был взят после вторжения в землю обетованную стана израильского во главе с Иисусом Навином. Причем, он не просто был взят, а он был взят через седмократное обхождение вокруг, так что стены его сами пали.

Что это означает? Что Иерихон — город, населенный язычниками, от седмократного обхождения (которое означает семь тысяч лет — как толкуют Святые Отцы, это символическая продолжительность всей земной истории) падает, то есть Иерихон — это образ мира сего, лежащего во зле и в грехе, и стены его падают, когда кончается история.

И вот этот сегодняшний слепой из Иерихона, он болен слепотой этого мира. То есть, в символическом смысле, он является не только телесно слепым. Он, в буквальном смысле, был слепым, но для нас важно не столько это, сколько то, что он был слепым в том смысле, в котором слеп этот мир. А в мире этом, даже если кажется, что многие люди зрячи, и в медицинском смысле они и на самом деле зрячи, но, по сути, они все слепы.

И смысл здесь понятен — именно от такой слепоты исцеляет Христос. Потому что мы знаем, что многие христиане, и даже многие святые не были в телесном смысле излечены от слепоты, они так всю жизнь и прожили слепыми, потеряв зрение. Но они были более зрячими, чем многие из их зрячих современников.

То, что сегодняшний слепой был к этому готов, отчасти показывает и предыстория этого исцеления, которую мы тоже сегодня слышали. Потому что когда он просил, чтобы его исцелил Христос, то вокруг стояли люди (там была толпа народа), которые говорили ему: “Что ты утруждаешь учителя, перестань кричать!” То есть веди себя прилично, как сказали бы сегодня. А он себя вел, действительно, неприлично, тем, что требовал, чтобы Христос его исцелил. Но именно благодаря тому, что он вел себя неприлично с мирской точки зрения, он и получил исцеление.

Это еще раз нам показывает слепоту всякого мирского взгляда, потому что мир всячески нам говорит не обращаться ко Христу, чтобы не обращаться к Богу, чтобы жить своими обычными жизненными реалиями. А когда мы начинаем это делать, то получается, что мы выделяемся, мы начинаем вести себя неприлично, мы показываем, что нам “больше всех надо”, потому что никто не кричит, а мы кричим. Но без этого не может быть никакого спасения.

И, к сожалению, это не кончается и в Церкви Божией. Потому что, действительно, во всех странах, где существует многовековая православная культура, — это не только является добром (хотя это, конечно же, является добром), но это также является злом. Потому что православная культура содержит очень много способов абстрагироваться от христианства, обходить христианство и, внешне будучи христианами, жить совершенно не по-христиански. То есть не относиться всерьез к важнейшим аскетическим постановлениям, то есть жить просто житейским умом, здравым смыслом, — короче говоря, жить той самой иерихонской слепотой, от которой исцеляет Христос.

Конечно, исцеляет только Он, никто своими силами от нее исцелиться не может. Но исцеляет Он не всех подряд, а только тех, кто этого хочет, кто просит Его об этом, кто не смотрит, как ведут себя другие люди вокруг, даже если это православные христиане, а смотрит только на то, как надо, как показывают святые отцы и как учит Евангелие, потому что это одно и тоже — как показывают святые отцы и как учит Евангелие. И вот только тогда действительно можно говорить о христианстве, тогда Господь исцеляет нас от этой нашей иерихонской слепоты, которой все мы страдаем, даже если кажемся зрячими.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector