0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Кишки намотаем на крест…»

«Кишки намотаем на крест…»

Поддерживаемая Западом сирийская оппозиция уничтожает христиан

В последние дни информационное агентство Ватикана Agenzia Fides неоднократно сообщало о предпринимаем боевиками в Сирии атаках на христианские храмы и семьи христиан. Но ведущие мировые информационные агентства по этому поводу как воды в рот набрали.

Так, несколько дней назад недалеко от города Хомс, в Аль Кусайре, боевики ворвались в греко-католическую Ильинскую (St. Elias) церковь и крушили там все, что связано с христианскими символами и знаками веры. Пострадали и другие христианские храмы.

По сведениям местного источника, сообщает Agenzia Fides, более тысячи христиан, проживающих в этом районе, где действуют боевики так называемой «Свободной сирийской армии», финансируемой и вооружаемой ведущими странами Запада, саудитами и Катаром, вынуждены бросать свои дома. Они ищут спасения и защиты в ближайшей сельской местности у родственников или бегут в другие города, контролируемые правительственными войсками.

Всего в Аль Кусайре, Раблехе, Хамре и примыкающих районах проживает более десяти тысяч христиан. Многие из них, как информируют руководители местных христианских общин, уже готовы бежать подальше от боевиков, спасая детей, стариков и женщин.

Судя по информации Agenzia Fides, это – вполне оправдано, поскольку те, кто, по словам «Reuters», «Sky News» и подобных им рупоров западной пропаганды, «борется за демократию с тоталитарным режимом Асада», не щадят никого. Их снайперы охотятся за христианами, которые рискнули просто выйти в магазин за продуктами.

В Хомсе, Аль Кусайре и других городах боевики выдвинули ультиматум местным христианам, заставляя тех «убраться из города подобру-поздорову, иначе они пожалеют».

Два католических священника, которые были вынуждены бежать в последние дни из Аль Кусайре, подтверждают, что они собственными ушами слышали раздававшиеся с минаретов мечетей угрозы боевиков-радикалов «намотать их кишки на их кресты».

«От христиан требуют немедленно присоединяться к оппозиции, а тем, кто откажется это сделать, грозят новыми преследованиями и насилием», — замечает в своем материале, распространенном на прошлой неделе, Agenzia Fides.

Геноцид христиан в Сирии приобретает совершенно зримые очертания, которые никак не хотят видеть лидеры «западных демократий».

«После года конфликта действительность далека от той картины, которую рисуют западные СМИ, — говорится в сообщении, отправленном в Agenzia Fides французским епископом Филиппом Клосом, который недавно посетил Сирию, побывав в Дамаске, Алеппо и Хомсе. – Везде – чрезвычайное опустошение: церкви наполовину разрушены, дома христиан сильно повреждены из-за боев и полностью опустели от жителей, которые были вынуждены бежать, не успев захватить ничего. Эти районы захвачены вооруженными группировками, вооруженными тяжелой техникой и обеспечиваемые деньгами Катаром и Саудовской Аравией.

Христиане (в том числе – епископы) вынуждены бежать в Дамаск и Ливан, в то время как другие беженцы нашли убежище в ближайшей сельской местности. Один священник убит, другой ранен тремя пулями.

Обострилась ситуация и в Дамаске. В последние недели здесь, — были ужасные нападения, которые заканчивались жертвами. Из нескольких сотен погибших от огня «борцов с тоталитарным режимом» и устроенных ими терактов — около 50 христиан. Горе было всеобщим, сердца всех поражены неописуемой болью».

Между тем, «либеральные соловьи» рисуют совсем иную картину развития событий в Сирии, изображая разгул фундаменталистских банд как продолжение свободолюбивой «арабской весны».

Так, в беседе с корреспондентом французской «Le Figaro» эксперт по геополитике Александр Адлер, рассуждая на эту тему, уверяет: «Разумеется, здесь возникает вопрос, не является ли все это, как говорил Гегель, уловкой истории, заговором фундаменталистских сил, которые манипулируют столь дорогими нам символами, чтобы взять власть в свои руки. Но нет, нам не померещилось, мы действительно видели либеральную, отважную, активную молодежь: в Тунисе и Египте она выступила против репрессивной системы, которая постепенно распалась на части». Но, кажется даже этот любитель «отважной арабской молодежи» понимает: «У европейского сообщества нет защиты в виде абстрактной преграды Атлантического океана (как у США – Б.И.), и оно осознает, что его будущее отчасти решается в арабском мире: если по всему Магрибу утвердятся исламистские режимы по примеру тунисской Партии возрождения наши пригороды заполыхают».

Но на фоне здравых выводов г-на Адлера удивляет его странное, болезненное даже, желание «поддерживать борьбу за демократию в арабском мире»: одной рукой – разжигаем, второй – огонь заливаем…

В опубликованной недавно в американской «Huffington Post» статье министра иностранных дел России Сергея Лаврова по этому поводу говорится следующее: «Возникает вопрос – что делать, если «выяснение отношений» между властями и оппозицией все-таки приняло насильственный, вооруженный характер? Ответ представляется очевидным – внешние игроки должны предпринять все, что в их силах, чтобы прекратить кровопролитие и обеспечить выработку компромисса с участием всех вовлеченных в конфликт сторон. Принимая решение о поддержке резолюции 1970 Совета Безопасности ООН, и не возражая против одобрения резолюции 1973 по ливийской проблеме, мы исходили из того, что эти решения позволят ограничить возможности чрезмерного применения силы и откроют путь к политическому урегулированию.

К сожалению, действия стран НАТО по выполнению этих резолюций вылились в их грубейшее нарушение и в поддержку одной из сторон в гражданской войне с целью свержения существующего режима, нанеся урон авторитету Совета Безопасности.

Кишки намотаем на крест

Поддерживаемая Западом сирийская оппозиция уничтожает христиан

В последние дни информационное агентство Ватикана Agenzia Fides неоднократно сообщало о предпринимаем боевиками в Сирии атаках на христианские храмы и семьи христиан. Но ведущие мировые информационные агентства по этому поводу как воды в рот набрали.

Так, несколько дней назад недалеко от города Хомс, в Аль Кусайре, боевики ворвались в греко-католическую Ильинскую (St. Elias) церковь и крушили там все, что связано с христианскими символами и знаками веры. Пострадали и другие христианские храмы.

По сведениям местного источника, сообщает Agenzia Fides, более тысячи христиан, проживающих в этом районе, где действуют боевики так называемой «Свободной сирийской армии», финансируемой и вооружаемой ведущими странами Запада, саудитами и Катаром, вынуждены бросать свои дома. Они ищут спасения и защиты в ближайшей сельской местности у родственников или бегут в другие города, контролируемые правительственными войсками.

Всего в Аль Кусайре, Раблехе, Хамре и примыкающих районах проживает более десяти тысяч христиан. Многие из них, как информируют руководители местных христианских общин, уже готовы бежать подальше от боевиков, спасая детей, стариков и женщин.

Судя по информации Agenzia Fides, это – вполне оправдано, поскольку те, кто, по словам «Reuters», «Sky News» и подобных им рупоров западной пропаганды, «борется за демократию с тоталитарным режимом Асада», не щадят никого. Их снайперы охотятся за христианами, которые рискнули просто выйти в магазин за продуктами.

В Хомсе, Аль Кусайре и других городах боевики выдвинули ультиматум местным христианам, заставляя тех «убраться из города подобру-поздорову, иначе они пожалеют».

Два католических священника, которые были вынуждены бежать в последние дни из Аль Кусайре, подтверждают, что они собственными ушами слышали раздававшиеся с минаретов мечетей угрозы боевиков-радикалов «намотать их кишки на их кресты».

«От христиан требуют немедленно присоединяться к оппозиции, а тем, кто откажется это сделать, грозят новыми преследованиями и насилием», — замечает в своем материале, распространенном на прошлой неделе, Agenzia Fides.

Геноцид христиан в Сирии приобретает совершенно зримые очертания, которые никак не хотят видеть лидеры «западных демократий».

«После года конфликта действительность далека от той картины, которую рисуют западные СМИ, — говорится в сообщении, отправленном в Agenzia Fides французским епископом Филиппом Клосом, который недавно посетил Сирию, побывав в Дамаске, Алеппо и Хомсе. – Везде – чрезвычайное опустошение: церкви наполовину разрушены, дома христиан сильно повреждены из-за боев и полностью опустели от жителей, которые были вынуждены бежать, не успев захватить ничего. Эти районы захвачены вооруженными группировками, вооруженными тяжелой техникой и обеспечиваемые деньгами Катаром и Саудовской Аравией.

Читать еще:  Без Церкви мы не можем увидеть своих недостатков

Христиане (в том числе – епископы) вынуждены бежать в Дамаск и Ливан, в то время как другие беженцы нашли убежище в ближайшей сельской местности. Один священник убит, другой ранен тремя пулями.

Обострилась ситуация и в Дамаске. В последние недели здесь, — были ужасные нападения, которые заканчивались жертвами. Из нескольких сотен погибших от огня «борцов с тоталитарным режимом» и устроенных ими терактов — около 50 христиан. Горе было всеобщим, сердца всех поражены неописуемой болью».

Между тем, «либеральные соловьи» рисуют совсем иную картину развития событий в Сирии, изображая разгул фундаменталистских банд как продолжение свободолюбивой «арабской весны».

Так, в беседе с корреспондентом французской «Le Figaro» эксперт по геополитике Александр Адлер, рассуждая на эту тему, уверяет: «Разумеется, здесь возникает вопрос, не является ли все это, как говорил Гегель, уловкой истории, заговором фундаменталистских сил, которые манипулируют столь дорогими нам символами, чтобы взять власть в свои руки. Но нет, нам не померещилось, мы действительно видели либеральную, отважную, активную молодежь: в Тунисе и Египте она выступила против репрессивной системы, которая постепенно распалась на части». Но, кажется даже этот любитель «отважной арабской молодежи» понимает: «У европейского сообщества нет защиты в виде абстрактной преграды Атлантического океана (как у США – Б.И.), и оно осознает, что его будущее отчасти решается в арабском мире: если по всему Магрибу утвердятся исламистские режимы по примеру тунисской Партии возрождения наши пригороды заполыхают».

Но на фоне здравых выводов г-на Адлера удивляет его странное, болезненное даже, желание «поддерживать борьбу за демократию в арабском мире»: одной рукой – разжигаем, второй – огонь заливаем…

В опубликованной недавно в американской «Huffington Post» статье министра иностранных дел России Сергея Лаврова по этому поводу говорится следующее: «Возникает вопрос – что делать, если «выяснение отношений» между властями и оппозицией все-таки приняло насильственный, вооруженный характер? Ответ представляется очевидным – внешние игроки должны предпринять все, что в их силах, чтобы прекратить кровопролитие и обеспечить выработку компромисса с участием всех вовлеченных в конфликт сторон. Принимая решение о поддержке резолюции 1970 Совета Безопасности ООН, и не возражая против одобрения резолюции 1973 по ливийской проблеме, мы исходили из того, что эти решения позволят ограничить возможности чрезмерного применения силы и откроют путь к политическому урегулированию.

К сожалению, действия стран НАТО по выполнению этих резолюций вылились в их грубейшее нарушение и в поддержку одной из сторон в гражданской войне с целью свержения существующего режима, нанеся урон авторитету Совета Безопасности.

Иракский и сирийский крест. За что воюют ассирийские милиции?

Кровопролитная война в Сирии и Ираке стала очередным серьезнейшим и трагическим испытанием для многострадального христианского населения Ближнего Востока. Относительно малочисленные и слабозащищенные сирийские и иракские христиане, а также мандеи и езиды стали довольно легкой мишенью для радикальных группировок. Тем не менее, достаточно быстро христианским общинам Сирии и Ирака удалось самоорганизоваться и сформировать собственные отряды ополчения. О них известно меньше, чем о легендарных курдских ополчениях. Это и понятно: курдские формирования, в силу своей численности, вносят важнейший вклад в антитеррористическую борьбу. Но и христианские отряды героически сражаются с радикальными группировками — самостоятельно и в союзе с курдами.

Три крупнейшие этнические группы в общей массе ближневосточных христиан — это ассирийцы, армяне и арабские христиане (православные и католики). Ассирийцы, один из древнейших народов Месопотамии, живет на землях современных Сирии и Ирака тысячелетия. Это — прямые потомки древнего населения Вавилонии и Ассирии, сохранившие самоназвание «сураи — ашураи», т.е. «сирийцы» или «ассирийцы». Большая часть ассирийцев, оттесненных еще в Средние века в труднодоступные горные районы, занимается сельским хозяйством. Османская империя предпочитала не вмешиваться во внутренние дела ассирийских общин. В частности, управление общинами осуществлялось через патриарха Ассирийской церкви Востока.

Однако, в годы Первой мировой войны в Османской империи усилились антихристианские настроения, в конце концов вылившиеся в трагедию 1915 года. В свою очередь, и армяне, и ассирийцы Османской империи взяли в руки оружие, чтобы защитить себя и отомстить за невинно убиенных соплеменников и единоверцев. Появились христианские вооруженные отряды, собственные полководцы. Одним из наиболее известных среди них был Ага Петрос, возглавлявший Ассирийские добровольческие силы и получивший даже прозвище «нового Ашшурбанипала».

Воевавшие на стороне Антанты ближневосточные христиане надеялись, что разрушение Османской империи принесет им долгожданное избавление от угнетенного положения и позволит получить автономию, в которой будут уважаться их религия и образ жизни. После распада Османской империи Ирак оказался под контролем британцев, Сирия — под контролем французов. И в Ираке, и в Сирии проживало многочисленное ассирийское население, рассчитывавшее на поддержку со стороны европейских христианских держав. Но Запад фактически предал христианское население Ближнего Востока — автономные государства для христиан так и не были созданы ни на французской, ни на британской подмандатных территориях.

В 1933 г. произошла знаменитая резня в Симеле на севере Ирака, в результате которой были убиты несколько тысяч ассирийцев. После того, как Ирак добился суверенитета, ассирийцы потеряли в нем даже те права, которыми обладали в Османской империи. Иракское руководство, стремившееся сформировать единую иракскую нацию, не было заинтересовано в сохранении национальной самобытности ассирийского народа. Более того, оно предпринимало шаги для формального разделения единой ассирийской общности на три народа по конфессиональному признаку — сирийцев (последователей Сиро-яковитской церкви), халдеев (последователей Халдейской католической церкви) и ассирийцев (последователей Ассирийской церкви Востока). Однако, даже весьма жесткая национальная политика Саддама Хусейна не шла ни в какое сравнение с теми ужасами, с которыми столкнулись иракские ассирийцы после начала кровопролитной войны, развязанной ИГ.

В Ираке один из основных очагов компактного расселения христиан — Ниневийская равнина. Кстати, еще в 1957 г. христиане составляли 75% населения Ниневийской равнины. К 2000-м гг. их оставалось не менее 25-30% от общей численности населения этого региона. В снижении численности христианского населения сыграли свою роль сразу несколько факторов: особенности демографического поведения христианского населения (меньший уровень рождаемости по сравнению с арабо-суннитским населением), заселение территории арабо-мусульманским населением, массовая эмиграция иракских христиан в страны Европы и Америку. И, тем не менее, в районе Ниневии присутствовало весьма многочисленное христианское население — коренные жители этих мест, потомки древних строителей и обитателей ассирийских городов.

Когда в Ираке, а затем и Сирии, активизировались вооруженные отряды религиозных экстремистов, первыми во всеоружии их встретили курды. В этом не было ничего удивительного, поскольку и иракские, и сирийские курды вели вооруженную борьбу против правительств своих стран и обладали собственными боевыми отрядами. Кроме того, курдское население и в Сирии, и в Ираке весьма многочисленно и имеет развитые связи с курдской диаспорой, расселившейся по всему миру. Христианское население Ближнего Востока первое время не уделяло должного внимания созданию собственных вооруженных формирований, что, по мнению некоторых аналитиков, и привело к первым внушительным жертвам среди мирного населения. В 2014 г., в результате начавшегося мощного наступления радикалов из ИГ (запрещенная в России организация), десятки тысяч иракских христиан были вынуждены бежать с обжитых мест.

Очень большими были человеческие жертвы — террористы убивали мужчин, обращали в рабство женщин и девушек. Естественно, что такая ситуация не могла не вызвать у христианского населения Ирака, а затем и Сирии, желания сплотиться с оружием в руках для самозащиты и защиты своих единоверцев и других мирных людей, страдающих от действий террористов. Многие армяне и ассирийцы вступали в курдское ополчение, в рядах которого действовали целые христианские подразделения. Однако затем и сирийские, и иракские христиане, прежде всего ассирийцы, стали создавать свои отряды самообороны, взяв пример с соседей-курдов.

Читать еще:  Как создать счастливую семью. Часть 1. Предаться воле Божией

В 2014 г. стало известно о формировании в Ираке ассирийского ополчения «Dwekh Nawsha», что значит «Будущие мученики». Его возглавил альберт Киссо, а обучение личного состава взял на себя подполковник Юсеф Одишо — ассириец, профессиональный военнослужащий, в прошлом служивший в иракской армии. Многие бойцы «Dwekh Nawsha» являются членами Ассирийской патриотической партии — политической национальной организации ассирийцев, основанной в Багдаде более 40 лет назад, в 1973 году. Однако, считать «Dwekh Nawsha» вооруженным крылом партии все же не стоит — это надпартийное вооруженное формирование, созданное для защиты ассирийского народа от террористов. Оно действует в тесном контакте с курдским ополчением Пешмерга. Кстати, именно на территории Иракского Курдистана христиане чувствуют себя в наибольшей безопасности.

В Сирии еще в 2005 году была основана Партия сириакского союза, которая с началом в 2011 г. фазы активного вооруженного противостояния в стране стала позиционировать себя в качестве оппозиции Башару Асаду. Вскоре партия создала и собственные вооруженные формирования, известные как «Суторо» (официально — Ассирийское управление безопасности). Перед ассирийским ополчением была поставлена основная задача — защитить христианские общины страны от нападений религиозных экстремистов из ИГ и других группировок. С самого начала, как и в Ираке, сирийские христиане стали сотрудничать с курдским ополчением — Отрядами народной самообороны (YPG). В феврале 2013 г. в провинции Хасеке на северо-востоке Сирии был сформирован Ассирийский военный совет (Mawtbo Fulhoyo Suryoyo, сокр. МФС) — вооруженное формирование Партии сириакского союза, которое в 2014 г. влилось в состав курдских Отрядов народной самообороны.

В городе Эль-Камышлы, что на северо-востоке Сирии, на сирийско-турецкой границе, базируется еще одно крупное вооруженное формирование сирийских христиан — «Сооторо» (Силы обороны Гозарто). Оно было создано местными ассирийцами и армянами для защиты христианского населения Эль-Камышлы. В отличие от «Суторо», «Сооторо» поддерживает союзнические отношения с сирийскими правительственными войсками, подчиняющимися Башару Асаду. При этом формально «Сооторо» позиционирует себя как политически нейтральную организацию. То обстоятельство, что «Сооторо» поддерживает Башара Асада, является главной причиной размежевания этой организации с «Суторо». Неоднократно имели место даже вооруженные столкновения между проправительственной ассирийской милицией и антиправительственными формированиями, включая и курдские Отряды народной самообороны.

В настоящее время численность христианских милиций в Сирии оценивается примерно в 20 тысяч человек. Они вооружены стрелковым оружием и, в целом, представляют собой значительно меньшую силу, чем курдское ополчение. Поэтому основной удар террористов принимают на себя курдские Отряды народной самообороны. Но достается и ассирийским ополченцам, которые сражаются плечом к плечу со своими курдскими товарищами.

Вооруженная борьба, которую ведет христианское население Сирии и Ирака, защищаясь от нападений террористов, вызывает симпатии во многих странах мира с преобладающим христианским населением. В Сирии и Ираке сражаются американские и европейские добровольцы, прибывшие сюда из соображений религиозной солидарности и своих политических убеждений. Как правило, это представители праворадикальных организаций или их симпатизанты.

Если леваки предпочитают воевать на той же стороне, но в составе курдского ополчения, то христианские фундаменталисты присоединяются к ассирийской милиции. Так, Мэтью Ван Дайк — гражданин США, уроженец Балтимора, приехал в Ирак как представитель созданной им некоммерческой организации «Международные сыны свободы». В прошлом режиссер и наемник, участвовавший в восстании против Муаммара Каддафи в Ливии, Ван Дайк действует в Ираке как организатор боевой подготовки христианского ассирийского ополчения. Он присоединился к «Подразделению защиты равнин Ниневии» — одному из христианских ополчений Ниневийской равнины, укомплектованному преимущественно ассирийцами. И таких примеров достаточно много. Чаще всего в Ирак едут бывшие военнослужащие из США, Канады, Ирландии и Великобритании. Многие из них имеют реальный опыт участия в войнах и конфликтах и, выйдя в отставку и почувствовав себя не на своем месте, решили вновь вернуться на службу — только теперь уже в качестве добровольцев христианских ополчений Ирака.

Тесная связь американских добровольцев именно с иракскими ополченцами объясняется тем, что, во-первых, до Ирака проще добраться, во-вторых, США официально сотрудничают с иракским правительством и с иракскими курдами, что придает некоторую легитимность участию в боевых действиях на территории Ирака. Созданная Ван Дайком организация «Международные сыны свободы» стремится набирать в Ирак исключительно людей с боевым опытом, причем серьезным. Предпочтение отдается бывшим коммандос и военным разведчикам, отставным командирам, способным организовать процесс боевой подготовки христианских ополченцев. На рядовые должности в ополчение желающие есть всегда — из числа местной христианской молодежи, а вот обучить их, наладить систему управления, обеспечить инженерную и техническую поддержку — здесь требуются крепкие профессионалы, прошедшие хорошую школу в армиях США, Канады или европейских государств.

Примечательно, что в самом Ираке к участию иностранных добровольцев в боевых действиях относятся двойственно. Хотя в христианских ополчениях их поддерживают, иракские эксперты и аналитики более осторожны в своей оценке «христианского волонтерства». Главная проблема, с их точки зрения, заключается в том, что присутствие большого количества христианских добровольцев из стран Европы и США становится дополнительным козырем для пропагандистской машины ИГ, которая пытается представить войну в Ираке и Сирии как конфликт западных «крестоносцев» и их пособников с исламским миром. Примечательно, что против деятельности не только добровольцев из других стран, но и самих ополченцев выступили некоторые религиозные деятели восточных христианских церквей, которые убеждены в том, что защищать христиан Ирака должны власти этой страны. Однако, такая позиция получила отповедь со стороны международных ассирийских организаций. Например, в мае 2016 года Ассирийская Конфедерация Европы (АСЕ) подвергла критике эту позицию религиозных лидеров, заявив, последним не стоит столь активно вмешиваться в политическую жизнь своего народа.

В Сирии также воюют многочисленные иностранные добровольцы. Больше всего их в курдских Отрядах народной самообороны. Героизм воинов Рожавы впечатляет и вдохновляет многочисленных европейских, американских, азиатских добровольцев, сочувствующих левым или просто демократическим идеям. Что касается ассирийских христианских милиций, то иностранные добровольцы есть и в них. Правда, поскольку деятельность ассирийских милиций менее известна, в них и меньше добровольцев. Ведь информационное обеспечение играет очень большую роль в современном мире.

Необходимость активного участия христианских вооруженных милиций в войне против террористов в Сирии и Ираке объясняется не только соображениями самозащиты и борьбы с терроризмом и геноцидом, но и обеспечением представителям христианского населения реального права принять участие в определении политического будущего Ближнего Востока после окончательного разгрома ИГ. Можно сказать, что это — очередной, не исключено, что и последний, шанс ближневосточных христиан обрести свою политическую субъектность, хотя бы в качестве автономии.

Что ждёт христиан Афганистана

В этой традиции переход в христианство считается признаком безумия

Христианство было проповедано в Афганистане апостолом Фомой ещё в I веке, как писал церковный историк Евсевий Кесарийский (265-339). В сирийском документе III века, известном как «Деяния Фомы», рассказывается о службе апостола у царя Гондофареса и о том, как Фома крестил многих местных жителей, включая царя и его брата.

В древности христиане на территории современного Афганистана принадлежали к дохалкидонским церквям, это были несториане и яковиты. Распространено было христианство в основном в северной Бактрии. В V и VI веках епископские кафедры появились в Герате. В более позднее время свою церковь в Кабуле имели армянские купцы. Проникали на территорию Афганистана и иезуиты, но их миссия не увенчалась успехом: эта страна уже была мусульманской. Согласно принятой при американцах конституции 2004 года, Афганистан является исламской республикой. Таковой его считают и талибы* (движение « Талибан » запрещено в России),.

Официально христианство в Афганистане не запрещено, нет законов, запрещающих переход из ислама в христианство, но местные жители считают Христову веру символом колонизации. Официально в Афганистане христиан нет. До последнего времени было, правда, одно официальное исключение: христианка Рула Гани, супруга сбежавшего президента Афганистана Ашрафа Гани, происходящая из семьи ливанских христиан-маронитов. В 2015 году журнал Time даже включил её в список 100 самых влиятельных людей мира.

Читать еще:  Владимир Милосердов: «Пора отдавать долги деревне»

Для основной массы афганцев переход в другую веру является позором. Даже бытовое любопытство, проявленное к христианству, жёстко пресекается. Среди методов пресечения – лишение имущества, увольнение, а также арест, пытки, помещение в психиатрическую клинику (переход в христианство считается признаком безумия), даже убийство.

Репрессировать могут и иностранных миссионеров. Из показательных примеров можно привести события 2010 года, когда в провинции Бадахшан были убиты 10 врачей International Assistance Mission из группы Nuristаn Eye Camp. Ответственность за убийство взяли на себя организации « Хизб-е-Ислами » * и « Талибан » *. Убитых обвинили в проповеди христианства и шпионаже. Позже полевые командиры « Талибана » в Нуристане и Бадахшане признали это обвинение «ошибочным».

Другой пример – арест афганца Шоаиба Ассадуллы Мусави за то, что он дал почитать другу Новый Завет. Под влиянием международного давления Мусави был освобождён из тюрьмы и покинул страну, но случай с ним, как и с убийством 10 врачей, получил широкую огласку. В 2010 году в Афганистане был уничтожен последний общедоступный христианский храм, а сообщения об убийствах христиан поступали и в 2017-м, и в 2018 году.

Если раньше Афганистан ставили на 5-е место в мире по преследованию христиан, то в отчёте за 2020 год он занимает уже 2-е место. За период американской оккупации гонения на христиан усилились.

Большинство афганских христиан – это иностранцы, постоянно проживающие в стране, но есть и обращённые местные. Все вместе – это примерно 30 тыс. человек, 0,1% населения; большинство – католики и протестанты. Правда, Spiegel сообщает, что в стране всего 1-2 тысячи христиан, которые вынуждены скрывать свою веру; богослужения происходят в обстановке строгой конспирации, места собраний постоянно меняются.

Храм апостола Андрея Первозванного в аэропорту Кандагара. Сохранится ли он при талибах?

Православных среди местных христиан нет, если не считать сотрудников международных организаций и солдат оккупационного контингента из Греции (240 человек), Болгарии (170 человек), Румынии (50 человек) и некоторых других стран. В румынском гарнизоне была походная церковь, в которой священник Георгий Николеску в 2003 году, впервые за полторы тысячи лет, совершил Божественную литургию. В 2006 году по инициативе солдата армии США Сэмуэля Скотта Смита, православного по вероисповеданию, в румынском секторе летного поля аэропорта Кандагара был построен и освящен первый стационарный православный храм апостола Андрея Первозванного. Сэмуэль рассказывает: «Церковь была построена по моему проекту, без какой-либо помощи от американцев. Это было чудом, ведь когда я начинал, у меня не было никаких денег, только вера и мне пришлось испытать много неприятностей при осуществлении этого проекта. Но все же мы сделали это». Ещё на военной базе бундесвера Мармал в афганской провинции Балх грузинские военнослужащие построили в 2017-2018 гг. храм Святого Гоброна. В посольстве Российской Федерации в Кабуле в 2011 году, на праздник Преображения Господня, был освящён храм Русской православной церкви.

Что будет с христианами и немногими храмами после прихода к власти «Талибана», неизвестно. В 2001 году лидер этого движения запретил даже изображение креста. И как при новых властителях будет истолкована заповедь Корана («И сражайтесь на пути Аллаха с теми, кто сражается с вами, но не преступайте – поистине, Аллах не любит преступающих… Когда же враг ваш прекратит борьбу, оружие сложите и гоните тех, кто продолжает сеять смуту»), тоже неизвестно.

Заглавное фото: храм святого Гоброна, построенный грузинскими военными на базе бундесвера Мармал

Скальбия под ударом: сирийская оппозиция накрывает христиан огнем

Еще не все забыли, как боевики так называемой сирийской оппозиции вырезали и ели сердца солдат правительственных войск. Вот и снова эти «доблестные» бойцы показывают, что ничем не отличаются от террористических группировок, в частности от «Исламского государства» и «Джебхаб ан-Нусра» (обе организации запрещены на территории Российской Федерации). Под ударом оказался населенный пункт Скальбия, где преимущественно проживают христиане. Сирийской оппозиции не чужды идеи Халифата? Корреспондент Федерального агентства новостей поговорил с экспертом, который прокомментировал действия так называемой оппозиции.

Как сообщают арабские СМИ, на территории Сирии продолжает нарушаться перемирие. Под огнем боевиков оппозиционной «Центральной группы» оказался город Скальбия в провинции Хама, который ранее накрыла настоящая гуманитарная катастрофа. Снаряды артиллерии и минометов ложатся в жилых районах города.

Сообщается, что в результате обстрела несколько снарядов угодило прямо в Национальную больницу. О погибших и раненых не сообщается.

Отметим, что Скальбия находится в 50 километрах к северу-западу от города Хама, который является главным городом одноименной провинции. В 2014 году численность Скальбии составляла 17 313 жителей, преимущественно христиане.

Политолог, директор Центра геополитических исследований Института инновационного развития Дмитрий Родионов в беседе с корреспондентом ФАН отметил, что боевики-джихадисты никогда не отличались толерантностью не только к «неверным», но и к мусульманам, которые их не поддерживали. Что уж тут говорить о христианах. В этом плане абсолютно все экстремистские группировки в Сирии похожи друг на друга.

«Война в Сирии давно переросла из просто гражданской в религиозную. Различные группировки, исповедующие свой взгляд на нормы ислама, активно воюют между собой, при этом зачастую между ними происходят союзы, слияния, боевики с легкостью переходят из одной группировки в другую. При этом цель у них, во всяком случае, на словах — одна. И представители других религий для них — не более, чем мусор под ногами, с которым вообще не нужно считаться. Сирия — многоконфессиональная страна, в которой в течение веков уживались различные ветви ислама, христианство и другие религии. Тем не менее большая часть населения является мусульманами-суннитами. Тот факт, что правят в Сирии алавиты, вызывал недовольство и делал ситуацию взрывоопасной. Именно это во многом предопределило массовую поддержку населением радикальных суннитских группировок. Начавшаяся в 2011 году гражданская война неизбежно приобрела религиозную окраску. И, естественно, религиозные меньшинства, такие, как христиане различных конфессий, друзы, езиды — все, кого все эти «разборки» совершенно не касались, стали жертвами религиозной внутриисламской войны», — пояснил эксперт.

Что касается нынешней ситуации с обстрелами Скальбии, то, подчеркнул Родионов, обстреливают этот населенный пункт далеко не первый месяц. Сегодня на фоне разворачивающейся там гуманитарной катастрофы это ощущается особенно остро. Кроме того, можно прогнозировать ухудшение ситуации. И вот почему.

«Сегодня происходит, по сути, переформатирование сирийской оппозиции. Мы можем наблюдать резкую активизацию «Джабхат ан-Нусры», с одной стороны. С другой — «Исламского государства», которое, понеся ряд чувствительных поражений, будет во что бы то ни стало стараться отыграться, что сейчас и делает на севере Алеппо, который всегда был территорией так называемых «умеренных». Последние оказываются зажаты между курдами и ИГ, но их самая большая беда в другом. От них, судя по всему, отвернулись их главные спонсоры: США, сделавшие полноценную ставку на курдов, и Турция, которая понимает, что «умеренным» уже не помочь. А вот усиление курдов им явно не добавляет оптимизма, поэтому Турция будет скорее помогать ИГ. Пока рано говорить о полном разгроме «умеренных», однако тенденция вырисовывается четкая: их будут переманивать к себе «ан-Нусра» и «Исламское государство». Территории, контролируемые «умеренными», будут сжиматься как шагреневая кожа, а отчаянность их сопротивления правительственным войскам — нарастать. Так что ожесточение боевых действий на всех участках фронта — неизбежно. Разумеется, боевики будут отыгрываться на всех подряд, в первую очередь на «неверных» и «отступниках» (коими они считают всех мусульман, которые не разделяют их взглядов). Населению христианских городов, и не только городов, находящихся вблизи линии соприкосновения, можно посочувствовать», — резюмировал Дмитрий Родионов.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector