0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Будь камнем преткновения: о правилах поведения священника в Интернете

Будь камнем преткновения: о правилах поведения священника в Интернете

Года три назад у себя в блоге livejournal я попытался, изначально в шутливой форме, сформулировать правила поведения священника в Интернете. Определить, какие главные пункты этих «правил» должны присутствовать, если ты – не только регулярный посетитель, но и пишущий, участвующий в дискуссиях священник.

Шутка, в конце концов, превратилась в нормальную и, как мне кажется, насущную и злободневную тему, ставшей основой одного из круглых столов на недавно прошедшем в Донецке V Фестивале СМИ православных. В подготовке данного круглого стола с названием «Священник в Интернете и на экране» участвовали Глава Синодального информационно-просветительского отдела УПЦ протоиерей Георгий Коваленко, Глава информационно-просветительского отдела Волынской епархии протоиерей Валентин Марчук, Глава информационно-просветительского отдела Донецкой епархии протоиерей Георгий Гуляев и я, грешный.

Вот краткое изложение вступительного слова.

Будь собой

Одно из главных требований для священника в сети Интернет – будь собой, то есть имей одно «Я» и в храме, и дома, и в сети. Священник должен оставаться священником всегда.

Будь известным

За твоим Интернет-профилем и ником (если он есть) должно стоять четкое указание: где служишь, кем служишь, какую должность занимаешь, с конкретной привязкой к местности. Это обязательная необходимость вызвана тем, что для большинства из тех, кто впервые заходят на твои страницы, Церковь часто Terra Incognita. Таких посетителей, судя по журналам статистики, очень много.

Тяга к вере, к Христу, к Тому, Кто выше нашего земного понимания была, есть и будет. Никакое секулярное или атеистическое мировоззрение стремление к Богу не ликвидирует. Мы каждый день видим новые лица в храме, но для того, чтобы в него войти, нужно смелое решение.

В сети Интернет иначе. Здесь можно зайти невидимо, более того, вступить в дискуссию не с бабушкой у подсвечника или у свечной лавки, а напрямую со священником. Наши страницы и ресурсы от внимания неофитов не уходят. Они их интересуют. Даже те, кто относится к вере и Церкви предвзято, скептически и негативно, читают блоги и сайты священников

Если данный посетитель увидит, что священник скрывает свое местонахождение и свое имя, то потенциальным прихожанином наших храмов он не станет и эту вэб-страницу из закладок уберет. Своим инкогнито мы уходим от главной задачи священника в сети Интернет: нести то свидетельство веры и Истины.

Нужно быть умным

Понятно, что самые умные у нас Гугл, Яндекс и Википедия. Умность же священника определяется умением и смелостью сказать «не знаю» там, где ты действительно не знаешь, что сказать или как ответить. Это в полной мере касается и телевидения (особенно прямых эфиров). «Незнание и смущение» по этому поводу – не беда, а признание: «Я не знаю, но в следующей передаче об этом непременно расскажу», – всегда будет воспринято очень правильно. Не нужно бояться, чего-то не знать, а вот страшится общих слов, где ответ не ответ, а лишь рассуждение о вопросе, надо постоянно. Слишком часто за частоколом слов мы видим лишь уход от конкретного вопроса, а за велеречивыми рассуждениями с заумными словами и церковнославянизмами попытку скрыть собственную некомпетентность.

Будь сообразительным

Боишься отвечать за свои слова или опасаешься, что скажет по поводу твоих слов какая-то Марья Алексеевна, то лучше на экран и в сеть не выходить.

Священник в сети или на ТВ, с одной стороны, несет проповедь о Христе, а с другой, олицетворяет собой всю Церковь. Даже предваряя свои слова уже знаменитым предисловием имхо или imho, что является аббревиатурой английского выражения «по моему скромному мнению», нужно понимать, что твой глас проецируется на всю Церковь и ссылки на тебя будут, как на мнение Церкви, сколько бы раз ты не заявлял о своей сугубой индивидуальности.

Ни в коем разе священник не имеет права забывать давать ссылки, если он озвучивает официальную позицию, как и указывать того, кого цитируешь, перефразируешь и чьи мысли с выводами используешь. Конкретная ссылка и четкий, вовремя приведенный, однозначный факт всегда воспринимаются именно в твою пользу. Помните всегда, что всегда найдутся те, кто постараются поймать тебя на ошибке. И если все же поймали, уличили или указали, что вот тут, ты, батюшка, заговорился – признай ошибку, и этим добьешься большего уважения.

Реагировать на все события, которые сегодня нам мир предоставляет нескончаемой новостной лентой, не надо. Следить за основными перипетиями очередного дня можно, но научиться отделять духовное от светского, мирское от церковного обязательно надо. Иначе увязнем в суете, где не останется места даже короткой молитве.

Не лезь в политику

Очень часто нас пытаются привлечь к решению или определению «общего мнения» в вопросах, с которыми мы никак не связаны. Это, прежде всего, касается вопросов политики, политических партий и пристрастий.

У нас в Украине скоро вновь выборы (впрочем, это уже привычное состояние украинского общества). Естественно, использовать потенциал верующих, как многочисленного электората, будут стараться любыми способами. В телепрограммах и в блогах вопрос: «А ты за кого батюшка?» — уже становится «дежурным».

Здесь я поддерживаюсь позиции, которую высказал еще в апреле 2008 года наш Предстоятель и которую поддержал Синод УПЦ: «Подчеркиваю, что наша Церковь вне политики. Она объединяет людей с разными политическими вкусами. Единственное, чего она требует, это чтобы различные политические взгляды не мешали общению во Христе, не нарушали церковного мира. На собственном опыте мы имели возможность убедиться, что попытки внедрения той или иной мирской идеологии в церковную среду неизбежно приводили к расколу. Прошу членов этого освященного Собора в своих епархиях объяснять народу о вреде политизации церковной жизни, а также своевременно останавливать тех, кто пытается внести в Церковь смуту на основе политических спекуляций».

Священник, однозначно, не имеет права заниматься какой-либо политической деятельностью. Свое мнение высказать можно, но оно не должно иметь агитационного пафоса и агитационной составляющей. Ни в коем разе. Особенно если это происходит на тех информационных площадках, где тебя видят или читают многие. И многие.

Умей спокойно уйти

Священника не должно быть там, где царствуют унижения и оскорбления оппонентов. Не место священнослужителя и там, где позволяется мат и скабрезности, где присутствуют оскорбления. Нужно просто уходить с данных ресурсов, а не пытаться вразумлять. Самое лучшее вразумление – твое личное поведение в сети.

В первые годы моего присутствия в Интернете, а было это десять лет назад, в блог заходило много тех, кто пытался тебя разозлить. Реагировать на данных троллей и провокаторов не надобно. Будешь спокойным, выдержанным и непеременчивым в своей позиции, они сами уйдут. Знаю многих священников, регулярно пишущих в сети, которые изначально были буквально атакованы любителями скандалов и провокаций, но их спокойное достоинство (именно так можно определить!) привело к тому, что сегодня на медиа-ресурсах этих пастырей идет серьезный разговор о вере и Православии. Там нет эпатажности, оскорблений и неуважения друг к другу.

Не смотри на рейтинг

Стремиться к популярности – тешить тщеславие. Набрать рейтинг – беспроблемно. У нас есть любители быть все время в обойме популярности, когда тебя цитируют, и без ссылки на тебя ни одна тема не проходит. Для этого достаточно лишь откликаться на все злободневности и быть там, где тебя сразу заметят. Это, прежде всего, темы политические и те, где «развенчивается» или возводится на очередной пьедестал какая-нибудь одиозная личность.

Читать еще:  Слово на встрече с ветеранами Великой Отечественной войны

Естественно, в рейтинге всегда обсуждается событие, вызывающее нездоровый (греховный) интерес. Будешь в них участвовать – популярность обеспечена. Вот только вера здесь причем? Церковь, которую ты своим саном представляешь, какое имеет отношение к очередному растиражированному греху?

Стать популярным просто, но к тебе тогда будут относиться уже не как к священнику, а как к обыкновенному обывателю или, того хуже, как к представителю одного из политических течений или пристрастий.

Как не может священник исповедовать в Интернете, так и не должен он участвовать в обсуждениях заведомо скандальных, провокационных темах, где унижается образ Божий в человеке.

Будь терпеливым

Одно из главных достоинств священника в Интернете — терпеливость. Знай, что даже тогда, когда ты высказываешь сугубо личное мнение, тебе будут предъявлять претензии как Патриарху.

Будь современным

В своих материалах, выступлениях и публикациях необходимо уходить от менторства и постоянного чтения нравоучений. Нас перестанут читать или выключат телевизор, если в каждом предложении будет присутствовать требовательное «должен».

Собеседник или зритель ждет сейчас от священника ответа именно на насущные проблемы и вопросы. Нас с удовольствием будут читать и слушать, если мы будем рассуждать о духовной составляющей наших нынешних забот и преткновений, но через 4-5 минут уйдут с твоего блога или переключат канал, если кроме нравоучений от тебя ничего не услышат.

По-моему, пора заканчивать заниматься катехизацией на уровне «Закона Божьего» Слободского и в который раз рассказывать о смысле очередного праздника. Соедините церковное годовое событие с днем сегодняшним, не говорите церковнославянизмами, когда надобно и не надобно, уберите «благочестивый елейный» язык и лишний пафос – и вы будете востребованы.

Священник на экране – это прекрасно, но еще лучше, если он там в прямом эфире и отвечает на вопросы, не заранее приготовленные и отшлифованные. Несомненно, тему передачи или обсуждения знать надобно, как и сформулировать свою позицию в ней необходимо, но шаблонность и отвержение неудобных вопросов и обсуждений быть не должно.

Давайте признаемся, что до дня нынешнего имеют место быть передачи, где не только уже отработаны вопросы и ответы, но и заранее обговорен «дежурный звонок», который обязательно подтвердит именно твою позицию, твое мнение и твое видение проблемы, если она вообще существует в подобной программе. Эти передачи не смотрят.

Будь камнем преткновения

Очень часто священник на ТВ или в блогах подвергается несправедливым наветам, а то и откровенным оскорблениям. Передергиваются и подтасовываются факты, выводы и утверждения делаются по вырванным из контекста фразам, обращения носят уничижительный характер. Бояться и страдать от этого не надо. Вспомните заповеди блаженства: «Блаженные егда поносят вас и женут имени Моего ради». Это как раз тот случай.

Епископ Обуховский Иона: Поведение священника в соцсети должно соответствовать его проповедям

— Владыка, Вы уже давно присутствуете в соцсетях. Есть ли у вас насчет поведения там собственный внутренний этический кодекс?

— Скажу сразу, что уже около года я не веду в соцсетях никакой активности. Наше общество, к сожалению, сейчас настолько политизировано, что практически любая дискуссия сводится к одному — выяснению отношений и делению по оси «свой – чужой». По-моему, даже если просто запостить в фейсбуке икону Христа, в конечном итоге всё так или иначе выльется в разговоры на политические темы.

По-видимому, сейчас не время для интернет-дискуссий. Сейчас время для общения лицом к лицу, как апостол Иоанн писал: «говорить устами к устам», а не «на бумаге чернилами» (2 Ин. 1:12). Поэтому в соцсетях я пока не присутствую.

Но когда ещё был активным пользователем, я понимал, что меня воспринимают не просто как одного из интернет-комментаторов. Все-таки я заявлен как священнослужитель, как епископ, как лицо, представляющее Православную Церковь. Это, собственно, и определяло те рамки, в которых я мог высказываться.

— Публикуете ли вы в фейсбуке свои личные фото, не имеющие ничего общего со служением?

— Мне сложно отделить, что связано с моим служением, а что нет. Я живу в монастыре, несу возложенное на меня священноначалием послушание, и практически всё, что может быть зафиксировано на фотографиях, в той или иной мере является моим церковным служением. Поэтому даже если я публиковал фотографии из поездок или походов, это было связано в основном с командировками в рамках моей церковной деятельности.

Конечно, по тем или иным социальным вопросам я мог высказывать свое личное отношение, но, опять же, выражал его как священнослужитель и епископ Православной Церкви.

— Нужен ли общецерковный документ на эту тему – о поведении священников в социальных сетях?

— Сама по себе идея, может быть, и хорошая, но не знаю, принесет ли она какие-либо плоды. Всё, что должно быть изложено в этом документе, является очевидным и логичным для любого здравомыслящего человека.

На мой взгляд, основная масса священнослужителей, любящих Церковь, присутствующих в соцсетях или в иных интернет-сообществах, таких как «Живой журнал», прекрасно понимает, что читатель воспринимает их как служителей Церкви, как пастырей Христова стада. Соответственно, они сами себя и цензурируют, то есть стараются говорить так, чтобы соблюдался врачебный принцип — «не навреди».

А для тех священнослужителей, у которых, как говорится, тормоза отсутствуют, вряд ли какой-либо принятый документ будет выступать сдерживающим фактором.

— Возможно, не все священники понимают, что именно из того, что они выкладывают, способно смутить аудиторию…

— Создавая аккаунты в соцсетях, священник должен определиться, для чего он это делает — для самовыражения или чтобы продолжать свое служение Богу и ближнему и в виртуальном пространстве.

Бывает, на страницах священнослужителей выложена такая масса спама — «селфи» с отдыха, фотографии еды — не меньше чем в аккаунте «среднестатистической блондинки». Но нужно понимать: если ты не можешь принести пользу читателям своей страницы, хотя бы не навреди их душе.

Случается также, что нескромные фото выкладывают жены священников — молодые матушки. Фотографируются, как это сейчас модно, на пляже в соответствующей данному месту откровенной одежде или в развлекательных заведениях. И тут же размещены ее фото в косынке, в юбке до пола рядом с благообразным мужем-священником. Это тоже смущает людей, и мне уже доводилось отвечать на недоумения по этому поводу.

Сложно комментировать такую активность, но если бы подобная ситуация возникла у моего знакомого священника, я бы спросил у него: «Батюшка, не мое, конечно, дело, это ваша семейная жизнь, но можешь объяснить, с какой целью выкладываются эти фотографии? Ладно бы матушка тебе лично их высылала, если ты в длительной командировке… Но какой сокровенный смысл в такой публичности?» Думаю, вряд ли на это прозвучал бы какой-то вразумительный ответ.

Мы должны понимать, что люди хотят видеть в жизни священнослужителя полное соответствие — чтобы текст, который он излагает на проповедях, подтверждался и его собственным «видеорядом». Если священник, который по определению призван проповедовать Евангелие — Благую весть от Господа, демонстрирует поведение, далекое от христианских идеалов, о которых он говорит, люди соблазняются. Притом, знающие священника прихожане могут и не обратить внимания на некоторые его эпатажные выходки в сети, ведь они имеют опыт общения с ним в реальной жизни и знают его с хорошей, деятельной, доброй стороны. Но люди незнакомые с батюшкой могут смутиться. Об этом необходимо помнить и это нужно учитывать.

Нужно быть умным

Понятно, что самые умные у нас Гугл, Яндекс и Википедия. Умность же священника определяется умением и смелостью сказать «не знаю» там, где ты действительно не знаешь, что сказать или как ответить. Это в полной мере касается и телевидения (особенно прямых эфиров). «Незнание и смущение» по этому поводу — не беда, а признание: «Я не знаю, но в следующей передаче об этом непременно расскажу», — всегда будет воспринято очень правильно. Не нужно бояться, чего-то не знать, а вот страшится общих слов, где ответ не ответ, а лишь рассуждение о вопросе, надо постоянно. Слишком часто за частоколом слов мы видим лишь уход от конкретного вопроса, а за велеречивыми рассуждениями с заумными словами и церковнославянизмами попытку скрыть собственную некомпетентность.

Читать еще:  Мне кажется, на православной литургии присутствует Сам Господь

Православная Жизнь

О допустимом и недопустимом поведении священника в соцсетях рассказывает митрополит Антоний (Паканич).

– Владыко, некоторые представители духовенства на сегодняшний день излишне увлеклись соцсетями. Они живут в них, сражаются, спорят. Чем чреваты подобные баталии?

– Прежде чем использовать любую вещь, мы изучаем правила эксплуатации, инструкцию, правила безопасности. Перед началом работы в соцсети необходимо узнать, какие здесь правила безопасности, чтобы с пользой для себя и других их использовать.

В этом кроется одно из главных заблуждений духовенства относительно соцсетей. Это не место, где можно высказывать все, что думаешь, и в любой форме, а продолжение пастырского служения.

Насколько я понимаю, «победа» в сетевых баталиях – вещь довольно эфемерная, поскольку многие интернет-персонажи зачастую не реальные люди, да и интернет – пространство виртуальное. И громкие, яркие действия в этом пространстве далеко не всегда имеют практический позитивный эффект.

– А как правильно вести себя священникам в соцсетях? Что принесет им пользу?

– Если кто-то считает, что информация, опровергающая фейки врагов Церкви, сможет этих же врагов переубедить и заставит их признать свою неправоту, он пребывает в иллюзиях.

Чтобы влиять на аудиторию или конкретного собеседника, прежде всего нужно самому быть информационно привлекательным и не уподобляться оппонентам.

Важно во всем и всегда следовать в первую очередь нравственным ценностям и главному предназначению христианина – нести истину.

Только когда человек поймет, что есть подлинная истина, он сможет увидеть в своей жизни Христа.

И только жизнью во Христе мы обретаем гармонию, причем как внешнюю – в отношениях с другими людьми, так и внутреннюю – гармонию с Богом в своей душе.

– А возможно как-то охарактеризовать основные правила безопасности. Что непозволительно священнику в соцсетях?

– Во-первых, люди, возражающие врагам Церкви, не должны прятаться за псевдонимами, им не следует скрывать свое лицо.

Информация от конкретного человека воспринимается с гораздо большим доверием, чем информационный вброс от лица с невнятной аватаркой.

К тому же действие под собственным именем дисциплинирует самого пользователя и не позволяет ему выходить за известные рамки.

Далее. Используйте только проверенную информацию.

Транслирование слухов, дутых сенсаций и т. д. недопустимо, поскольку бьет по репутации как самого священника, так и по тем ценностям, которые он защищает.

Стремление к сенсационности ради сенсационности нецелесообразно, лучше немного потерять времени и проверить фактаж, чем сломя голову распространять сенсационную ложь.

Не менее важна корректность.

Очень легко в полемике, простите, с грубияном или, как сегодня принято говорить, с троллем перейти черту и стать таким же троллем. Для тех, кто защищает Церковь, а тем более претендует на то, чтобы говорить от имени Церкви, это недопустимо.

– А как священнику относиться к мирским «фишкам», употребляемым в соцсетях: количество лайков, перепостов и т. д.

– Лайки и перепосты далеко не всегда являются позитивным показателем.

Интернет-пространство – это место, где количество не обязательно говорит о качестве.

– Данную аксиому подтверждает то, что сейчас находится в топе того же Youtube. Это кумиры школьников, которые матерятся через слово, совершают нелепые действия – у большинства из них миллионы просмотров.

– От Церкви и сторонников Церкви в интернет-пространство должна исходить позитивная информация. Она много полезнее армий троллей и накрученных лайков.

– На Ваш взгляд, какие опасности кроются для духовенства в соцсетях?

– Многие священники, увлекаясь соцсетями, блогерством, довольно быстро обмирщаются, что соблазняет своих и дает повод чужим лишний раз упрекнуть Церковь.

Присутствие священника в соцсетях – это, конечно, позитивный факт, но только если священник выступает как пастырь, а не интернет-тролль или распространитель слухов.

Резюмируя, можно отметить самое главное: в работе с социальными сетями всегда нужно отчетливо понимать, что именно и для какой именно аудитории делается. Качество работы и жизни священника важнее всех лайков и репостов.

Уповать священнику нужно не на посты в «Фейсбуке» и лайки, а на помощь Божию, которая придет, если мы не будем размениваться вечными ценностями в угоду ценностям этого мира, которые являются лишь суррогатами подлинного счастья.

Главное же оружие священника во все времена – молитва и слово Божие. И именно в этом нужно усерднее практиковаться.

КАМЕНЬ ПРЕТКНОВЕНИЯ ДЛЯ ОТДЕЛЯЮЩИХСЯ ОТ ЕДИНСТВА ЦЕРКВИ: Краткий разбор 15 правила Двукратного Константинопольского собора

Единственное основание для отделения от законной церковной иерархии из-за различных отступлений высшего клира — 15 правило Двукратного собора. Следовало ожидать, что такое серьезное действие должно иметь гораздо более глубокую и обширную каноническую основу, но, как оказалось, за основу в данном случае взят один-единственный канон. Притом его вторая часть. Первая часть этого правила всегда замалчивается злоупотребляющими им, что совершенно не случайно!

Поэтому попытаемся сделать краткий разбор полного текста канона, указывая на то, в чем состоит злоупотребление со стороны отделяющихся в раскол антиэкуменистов и старокалендаристов (речь идет о различных раскольнических деноминациях, всевозможных «истинно-православных церквах», «синодах противостоящих» и т.п., прервавших общение с законной иерархией, ссылаясь на то, что та погрязла в ереси экуменизма и / или приняла новый масонский календарь. К верующим и клиру, неприемлющим экуменизм и новый стиль, сохраняющим верность святым канонам и Священному Приданию Церкви, но не уклоняющимся в раскол, критические замечания автора статьи, разумеется, не относятся. — Примеч. перев.).

Вот что гласит это правило:

То определено о пресвитерах и епископах и митрополитах, то самое, и наипаче, приличествует патриархам. Посему, аще который пресвитер, или епископ, или митрополит, дерзнет отступити от общения со своим патриархом, и не будет возносити имя его, по определенному и установленному чину, в Божественном тайнодействии, но прежде соборного оглашения и совершенного осуждения его, учинит раскол: таковому святый собор определил быти совершенно чужду всякаго священства, аще токмо обличен будет в сем беззаконии. Впрочем сие определено и утверждено о тех, кои, под предлогом некоторых обвинений, отступают от своих предстоятелей, и творят расколы, и расторгают единство Церкви . Ибо отделяющиеся от общения с предстоятелем, ради некия ереси, осужденныя святыми соборами или отцами, когда, то есть, он проповедует ересь всенародно, и учит оной открыто в церкви, таковые аще и оградят себя от общения с глаголемым епископом, прежде соборного рассмотрения, не токмо не подлежат положенной правилами епитимии, но и достойны чести, подобающей православным. Ибо они осудили не епископов, а лжеепископов и лжеучителей, и не расколом пресекли единство церкви, но потщились охранити церковь от расколов и разделений.

Видно, что правило состоит из двух частей. Первая часть (выделена красным) — это его законоустановительная часть. Здесь есть сущность правовой нормы, и эта часть, как общепринято, имеет обязательный, императивный характер, что видно и из самого текста. Вкратце: кто пресекает общение со своим Патриархом прежде его соборного осуждения, должен быть совершенно извержен из священного сана. Вторая часть (выделена зеленым) представляет собой исключение по отношению к первой, основной, законоположительной части; как уже упомянуто, это условия и мотивы для исключения.

Важно отметить, что две части совершенно различаются по своей обязательности. Обязательной является именно первая часть, а вторая только указывает случаи, когда эта обязательность бывает отчасти приостановлена, прекращена на неопределенное время. Вторая часть правила по существу — икономия — снисхождение, компромисс, и ни в коем случае нельзя приписывать ей обязательность наравне с первой. По своему характеру вторая часть разрешительна, а не обязательна.

Читать еще:  Арабским христианам угрожает межрелигиозная война считает исламовед Александр Игнатенко

Каковы злоупотребления оставляющих единство Церкви на основании этого правила?

Выше упоминалось, что канон «урезается» через игнорирование его главной части. Но каковы же мотивы? Если канон представлен в полном варианте, он дает совсем ясное представление о соотношении между обязательной и допустимой (икономийной) частью — между правилом и исключением. Поэтому, когда игнорируют первую часть, злоупотребляющие представляют вторую самостоятельной и таким образом превращают исключение в правило, а икономию подменяют акривией. Конкретнее: пресечение общения становится уже не просто возможностью, а безусловным обязательством. И это есть только начало злоупотреблений и канонических нарушений. Вот что следует далее.

Даже если взять только эту вторую часть, из нее понятно, что она просто дает право (но не накладывает обязательства) прекратить поминовение Патриарха или епископа, публично проповедующего ересь. Превращая это право в обязательство, злоупотребляющие расширяют действие канона, руководствуясь следующей неправославной антиканоничной логикой: Если непоминовение уже обязательно, тогда те, кто продолжает поминать, являются нарушителями, которые, в свою очередь, также не должны быть поминаемы.

Одна из причин быстрого размножения антиэкуменических, старокалендарных раскольнических формаций в том, что они создают специфичные логические схемы для непоминовения. Например: Не можем иметь общения с А, потому что тот поминает Б, который поминает В, который поминает Г, который поминает. Я, который экуменист. По этим схемам для непоминовения на определенном этапе неизбежно возникают несогласия, сопровождающиеся анафемами и проклятиями.

Другое расширение действия канона в том, что злоупотребляющие не сообразуются с тем фактом, что нам дано право прекратить поминовение только еретичествующего епископа. А после положиться на Господа, могущего устроить выход из такой сложной ситуации, решение которой не в человеческих силах. А выходы в истории Церкви Господь давал не единожды, когда, например, убирал проповедующего ересь или заменял его другим. Канон, однако, не дает никому права присоединяться к епископам-самозванцам или же полагать начало альтернативной церковной иерархии, — нарушение, к которому бывают причастны все, оставляющие единство Церкви и отделяющиеся в раскол.

Далее рожденные от акривии, то есть от безкомпромиссного приложения канонов, лжеепископы и лжесиноды впадают и в другие канонические нарушения: «епископские рукоположения», совершаемые одним «епископом», при том, что каноническим минимумом являются два или три епископа; «рукоположения» людей, о которых известно, что они имеют канонические препятствия для этого, и т.д. Значит, акривия уже совершила для них свою работу, чтобы они отделились от законной иерархии, но после, когда нужно было приложить каноны к себе самим, они пустились в безграничную икономию. А если учесть, что каждый из них объявляет себя «самым православным» и по этой причине ничего не воспринимает на свой счет, свобода становится полной и неконтролируемой.

Неминуемым последствием всего этого является изменение и сущности вероисповедания. Нарушение канонов влечет за собой одну целиком искаженную и неправославную экклезиологию, очень напоминающую протестантскую. Как протестанты убеждены, что всякий свободен сам толковать и прилагать Священное Писание, так и отделяющиеся в раскол антиэкуменисты и старокалендаристы убеждены, что каждый сам свободен толковать каноны, даже редактировать их, как они это делают с рассматриваемым 15-м правилом.

Другим доказательством их опротестанчивания является то, что история их размножения представляет собой краткую синтезированную копию истории размножения протестантских деноминаций. А сегодня, когда у протестантов имеются и фундаменталисты, и экуменисты, таковые есть и у бывших православных антиэкуменистов и старокалендаристов. Фундаменталисты отрицают присутствие и действие Божией благодати у других, кроме них самих, поэтому перекрещивают и перерукополагают присоединяющихся к ним. Но то, что они подменяют авторитет Церкви своим собственным, позволяет определить их как протестантствующих, а не как православных фундаменталистов.

Исключительно курьезно и положение так называемых умеренно противостоящих, которые совсем в духе экуменизма верят, что Божия благодать может присутствовать и действовать как у тех, так и у других, от которых они отделились. Следовательно, их можно определить как бывших православных антиэкуменистов — настоящих экуменистов.

Вывод из сказанного таков: ни в коем случае нельзя поддаваться искушению покинуть каноническую Церковь (уйдя в другие «»супер-истинные» юрисдикции и хуля РПЦ МП — прим.Ред.) из-за отступления некоторых представителей высшего клира, потому что придем к следующему абсурду: пресекая общение с ней, однозначно оказываемся вне Церкви и в то время как убегаем от «православных» экуменистов, переходим к неправославным антиэкуменистам.

Что значит быть камнем преткновения для другого человека?

Среди ветхозаветных законов, регулирующих отношения с другими людьми, мы находим следующий: «Не проклинай глухого и не ставь преграду перед слепым. Бойся своего Бога. Я – Господь» (Левит 19:14; тут и далее ¬– Новый Русский Перевод). Очевидно, что ставить камень на пути незрячего человека жестоко, но Новый Завет превращает это практическое указание в духовную метафору.

После того, как Петр упрекнул Иисуса, отрицая возможность распятия, Он сказал: «Прочь от Меня, сатана! Ты Мне камень преткновения, потому что рассуждаешь по-человечески и не понимаешь того, что хочет Бог» (Матфея 16:23). Апостол под влиянием сатаны отвлекал Христа от того, что Он пришел совершить. Он пытался заставить Его «споткнуться» на пути к распятию. Павел повторяет эту мысль: «…а мы возвещаем распятого Христа – для иудеев это камень преткновения, а для язычников – безумие» (1 Коринфянам 1:23). Мысль о том, что Мессия будет распят, была камнем преткновения для евреев, поскольку это противоречило их пониманию того, каким Он должен быть.

Но в большинстве случаев под «камнем преткновения» имеется в виду что-то или кто-то, кто удерживает другого человека от отношений с Богом. В Евангелии от Матфея 18:5-7 Иисус говорит: «Кто ради Меня принимает такого ребенка, тот принимает и Меня. Но если же кто введет в грех одного из этих малых, верующих в Меня, то для него было бы лучше, если бы ему повесили на шею мельничный жернов и утопили в море. Горе миру от всего, что ведет людей ко греху! И хотя в этом мире неизбежны соблазны, но горе тому человеку, кто будет этому содействовать!». Точно так же, как лучше отрубить руку, чем согрешить (Матфея 18:8), с точки зрения Царства лучше утонуть, чем подтолкнуть ребенка ко греху. В Послании к Римлянам 14:13 Павел также говорит, что только Бог судит; мы же должны не судить других, но беспокоиться о том, что нам самим не быть теми, кто подталкивает их ко греху.

Камни преткновения также возникают, когда путь немного более неясен. Зрелая христианская жизнь допускает определенную свободу, которая может показаться противоречащей послушной, дисциплинированной вере. Коринфяне беспокоились об употреблении мяса, принесенного в жертву идолам. Современные проблемы включают употребление алкоголя в умеренных количествах или танцы. «Смотрите, однако, чтобы ваша свобода в выборе пищи не стала камнем преткновения для слабых» (1 Коринфянам 8:9). Наша свобода не должна вредить отношениям другого человека с Богом. Если что-то, позволенное Им, приведет другого человека ко греху, нам следует избегать этого. Мы, христиане, имеем великую свободу, но величайшая из них – ставить благосостояние других людей превыше своего.

Воздерживаться от того, чтобы стать камнем преткновения, означает не вводить другого в грех. Как мы этого добьемся, зависит от ситуации и окружающих. Безопасность, которую мы имеем в Божьей любви и обеспечении как сейчас, так и в вечности, позволяет нам проявлять заботу о тех, кто слабее, – тех, кто нуждается в особом ободрении, чтобы понять, кто такой Господь. В некоторых случаях это означает жить в этой свободе, чтобы показать, что Бог – это Бог благодати. В других это означает собственное воздержание, чтобы укреплять слабых верующих и не подталкивать их к свободе, к которой они пока не готовы. Но всегда это означает не подталкивать других действовать таким путем, который Библия конкретно определяет как грех.

Что значит быть камнем преткновения для другого человека?

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector