0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Как относиться к грехам священнослужителей

Как относиться к грехам священнослужителей?

Лет 10 назад, во времена, когда я еще был мирянином, на одном из православных форумов, мне довелось быть свидетелем дискуссии, в которой обсуждались грехи священнослужителей. Помню, как один молодой человек особенно сокрушался по поводу не оправдавшихся надежд, касавшихся «святости» священнослужителей.

Что тут скажешь? С одной стороны, он был, безусловно, прав, — мы не святые: по крайней мере, большинство из нас. Однако, с другой стороны, возникает вопрос: а на что он собственно рассчитывал?

Признаюсь вам, что ни тогда (т.е. когда я был мирянином), ни сейчас (находясь в сане и постриге) я не испытываю каких-то особых волнений, связанных с этим вопросом. Но, все же, сейчас я могу посмотреть на эту проблему, как бы, под другим углом. И в этом смысле приходится констатировать тот факт, что многие православные и большинство нецерковных людей, не просто предъявляют к священнослужителям православной церкви завышенные требования, но часто вообще не имеют ни малейшего представления о сути священнического служения.

Как-то, одна прихожанка нашего храма, с чувством полного сердечного сокрушения, мне прямо так и сказала: «Вы ближе к Богу, нежели мы миряне!». И все мои жалкие потуги объяснить ей, что близость к Богу зависит не от сана и прочих регалий, а от чистоты сердца человека, разбились как горох о глухую, бетонную стену. Да и как я ее мог переубедить, если она видит воочию, как мы целуем престол, входим и выходим Царскими Вратами, берем в руки священные сосуды и т.д.. Не говоря уже о том, что у престола, во время Божественной литургии, с нами невидимо сослужат Небесные Силы. Причем некоторые твердо убеждены, что невидимо они предстоят только для мирян, но не для священнослужителей. И, безусловно, все знают о том, что на священника, во время совершения литургии, обильно изливаются благодатные дары Святого Духа, очищающие его, как в огне, для совершения евхаристии. Все это правда, но, увы, часто неправильно понятая. До такой степени неправильно, что однажды один пономарь меня прямо так и спросил: «А благодать сильно чувствуется?». Откровенно говоря, я не знал, что ему ответить. С одной стороны – да, чувствуется! Но с другой стороны, я понимал, что он спрашивает не о том, о чем я ему хочу ответить.

На самом деле, говоря о дарах Благодати, люди ждут рассказа о каких-то особых переживаниях мистического характера (видения, экстаз и т.д.). Для многих, священнослужитель, на которого сошла Благодать, видится неким героем фантастического фильма, пришельцем, который совершает священнодействие в ореоле «жизненной силы», бьющей его «током высокого напряжения». После чего, он, как заряженная батарейка Energizer (помните неутомимо бегущего зайца из рекламы торговой марки Энерджайзер) должен извергать из себя благодатные изречения, поучения, наставления и, конечно же, совершенную любовь. Кстати, нередко и благословения у священнослужителей берутся именно для того, чтобы «удариться благодатным током». Вот и лезут (простите за грубость) некоторые наши прихожане к священнику, по самому ничтожному поводу за бесконечными благословениями или с вопросами типа: ехать или не ехать в поездку? Покупать квартиру или продавать? Делать или не делать операцию? И их совершенно не смущает тот факт, что батюшка не риэлтор, не менеджер по продажам, что большинство священнослужителей не имеют никакого отношения к медицине. Это неважно. Он же не может ошибаться, если из него, как из трансформаторной будки «бьет благодатью».

Но, если вдруг батюшка не соответствует этим критериям, если он все же ошибся, если он был недостаточно внимателен к собеседнику, если он устал и хочет отдохнуть после службы, а не слушать бесконечные пересказы семейных драм, если он был холоден или, не дай Бог, раздражался, то все: приговор выносится однозначный, — батюшка либо «безблагодатный», либо находится в прелести, либо еще чего похуже.

А то, что священники это обычные, грешные люди, которые решились на то, чтобы взять на себя огромную ответственность, это и в голову не приходит, мистически настроенным прихожанам.

Конечно, я не собираюсь доказывать здесь, что священники все, что называется, «белые и пушистые». Иногда и нам действительно бывает стыдно за поступки своих братьев сослужителей, поступки, которые порочат звание христианина. Но, все же, то отношение к священнослужителям, о котором я говорил выше, свидетельствует не о грехах последних, а о неправильном понимании некоторыми нашими прихожанами и большинством нецерковных людей самой сути христианской веры и священнического служения, а нередко и с попыткой, что называется «обходным путем», избегая сложностей, возникающих в духовной жизни, получить благодатные дары: «Тяжело бывает молодым священникам, по душевной простоте и непониманию допускающих таких людей очень глубоко в свою личную жизнь, не заметив, что они даже ног о коврик не вытерли» (1).

В Священном Писании со всей однозначностью сказано о том, что на нашей грешной и многострадальной земле нет ни одного человека без греха: «Нет человека праведного на земле, который делал бы добро и не грешил бы» (Эккл. 7:20). Грехи были даже у святых людей, т.е. и святость это не синоним «абсолютной безгрешности». Тем более и рукоположение не делает человека более умным, более любвеобильным, не делает человека святым.

Хотя, ради справедливости, нужно признать, что некоторые священнослужители грешат тем, что воспринимают таинство рукоположения, как магическое действо, в результате которого они незримым образом наделяются теми талантами, которыми раньше не обладали. Талантами, которые, как бы, переводят их из разряда обычных, грешных людей, в разряд «духоносцев»: «…пастырь, не подготовленный ни духовно, ни душевно, может воспринять получение священства как обретение чуть ли не всех даров Святого Духа сразу (ср. Гал. 5, 22-23)…Опасными (и самыми ранними) симптомами этого можно считать излишнее внимание к своему одеянию, стремление говорить речи и поучения для людей, (при которых значение имеет не само наставление, а обстоятельства его произнесения), склонность к самолюбованию, нарочитость, зависимость от чужого мнения, излишнее стремление к указам: «это делай, этого не делай». Рукоположение может означать для такого человека удовлетворение высоких притязаний. Такие священники, по слову митр. Антония Сурожского, «воображают, будто рукоположение наделило их и умом, и опытностью, и «различением духов», и . не обладая еще духовной зрелостью, не обладая даже тем духовным зрением, которое дает просто личный опыт, они думают, что их научили всему, что может им помочь взять кающегося грешника за руку и повести от земли на небо»» (2).

И все же, священнослужители после рукоположения, также как и все остальные люди, нуждаются в помощи Божией для исцеления от греха и страстей, которые преследуют их всю оставшуюся жизнь. На самом деле, в таинстве священства человеку подаются особые Дары Святого Духа для того, чтобы он мог понести весь тот груз ответственности, который предполагает священническое служение. А груз этот настолько велик, что без этих Даров, он окажется не под силу ни одному смертному человеку.

Это, кстати, очень хорошо понимал свт. Иоанн Златоуст, который вдохновенно писал о том, что душа священника должна быть ангельской чистоты и тут же в страхе, как бы, понимая фактическую недостижимость такого требования, сокрушался о том, что если подходить к людям, принявшим или готовящимся принять сан с подобными требованиями, не делая поправки на общее для всех людей повреждение человеческой природы, то у нас вообще не было бы священников.

Поэтому я позволю себе дать ряд советов тем, кто особенно зорко следит за грехами священнослужителей:

Во-первых: молитесь за нас и всегда помните о том грузе ответственности, который лежит на плечах священнослужителей. Все мы пошли на огромный риск, приняв сан, т.к. по слову того же свт. Иоанна Златоуста, среди священников мало спасающихся.

Во-вторых: чтобы не разочаровываться в священниках, не нужно очаровываться. Воспринимайте священника, как советчика, а не как оракула, который что ни скажет, то извергнет истину. В делах, не касающихся духовной жизни, лучше советуйтесь с профильными специалистами (причем не с одним, а с несколькими).

В-третьих: в том, что касается дел духовных, всегда помните, что не батюшка выдумал православную веру. Помните о двух тысячелетнем Святом Предании Церкви. Поэтому не стесняйтесь просить у батюшки, в подтверждении его слов, ссылки на вероучительные церковные источники (Священное Писание, труды святых отцов, канонический и догматический корпус и т.д.). Но, если даже батюшка и ошибся в чем-то, то умейте аргументировано, также со ссылкой на вероучительные источники, объяснить батюшке свою позицию. Но, никогда не носите в себе обиды.

И последнее: даже если священник, по вашему мнению, не соответствует тем критериям святости, которые вам кажутся истинными, все же, нужно помнить, что пока он не под запретом, у такого священника можно исповедаться и причащаться. Помните, что таинство становится для вас благодатным только при правильном душевном устроении. Поэтому, если вы затаили обиду на священника, осудили его, и потому ушли «по-английски» причащаться к более «благодатному», на ваш взгляд, батюшке, скорее всего, в этом случае, вы причаститесь в суд и осуждение. Т.е., если вы, по какой-то причине, ушли из одного храма в другой, не нужно делать из этого трагедии «вселенского» масштаба.

Читать еще:  «Видя попрошайку, вы должны понимать, что перед вами или мошенник, или раб»

Кстати, та интернет-дискуссия, о которой я писал в начале статьи, закончилась довольно просто: я предложил этому молодому человеку самому стать священником и показать людям то, каким должен быть настоящий священник не на словах, а на деле. И напомнил одно святоотеческое правило: «Не учи тому, чего сам не умеешь!».

Ответы на вопросы об отношениях с духовником

Что делать, когда — ходишь годами на исповедь, абсолютно не меняешься, грехи все те же, не можешь преодолеть, и становится стыдно ходить к тому священнику, у которого исповедовался всегда. Что сделать, чтобы измениться? Покаяние на словах есть, а из года в год — грехи одни и те же. Надо ли искать строгого духовника, если моя жизнь — совершенно неправославная, а мой духовник ничего не говорит. Иногда хочется пойти к такому священнику, который будет давать конкретные резкие рекомендации, который будет ругать, указывать на недостатки, который будет категоричен и очень строг.

Уважаемая посетительница нашего сайта, сам по себе стыд исповедания одних и тех же грехов свидетельствует о не окончательной безнадежности нашего духовного состояния. Ни в коем случае нельзя поддаться искушению пойти в другое место и рассказать об этих грехах другому священнику, потому что за этим побуждением стоит стремление не обличить свой грех перед очами Божиими, а выглядеть по возможности более пристойно в глазах человека, даже священника. В двух отношениях вредно: во-первых, из-за того, что священник, которого мы считаем духовником, как врач духовных недугов лишается полной клинической картины нашего состояния, и, во-вторых, потому, что мы привносим в свою исповедь лукавство или, по крайней мере, малодушие.

В наше время непреодоленность тех или иных греховных навыков и страстей – частое обстояние нашей духовной жизни. Одну рекомендацию, пожалуй, можно высказать: есть в нашей духовной жизни состояния, по отношению к которым мы понимаем, что они греховны, но не видим, что мы можем сделать для того, чтобы их преодолеть; а есть состояния, о которых мы знаем, что они греховны, и, в общем, понятно, что нужно сделать для того, чтобы от них избавиться. Скажем, порок курения или винопития: здесь одно можно сделать – бросить. Опыт духовной жизни свидетельствует, что человек, который Христа ради и праведности справится с грехом, пороком, привычкой по отношению к которым понятно, что нужно делать, получит помощь свыше и для того, чтобы разобраться и выкарабкаться из тех духовных ям, выхода из которых он сегодня не видит.

По поводу третьего вопроса, конечно, не буду давать Вам совета, следует Вам менять духовника или нет. Критерий должен быть такой: если советы, рекомендации, духовная поддержка, или напротив, наставления и укоризны со стороны священника способствуют нашему внутреннему изменению, духовному росту, то тогда, даже если что-то кажется нам жестким и не нравится, отходить ни в коем случае не следует. А если все оканчивается только человеческим общением, а в духовной жизни мы ничего не приобретаем, стоит задуматься о том, чтобы поискать другого наставника.

Священник очень ласково и внимательно относится к новоначальным — так, что приводит в храм очень многих людей и люди эти привязываются к батюшке, к приходу (так что едва ли не у большинства есть привязанность к его личности — не плотская, конечно). А когда человек привяжется настолько крепко, что ему не уйти — начинает отдалять от себя, смирять, лишать простейших вещей — благословения и т. п., ведет себя холодно, нарочно причиняет боль. Это очень тяжело. Раньше, когда прихожане говорили мне об этом, я не верила. Спросила духовника — он ответил, что это не так. А теперь он явно стал применять это ко мне, причем не в результате какого-то моего греха или «беганья» за ним, нет, при в общем положительной динамике развития души стал очень болезненно смирять.

Как принять такое поведение духовника? Как не смущаться тем, что ранее он явно говорил мне неправду? Как принять, что любимый (как отец) духовник нарочно хладнокровно приносит боль? Что делать, если я считаю, что он не прав, а он никаких доводов в расчет не принимает, а противодействие воспринимает как душевредный бунт (а я считаю, что человек, не признающий своих ошибок, не достоин уважения)? И вообще, может ли священник в каких бы то ни было целях говорить неправду? Кстати, духовник достаточно уважаемый, окормляюсь у него 7 лет, уходить не хотелось бы, т. к. еще и приход очень дружный. А сама я немощная, нервная, самолюбивая, но стремящаяся к благочестию.

Уважаемая Елена, ситуация, описанная Вами, может быть рассмотрена по-разному. Я предложу Вам возможные подходы, а Вы подумайте, какой более приложим к тому, о чем Вы говорите. Во-первых, если речь идет о духовнике опытном, заботящемся о своих чадах, ведущем их ко спасению, то в таком случае действительно часто — это с опорой на церковную традицию, церковное Предание — по мере воцерковления, вхождения в ограду церковную «молочная пища» (слово апостола Павла) оканчивается, становится все более взрослой, все более твердой. Особливое внимание, ласка и похвала, иной раз нужные для новоначальных, чтобы, пока все у них еще полно гордостью и тщеславием, не обидеться им на пустое, как обижаются они на замечание бабушки, увидевшей их в церкви, и после этого десять лет могут не перешагнуть порога храма только из-за того, что им кто-то велел юбку длиннее надеть или волосы не раскрашивать в три цвета. Так вот, священник учитывает это и, конечно, старается быть снисходительнее к понятным ему немощам и даже страстям новоначальных своих чад. Но когда он видит, что сын или дочь его духовные укореняются в вере Церкви, что у них приобретается уже собственный опыт духовной жизни, то, конечно же, «конфет» становится меньше, а «твердой пищи» больше. И иной раз достаточно жесткими словами и требованиями начнет опытный духовник врачевать в нас нашу гордость, желание настоять на своем или эгоизм, и тут важно справиться с возмущением, протестом, с обидой, которые в этот момент в сердце возникают. И если этот период Вы, скрепив себя, пройдете, то, конечно, приобретете очень много для своего внутреннего человека.

Вторая ситуация бывает иной, когда речь идет о священнике, не имеющем ни особенного духовного опыта, ни даже необходимых для пастырского служения навыков духовной жизни, что в наше время тоже случается по причине того, что так много храмов было открыто, так много людей разной степени подготовленности рукоположено. И тогда бывает то, что священнослужитель, молодой в особенности (имею в виду не по годам, а по срокам своего служения), ведет себя подобно тому, как люди ведут себя в светской среде, то есть по отношению к малознакомым, новым мы сдерживаем себя, стараемся быть внимательны и деликатны и не позволим себе сказать того, что позволяем со своими близкими, домашними, привычными, надежно рядом с нами существующими людьми. Ну а потом, когда какой-то срок проходит, этой выдержки не хватает, и человек оказывается включенным в круг тех, кого мы к числу этих более близких относим, — тут уж и ему начинает доставаться тоже всякое. Нельзя вовсе исключить, что подобные человеческие немощи могут быть переносимы на церковную среду. Но, впрочем, Вы сами пишете, что речь идет о священнике опытном, у которого Вы окормляетесь семь лет, о приходе, духовный строй которого вызывает у Вас приятие и уважение, но подумайте, идет ли речь о какой-то почему-либо неприязни к Вам или вдруг проявленном стремлении над Вами восторжествовать, если в остальном все добро и благочестиво. Помолившись, попробуйте еще раз трезво оценить эту ситуацию, и дай Вам Бог вынести решение, которое послужит к Вашей духовной пользе.

Я чувствую, что начинаю привязываться к иеромонаху, у которого регулярно исповедуюсь — привязываться не в смысле влюбленнности, а как человек, обделенный близкими душевными и духовными отношениями с кем-либо в светской среде. Священник этот очень добр ко мне, всегда спрашивает, как мои дела, дает точные советы, пытается направлять мою духовную жизнь. В последнее время замечаю за собой, что готовлюсь к исповеди как будто «для моего духовного отца», хотя понимаю, конечно, что исповедаюсь перед Богом, и если приходится идти к другому священнику (такое бывает в нашем храме, где всегда много исповедников), то ропщу. С другой стороны, исповедуясь у «своего» иеромонаха, боюсь показаться хуже, в каком-то смысле не оправдать его надежд, потому скомканно, не до конца проговариваю то, что смогла бы сказать малознакомому священнику. Не стоит ли мне (может быть, на время) отойти в сторону, чтобы не смущаться и, возможно, не искушать монаха (которым ненамного старше меня), если я чувствую, что общение именно с ним становится для меня очень важным?

Уважаемая Мария, Вам срочно нужно оставить храм, в который Вы ходите, лет на пять, не меньше. Прекратить видеться с тем священнослужителем, по отношению к которому в душе Вашей развились неправильные чувства, с тем, чтобы эмоциональное прилепление не стало страстью. И здесь нужно поступить решительно и отсечь однозначно. Никакие убеждения себя в том, что «я справлюсь, что я переведу это в правильное русло, что он же дает мне правильные советы о духовной жизни» в данном случае не должны играть роли. Если червоточина душевно-плотского прилепления возникла, нужно решительно уходить в сторону.

Читать еще:  Обращение к архипастырям, клиру, монашествующим и всем верным чадам Русской Православной Церкви в Московской епархии в связи с 700-летием начала святительских трудов в Москве митрополита Киевского и всея Руси Петра

Обстоятельства сложились так, что сейчас я могу исповедоваться своему духовнику реже, чем раз в месяц. Мне стоит идти на исповедь к другому священнику, чтобы причаститься в праздник, или все же исповедоваться у своего духовного отца и причащаться в другиедни?

Уважаемая Вера, мне представляется, вопрос о том, разумно ли прибегать к помощи другого священника на исповеди, если Вы редко можете видеться со своим духовником, решить нужно со своим духовником, и спросить у него, благословляет ли он Вас и считает ли для Вас полезным исповедоваться в промежутках между вашим общением у другого священника. И исходя из его благословения и поступать. Здесь невозможно дать ответа в общем смысле, потому что ответ всякий раз будет соотнесен с конкретным человеком, а кто же знает Вас лучше, чем священник, у которого Вы исповедуетесь.

Почему у некоторых священников существуют любимчики (если так можно сказать)? Как Вы думаете, хорошо ли это?

Уважаемая Лариса, в самом высоком и идеальном смысле слова Вы правы. Ибо ответ прочитывается из формулировки вопроса. Конечно же, можно процитировать слова одного из древних святых, который сформулировал ту несомненную истину, что пристрастная любовь к одному непременно означает оскудение любви к другому. Мы знаем, что идеальных пастырей, старцев, как называет их церковный народ, как раз то и отличает, что всякий приходящий к ним ощущает, несомненно, любовь со стороны принимающего его и беседующего с ним и молящегося о нем священника. Но это, прямо скажем, идеальная мера, к которой каждому из нас, вне зависимости от того мирянин вы или священник, нужно расти. И неизбежно получается так, даже в силу человеческой немощи, что полной равномерности в отношениях священника с паствой не бывает. По себе знаете, что есть люди, которые нам заранее симпатичны и к которым мы снисходим больше, чем те, которые чем-то в своем поведении или какими-то особо невместимыми нами поступками, становятся для нас испытанием. К тому же следует иметь в виду, что не каждому человеку, не всякого духовного склада и строя подойдет для духовного руководства конкретный священник. Одному нужен руководитель более строгий и конкретно указывающий, что делать. Другому — оставляющий большую меру внутренней свободы и с большей деликатностью относящийся к его внутренним порывам. Отсюда довольно естественно, что в зависимости от типа склада личности самого священника и характера его духовного руководства собираются вокруг те люди, которым именно этот пастырь и то, как он печется о своих духовных чадах, наиболее близок. Другие собираются у иного священника, третьи, у еще какого-нибудь. В этом нет ничего неправильного. Неправильное начинается только тогда, если, как об этом пишет апостол Павел, начинаются разговоры о том кто Кифен, кто Аполлосов, кто Павлов, и люди начинают противопоставлять себя и самих священников друг другу и если, что особенно печально, священнослужители допускают такого рода противопоставления.

Протоиерей Максим Козлов

Предыдущий материал

Следующий материал

Следующий материал

ОСУЖДЕНИЕ СВЯЩЕННИКОВ БОЛЬШОЙ ГРЕХ

Порой люди, видя настоящие или мнимые грехи священника, сомневаются, действительны ли таинства, совершаемые им. На это можно ответить, что не нам осуждать других, мирян ли, священников ли, и в частности, суд над священником принадлежит епископу. И если священник не запрещён им в служении, то все священнодействия, совершаемые им, действительны и благодатны. Мы же должны воздавать должное почтение священническому сану и всячески остерегаться осуждать носящего этот сан. Об этом пишут святые отцы и повествует Священное Предание. Св. Иоанн Златоуст: «Если иерей право учит, не на жизнь его смотри, но слушай учение его. И не говори, почему же он меня учит, а сам того не исполняет? – На нем лежит обязанность учить всех, и если он не исполняет, за это он Господом осудится, а если ты не будешь его слушать, также осудишься. Если не право учит, то не слушай его, хотя бы он был подобен ангелу по жизни, а если право учит, то не на жизнь его смотри, а на учение. Не дело, братие, овцам хулить пастыря; он за вас и за братии ваших каждый день службу творит; утром и вечером в церкви и вне церкви Бога о вас молит. О всем этом размыслите и почтите его, как отца. Но скажешь: «Он грешен и зол». Что тебе за дело? Если и добрый будет за тебя молиться, какая тебе польза, если ты неверен? А если ты верен, то тебе нисколько не повредит его недостоинство. Благодать от Бога подается: иерей только уста отверзает, а творит все Бог». Преп. Ефрем Сирин: «Если бы и на самом деле видели пред собою пастыря со слабостями, то и тогда должны остерегаться греха осуждать его: достоин он или недостоин – не наше дело, мы же от этого никакого убытка не понесем. Как не терпит вреда светлое облако, если оно покрыто грязью, а также и самый чистый бисер, если прикоснется к каким-нибудь нечистым и скверным вещам, так, подобно сему, и священство не делается оскверненным от человека, хотя бы приявший его, был и недостоин». Преп. Макарий Оптинский: По заповеди церковной и апостольскому завещанию вы должны уважать священников, яко служителей алтаря и таинств Божиих; ибо без них невозможно спастися, и, по силе своей, сколько можете, уделяйте им на их нужды, ибо служащие олтарю с олтарем делятся (1 Кор. 9, 13); но при исповеди благодарность вашу можете дать или оставить. Судить же их в их погрешностях совсем не ваше дело; овца пастыря не судит, каков бы он ни был. Судить священника значит судить Самого Христа; как можно сего берегитесь! Древний патерик повествует: Рассказывали об авве Марке Египетском: он прожил тридцать лет, не выходя из своей кельи. К нему имел обыкновение приходить пресвитер и совершать для него Святое Приношение [То есть Таинство святой Евхаристии]. Диавол, видя крепкое терпение мужа, злоумыслил искусить его и внушил одному бесноватому идти к старцу, будто бы для молитвы. Страждущий, прежде всякого слова, закричал старцу, говоря: пресвитер твой грешник, не позволяй ему более ходить к тебе. Авва Марк сказал ему: сын мой! В Писании сказано: «не судите, да не судими будете» (Мф. 7, 1). Впрочем, если он и грешник, Господь простит его; я и сам грешник, больше нежели он. Сказав это, он, сотворив молитву, изгнал из человека демона и исцелил его. Когда, по обыкновению, пришел пресвитер, старец принял его с радостью. И Бог, видя незлобие старца, явил ему некоторое знамение, ибо когда пресвитер намеревался приступить к святой трапезе, я увидел, – рассказывал сам старец, – ангела, сходящего с неба, он положил руку свою на главу пресвитера, и сей сделался непорочным, стоя при Святом Приношении, как столб огненный. Когда же я удивлялся на это видение, услышал глас, говорящий мне: что ты дивишься, человек, сему явлению? Если и земной царь не позволяет своим вельможам предстоять пред собою в грязной одежде, но требует от них великолепия, тем более Божественная сила не дозволит служителям Святых Таин предстоять гнусными пред небесною славою? И блаженный Марк удостоился такого знамения за то, что не осудил пресвитера. К некоему отшельнику ходил один пресвитер, совершая для него приношение Святых Таин. Некто, пришедши к сему отшельнику, наговорил на пресвитера, что он грешник. Когда пресвитер пришел по обычаю совершать приношение, отшельник, соблазнившись, не отворил ему двери. Пресвитер ушел. И вот был глас от Бога, говорящий отшельнику: люди взяли суд Мой! Отшельник пришел как бы в исступление и видит кладезь золотой и бадью золотую, и веревку золотую, и воду весьма хорошую; видит и некоторого прокаженного, черпающего и наливающего в сосуд. Он, томясь жаждою, не хотел пить, потому что черпал прокаженный. И вот опять был глас к нему: почему ты не пьешь от воды сей? Какую вину имеет черпающий? Он черпает только и наливает. Когда пришел в себя отшельник и размыслил о смысле видения, призвал пресвитера и просил его по-прежнему совершать для него приношение Святых Таин. Преп. Иосиф Волоцкий, много сил отдавший на борьбу с ересью жидовствующих, однажды получил от иконописца Феодосия, сына Дионисия, известие о вопиющем случае богохульства священника-еретика. В житии преп. Иосифа Волоцкого приводится этот рассказ: «В то время живописец Феодосий, сын живописца Дионисия мудрого, рассказал Иосифу (Волоцкому) следующее чудо. Один из жидовствующих еретиков покаялся; ему поверили и даже поставили во священники. Однажды, отслужив литургию, он принес домой чашу со святыми дарами и вылил их в печь на огонь. Жена его в это время варила пищу и увидела в печи в огне «отроча малое», которое проговорило: «Ты меня здесь предал огню, а я тебя там предам огню». При этом внезапно раздвинулась крыша дома, прилетали две большие птицы и взяли отроча и полетели на небо; а крыша опять покрыла избу, как и прежде. Жена пришла в сильный страх и ужас. Об этом событии она рассказала соседям». Из рассказа жены священника, поражённой видением Богомладенца, в частности, ясно, что, так как священник, хоть и был еретиком, но не был извергнут из сана, ни даже запрещён в служении, то поэтому таинства, совершавшиеся им, были действительны. Бог совершал их и через недостойного священника ради Церкви верных. По слову преп. Ефрема Сирина, “священство не делается оскверненным от человека, хотя бы приявший его, был и недостоин”. Старец Паисий Святогорец наставляет: «Не нужно создавать проблемы в Церкви и преувеличивать те небольшие человеческие нестроения, которые всегда в ней присутствуют, чтобы не причинить большего зла, чему лукавый только радуется. Тот, кто, заметив небольшой беспорядок, начинает сильно возмущаться и изо всех сил порывается якобы исправить его (в порыве гнева), похож на бестолкового пономаря, который, увидев, что течет свеча, сразу же бросается к ней, желая якобы поправить ее. Но при этом он сметает на своем пути людей и подсвечники, создавая во время богослужения еще больший беспорядок. К сожалению в наше время много людей, возмущающих Мать Церковь. Те из них, которые имеют образование, приняли догмат умом, а не духом святых отцов. Другие, неграмотные, ухватились за догмат зубами, а потому и скрежещут зубами, когда берутся спорить о церковных вопросах. И так от всех них Церковь получает больших вред, чем от врагов Православия. Те, которые оправдывают свою злобу тем, что они якобы должны обличать других, не желая обличать самих себя, или тем, что необходимо огласить то, что происходит в Церкви, – даже те вещи, о которых не принято говорить, и при этом ссылаются на заповедь: «Повеждь Церкви» (Мф. 18, 17), – пусть начнут со своей малой церкви: семьи или братии. И если это покажется им хорошим делом, тогда пусть позорят и Мать Церковь. Хорошие дети, думаю, никогда не будут клеветать на свою мать. Но многие безрассудные православные, к сожалению, дают еретикам обилие полемического материала, и православные города и села захватываются иеговистами и прочими сектантами, которые постоянно расширяют свою миссионерскую деятельность. Духовным, рассудительным отцам известно, что этой демонической деятельностью (выставлением на позор клира и Церкви) они многих сделали иеговистами. А также всему миру известно, что таким неправославным способом еще ни одного иеговиста не удалось сделать православным. Благий Бог терпит нас с любовью и никого не выставляет на позор, хотя и знает, как сердцеведец, наше греховное состояние. Также и святые никогда не оскорбляли грешного человека перед другими людьми, но с любовью и духовной деликатностью тайным образом способствовали исправлению зла. Мы же, несмотря на то, что являемся грешниками, делаем обратное (как лицемеры). Только человеку, находящемуся под властью демона, простительно выставлять людей на позор (конечно тех людей, на которых демон имеет право) перед посторонними, напоминая им об их прошлом, чтобы поколебать немощные души. Нечистый дух не выносит на свет добродетели людей, но лишь их немощи. Однако люди, свободные от страстей и не имеющие в себе зла, исправляют зло добром. Если они вдруг увидят небольшую нечистоту, которая не очищается, то покрывают ее плитой, чтобы она не вызвала чувства брезгливости у кого-нибудь другого, кто ее заметит. Те же, которые выгребают мусор наружу, похожи на кур, которые копаются в … Не является искренним и прямым ни тот, кто говорит кому-то правду в лицо, ни тот, кто ее публикует, но тот, кто имеет любовь и истинную жизнь и говорит с рассуждением, когда нужно и что нужно». Иером. Иов (Гумеров): «В наше время появилось немало «ругателей» (как их называет апостол Иуда), которые постоянно находят поводы для возмущения церковной иерархией. Патриарх, видите ли, слишком много общается со светской властью, епископы все сплошь заражены стяжательством и симонией, батюшки тоже думают только о доходах и разъезжают на «мерседесах». Появились особые газеты и сайты, которые специализируются на обличении епископата. Им, видимо, кажется, что сейчас наступили уже те самые времена, когда «архиереи и в воcкресение Христа верить не будут». Полный, будто бы, упадок благочестия и церковной жизни. Что движет этими людьми? Гордыня. Кто дал им такое право обличать архиереев и священников, и что дают эти обличения? Они только сеют вражду, смуту и разделение в сердцах православных людей, которым, наоборот, нужно сейчас объединяться. Недостойные люди среди священников и епископов были во все времена, а не только в XX или XXI веке. Обратимся к «золотому веку» Православия, веку святости и расцвета богословия. IV век дал таких столпов Церкви, как святители Василий Великий, Григорий Нисский, Григорий Богослов, Афанасий Александрийский, Иоанн Златоуст и многие, многие другие. И вот что святитель Иоанн Златоуст пишет об этом «золотом веке» : «Что может быть беззаконнее, когда люди негодные и исполненные множества пороков получают честь за то, за что не следовало бы позволить им переступать церковного порога. Ныне грехами страдают начальники Церкви… Беззаконники же, обремененные тысячью преступлений, вторглись в Церковь, откупщики сделались настоятелями». Многие из святых епископов IV века, в том числе сам святитель Иоанн, были отправлены «разбойничьими соборами» иерархов в ссылку, а некоторые умерли в ней. Но никто из них никогда не призывал к расколу и разделению. Уверен, что за низложенными святителями пошли бы многие тысячи людей, если бы они захотели создать свою «альтернативную церковь». Но святые мужи знали, что грех раскола и разделения не смывается даже мученической кровью. Не так поступают современные обличители, они предпочитают раскол подчинению священноначалию, это сразу же показывает, что ими движет все та же гордыня. Она лежит в основе любого раскола. Сколько сейчас появляется раскольничьих, катакомбных церквей, именующих себя православными! «Истинная православная церковь», «самая истинная православная церковь», «самая, самая истинная» и т.д. И каждая из этих лже-церквей считает по гордости себя лучше, чище, святее, чем все остальные. Та же страсть гордыни двигала и движет старообрядцами. Они раздробились на огромное количество старообрядческих «церквей», толков, согласий, которые не имеют общения между собой. Как писал святитель Феофан Затворник: «Сотни бестолковых толков и тысячи несогласных согласий». Это путь всех раскольников и еретиков. Кстати, все старообрядчество держится вовсе не на любви к старому обряду, а на гордыне и высоком мнении о своей исключительности и правильности и ненависти к патриарху Никону и его последователям – никонианам. Но скажем еще немного о «ругателях», им следует вспомнить слова святителя Киприана Карфагенского: «Кому Церковь не мать, тому Бог не Отец». Церковь была, есть и будет, несмотря на недостоинство некоторых иерархов, которые были, как я уже говорил, во все века и времена. Судить их будет Бог, а не мы. Господь говорит «Мне отмщение, Аз воздам» (Рим. 12, 19). А мы можем исправить Церковь только одним – нашим личным благочестием. Ведь мы – это тоже Церковь. «Спасись сам – и вокруг тебя спасутся тысячи», – говорил преподобный Серафим Саровский. А уж он это познал на собственном духовном опыте. Вот такие люди и являются той малой закваской, которая квасит все тесто. Небольшое количество дрожжей способно поднять целую квашню. Но, кстати, по моим собственным наблюдениям, у «ругателей» с личным благочестием и нравственностью, как правило, туго. Зато гордыни хоть отбавляй». Православие

Читать еще:  Проповедь в праздник Казанской иконы Божией Матери в Успенском соборе Кремля

Поделиться:

  • Twitter
  • ВКонтакте
  • Facebook
  • Одноклассники
  • Мой Мир
  • Google
  • Елицы
  • LinkedIn

Добавить комментарий Отменить ответ

Икона дня

Православный календарь

Первомц. равноап. Феклы (I).

Прп. Никандра пустынножителя, Псковского, чудотворца (1581). Прмч. Галактиона Вологодского (1612). Прп. Коприя (530). Св. Владислава, короля Сербского (после 1264).

Сщмч. Василия Воскресенского диакона (1918); сщмчч. Андрея Быстрова и Павла Березина пресвитеров, прмч. Виталия Кокорева и мчч. Василия Виноградова, Сергия Михайлова и Спиридона Савельева (1937).

Мирожской иконы Божией Матери (1198).

Еф., 216 зач., I, 1–9.Лк., 13 зач., IV, 16–22,и за пятницу (под зачало):Еф., 217 зач., I, 7–17.Лк., 14 зач., IV, 22–30.Первомц.:2_Тим., 296 зач., III, 10–15.Мф., 104 зач., XXV, 1–13.

Свежие записи

  • Подборка рассказов о покаянии и исповеди 06.10.2021
  • СМЕРТЬ И ЛЮБОВЬ: РЕЦЕПТ БЕССМЕРТИЯ 05.10.2021
  • 8 октября — преставление преподобного Сергия, игумена Радонежского, всея Руси чудотворца 05.10.2021
  • Как быть мамой маленького ребенка и соблюдать каноны? Священник Павел Островский 05.10.2021
  • ДОПИЛА ЧАЙ И РЕШИЛА НЕ «ПОМИРАТЬ» 05.10.2021
  • ПРАВОСЛАВНАЯ АДАПТАЦИЯ. О ВЕРЕ, НАДЕЖДЕ И ЛЮБВИ 30.09.2021
  • ПОЧЕМУ БОГ НАЗВАН БОГОМ? 30.09.2021
  • КАКИЕ ОШИБКИ МОЖЕТ ДОПУСТИТЬ НА ИСПОВЕДИ ЧЕЛОВЕК ПО ОТНОШЕНИЮ К СВЯЩЕННОСЛУЖИТЕЛЮ? 30.09.2021
  • ОБЫЧАЙ ОСТАВЛЯТЬ ЕДУ НА МОГИЛЕ ПОКОЙНОГО – ЭТО ЯЗЫЧЕСТВО? 30.09.2021
  • МИТР. АНТОНИЙ (ПАКАНИЧ): ЦЕРКОВЬ ПРОПОВЕДУЕТ О БУДУЩЕМ, А НЕ О ПРОШЛОМ 30.09.2021

Рекомендуем

БЕРДЯНСКАЯ ЕПАРХИЯ

Петро-Павловский храм

ХРАМ ЦЕЛИТЕЛЯ ПАНТЕЛЕЙМОНА

ПРАВОСЛАВНЫЙ КАЛЕНДАРЬ

ПРАВОСЛАВНЫЙ ЖУРНАЛ ФОМА

Дышу православием

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector