0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Правда о наших потерях в Великой Отечественной войне

Правда о наших потерях в Великой Отечественной войне

27 апреля 2010 1:00

Каждый раз знающие и авторитетные люди с цифрами в руках убедительно доказывают, что этот миф является идеологическим оружием в информационно-психологической войне против России, что это средство деморализации нашего народа. И к каждому новому юбилею подрастает новое поколение, которое должно услышать трезвый голос, в какой-то степени нейтрализующий усилия манипуляторов.

ВОЙНА ЦИФР

Еще в 2005 году, буквально накануне праздника 60-летия Победы, на телепередачу Владимира Познера «Времена» был приглашен президент Академии военных наук генерал армии Махмут Гареев, который в 1988 году возглавлял комиссию Министерства обороны по оценке потерь в ходе войны. Владимир Познер заявил: «Вот поразительное дело — мы до сих пор не знаем точно, сколько погибло наших бойцов, солдат, офицеров в этой войне».

И это при том, что в 1966 — 1968 годах подсчет людских потерь в Великой Отечественной войне вела комиссия Генерального штаба, возглавляемая генералом армии Сергеем Штеменко. Затем в 1988 — 1993 годах сведением и проверкой материалов всех предыдущих комиссий занимался коллектив военных историков.

Результаты этого фундаментального исследования потерь личного состава и боевой техники советских Вооруженных сил в боевых действиях за период с 1918 по 1989 год были опубликованы в книге «Гриф секретности снят. Потери Вооруженных сил в войнах, боевых действиях и военных конфликтах».

В этой книге сказано: «По результатам подсчетов, за годы Великой Отечественной войны (в том числе и за кампанию на Дальнем Востоке против Японии в 1945 году) общие безвозвратные демографические потери (убиты, пропали без вести, попали в плен и не вернулись из него, умерли от ран, болезней и в результате несчастных случаев) советских Вооруженных сил вместе с Пограничными и Внутренними войсками составили 8 млн. 668 тыс. 400 чел.». Соотношение по людским потерям Германии и ее союзников на Восточном фронте было 1:1,3 в пользу нашего противника.

В той же телепередаче в разговор вступил известный писатель-фронтовик: «Сталин сделал все для того, чтобы проиграть войну. Немцы в общей сложности потеряли 12,5 миллиона человек, а мы на одном месте потеряли 32 миллиона, на одной войне».

Есть люди, которые в своей «правде» доводят масштабы советских потерь до величин несуразных, абсурдных. Самые фантастические цифры дает писатель и историк Борис Соколов, который оценил общее число погибших в рядах советских Вооруженных сил в 1941 — 1945 годах в 26,4 млн. человек при немецких потерях на советско-германском фронте в 2,6 млн. (то есть при соотношении потерь 10:1). А всего погибших в Великой Отечественной войне советских людей он насчитал 46 миллионов.

Его подсчеты абсурдны: за все годы войны было мобилизовано (с учетом довоенного числа военнослужащих) 34,5 млн. человек, из которых непосредственными участниками войны было около 27 млн. человек. После окончания войны в Советской Армии числилось около 13 млн. человек. Никак из 27 млн. участников войны не могли погибнуть 26,4 миллиона.

Нас пытаются убедить, что «мы завалили немцев трупами собственных солдат».

ПОТЕРИ БОЕВЫЕ, БЕЗВОЗВРАТНЫЕ И ОФИЦИАЛЬНЫЕ

К безвозвратным боевым потерям относятся убитые на поле боя, умершие от ран при санитарной эвакуации и в госпиталях. Эти потери составили 6329,6 тыс. человек. Из них убиты и умерли от ран на этапах санитарной эвакуации 5226,8 тыс. и умерли от ран в госпиталях 1102,8 тыс. человек.

К безвозвратным потерям относятся также пропавшие без вести и оказавшиеся в плену. Таких было 3396,4 тыс. Кроме того, в первые месяцы войны были существенные потери, характер которых не подтвержден документально (сведения о них собирались впоследствии, в том числе по немецким архивам). Они составили 1162,6 тыс. человек.

В число безвозвратных потерь включены и небоевые потери — умершие от болезней в госпиталях, погибшие в результате чрезвычайных происшествий, расстрелянные по приговорам военных трибуналов. Эти потери составили 555,5 тыс. человек.

Сумма всех этих потерь за время войны составила 11 444,1 тыс. человек. Из этого числа исключены 939,7 тыс. военнослужащих, учтенных в начале войны как пропавшие без вести, но вторично призванных в армию на освобожденной от оккупации территории, а также 1836 тыс. бывших военнослужащих, после окончания войны возвратившихся из плена, — всего 2775,7 тыс. человек.

Таким образом, фактическое число безвозвратных (демографических) потерь Вооруженных сил СССР составило 8668,4 тыс. человек.

Конечно, это не окончательные цифры. Минобороны РФ создает электронную базу данных, она постоянно дополняется. В январе 2010 года начальник Управления Минобороны РФ по увековечению памяти погибших при защите Отечества генерал-майор Александр Кирилин заявил прессе, что к 65-летию Великой Победы будут обнародованы официальные данные о потерях нашей страны в Великой Отечественной войне. Генерал подтвердил, что в настоящее время Минобороны оценивает потери военнослужащих Вооруженных сил в 1941 — 1945 годах в 8,86 миллиона человек. Он сказал: «К 65-летию Великой Победы мы наконец придем к той официальной цифре, которая будет зафиксирована в нормативном документе правительства и доведена до всего населения страны, чтобы прекратить спекуляции по цифрам потерь».

Близкие к реальным сведения о потерях содержат работы выдающегося российского демографа Леонида Рыбаковского, в частности одна из последних его публикаций — «Людские потери СССР и России в Великой Отечественной войне».

Появляются объективные исследования и за рубежами России. Так, известный исследователь-демограф Садретдин Максудов, работающий в Гарвардском университете и изучавший потери Красной Армии, оценил безвозвратные потери в 7,8 млн. человек, что на 870 тыс. меньше, чем в книге «Гриф секретности снят». Такое расхождение он объясняет тем, что российские авторы не исключили из числа потерь тех военнослужащих, которые умерли «естественной» смертью (это 250 — 300 тыс. человек). Кроме того, они завысили число погибших советских военнопленных. Из них, по мнению Максудова, надо вычесть «естественно» умерших (около 100 тыс.), а также тех, кто остался после войны на Западе (200 тыс.) или вернулся на Родину, минуя официальные каналы репатриации (примерно 280 тыс. человек). Свои результаты Максудов опубликовал на русском языке в статье «О фронтовых потерях Советской Армии в годы Второй мировой войны».

ЦЕНА ВТОРОГО ПРИШЕСТВИЯ ЕВРОПЫ В РОССИЮ

В 1998 году в Москве вышел совместный труд РАН и Министерства обороны РФ «Великая Отечественная война. 1941 — 1945» в 4 томах. Там сказано: «Безвозвратные людские потери вооруженных сил Германии на Восточном фронте равны 7181,1 тыс. военнослужащих, а вместе с союзниками. — 8649,3 тыс.». Если вести подсчет по одной и той же методике — учитывая пленных, — то «безвозвратные потери Вооруженных сил СССР. превышают потери противника в 1,3 раза».

Это и есть максимально надежное на данный момент соотношение потерь. Не 10:1, как у иных «искателей истины», а 1,3:1. Больше не в десять раз, а на 30%.

Основные потери Красная Армия несла на первом этапе войны: на 1941 год, то есть на 6 с небольшим месяцев войны, приходится 27,8% общего числа погибших за всю войну. А за 5 месяцев 1945 года, на которые пришлось несколько крупных операций, — 7,5% от общего числа погибших.

Также и основные потери в виде пленных пришлись на начало войны. По немецким данным, с 22 июня 1941 года по 10 января 1942 года число советских военнопленных составило 3,9 млн. На Нюрнбергском процессе был оглашен документ из аппарата Альфреда Розенберга, в котором сообщалось, что из 3,9 млн. советских военнопленных к началу 1942 года остались в лагерях 1,1 млн.

Германская армия была на первом этапе объективно намного сильнее.

Да и численное преимущество в первое время было на стороне Германии. На 22 июня 1941 года вермахт и войска СС развернули против СССР полностью отмобилизованную и обладающую боевым опытом армию численностью 5,5 млн. человек. Красная Армия имела в западных округах 2,9 млн. человек, существенная часть которых еще не завершила мобилизацию и не прошла обучение.

Нельзя также забывать, что, кроме вермахта и войск СС, в войну против СССР сразу же включились 29 дивизий и 16 бригад союзников Германии — Финляндии, Венгрии и Румынии. 22 июня их солдаты составляли 20% армии вторжения. Затем к ним примкнули итальянские и словацкие войска, и к концу июля 1941 года войска сателлитов Германии насчитывали около 30% сил вторжения.

На деле произошло нашествие Европы на Россию (в форме СССР), во многом сходное с нашествием Наполеона. Между этими двумя нашествиями проводилась прямая аналогия (Гитлер даже предоставил «Легиону французских добровольцев» почетное право начать бой на Бородинском поле; правда, при одном крупном артобстреле этот легион сразу потерял 75% личного состава). С Красной Армией сражались дивизии испанцев и итальянцев, дивизии «Нидерланды», «Ландшторм Нидерланд» и «Нордланд», дивизии «Лангермак», «Валлония» и «Шарлемань», дивизия чешских добровольцев «Богемия и Моравия», дивизия албанцев «Скандерберг», а также отдельные батальоны бельгийцев, голландцев, норвежцев, датчан.

Читать еще:  Толкование на «пророчество» от Венедиктова

Достаточно сказать, что в боях с Красной Армией на территории СССР румынская армия потеряла более 600 тыс. солдат и офицеров убитыми, ранеными и пленными. Венгрия воевала с СССР с 27 июня 1941 года по 12 апреля 1945 года, когда уже вся территория была занята советскими войсками. На Восточном фронте венгерские войска насчитывали до 205 тысяч штыков. Об интенсивности их участия в боях говорит тот факт, что в январе 1942 года в боях под Воронежем венгры потеряли 148 тыс. человек убитыми, ранеными и пленными.

Финляндия для войны с СССР мобилизовала 560 тыс. человек, 80% призывного контингента. Эта армия была самой подготовленной, хорошо вооруженной и стойкой среди союзников Германии. С 25 июня 1941-го по 25 июля 1944 года финны сковывали в Карелии большие силы Красной Армии. Хорватский легион был небольшим по численности, но имел боеспособную истребительную эскадрилью, летчики которой сбили (по их докладам) 259 советских самолетов, потеряв при этом 23 свои машины.

От всех этих союзников Гитлера отличались словаки. Из 36 тыс. словацких военнослужащих, воевавших на Восточном фронте, погибли менее 3 тыс., а в плен сдались более 27 тыс. солдат и офицеров, многие из которых пополнили Чехословацкий армейский корпус, сформированный в СССР. В момент начала Словацкого национального восстания в августе 1944 года вся словацкая военная авиация перелетела на Львовский аэродром.

В целом, по германским данным, на Восточном фронте были убиты и умерли в составе иностранных формирований вермахта и СС 230 тыс. человек, а в составе армий стран-сателлитов — 959 тыс. человек — всего около 1,2 млн. солдат и офицеров. Согласно справке Минобороны СССР (1988), безвозвратные потери вооруженных сил официально воевавших с СССР стран составили 1 млн. человек. Помимо немцев, в числе взятых Красной Армией военнопленных оказалось 1,1 млн. граждан европейских стран. Например, французов было 23 тыс., чехословаков — 70, поляков — 60,3, югославов — 22.

Пожалуй, еще более важен тот факт, что к началу войны против СССР Германия оккупировала или реально поставила под контроль всю континентальную Европу. Общей властью и целью были объединены территория в 3 млн. кв. км и население около 290 млн. человек. Как пишет английский историк, «Европа стала экономическим целым». Весь этот потенциал был брошен на войну против СССР, потенциал которого по формальным экономическим меркам был примерно в 4 раза меньше (и уменьшился примерно вдвое в первые полгода войны).

При этом Германия получала через посредников еще и значительную помощь из США и Латинской Америки. Европа в огромных масштабах снабжала германскую промышленность рабочей силой, что и позволило провести беспрецедентную военную мобилизацию немцев — 21,1 млн. человек. В хозяйстве Германии во время войны были использованы примерно 14 млн. иностранных рабочих. На 31 мая 1944 года в военной промышленности Германии было 7,7 млн. иностранных рабочих (30%). Военные заказы Германии выполняли все крупные, технически передовые предприятия Европы. Достаточно сказать, что только заводы «Шкода» за год перед нападением на Польшу выпустили столько же военной продукции, сколько вся английская военная промышленность. 22 июня 1941 года в СССР ворвалась военная машина с небывалым в истории количеством техники и боеприпасов.

Красная Армия, лишь недавно переформированная на современной основе и только начавшая получать и осваивать современное вооружение, имела перед собой мощного противника совершенно нового типа, какого не было ни в Первой мировой, ни в Гражданской войнах, ни даже в финской войне. Однако, как показали события, Красная Армия обладала исключительно высокой способностью к обучению. Она показала редкостную стойкость в самых трудных условиях и быстро укреплялась. Военная стратегия и тактика высшего командования и офицеров были творческими и обладали высоким системным качеством. Поэтому на заключительном этапе войны потери германской армии были в 1,4 раза больше, чем советских Вооруженных сил.

РАБОТА НАД ОШИБКАМИ

В материале была допущена досадная оплошность. Вместо фотографии директора Института социально-политических исследований РАН академика Геннадия Васильевича Осипова было опубликовано фото его однофамильца — президента Российской академии наук Осипова Юрия Сергеевича.

Приносим извинения Геннадию Васильевичу и Юрию Сергеевичу.

История вопроса такова

В марте 1946 года в интервью газете «Правда» И.В. Сталин объявил: «В результате немецкого вторжения Советский Союз безвозвратно потерял в боях с немцами, а также благодаря немецкой оккупации и угону советских людей на немецкую каторгу около семи миллионов человек».

В 1961 году Н.С. Хрущев в письме премьер-министру Швеции писал: «Германские милитаристы развязали войну против Советского Союза, которая унесла два десятка миллионов жизней советских людей».

8 мая 1990 года на заседании Верховного Совета СССР в честь 45-летия Победы в Великой Отечественной войне объявлено итоговое число людских потерь: «Почти 27 миллионов человек».

В 1993 году коллектив военных историков под руководством генерал-полковника Г.Ф. Кривошеева опубликовал статистическое исследование «Гриф секретности снят. Потери Вооруженных сил СССР в войнах, боевых действиях и военных конфликтах». В нем указана сумма общих потерь — 26,6 миллиона человек и в том числе впервые опубликованы боевые потери: 8 668 400 солдат и офицеров.

В 2001 году вышло переиздание книги под редакцией Г.Ф. Кривошеева «Россия и СССР в войнах XX века. Потери вооруженных сил: Статистическое исследование». В одной из ее таблиц говорилось, что безвозвратные потери только Советской Армии и флота в годы Великой Отечественной войны — 11 285 057 человек. (см. стр. 252.) В 2010 году в очередном издании «Великая Отечественная без грифа секретности. Книга потерь» опять же под редакцией Г.Ф. Кривошеева уточнены данные о потерях воюющих в 1941—1945 годы армий. Демографические потери снижены до 8 744 500 военнослужащих (стр. 373):

И вот 14 февраля 2017 года объявлена новая цифра: более 19 миллионов солдат и офицеров.

Возникает естественный вопрос: где же хранились упомянутые «данные Госплана СССР» о боевых потерях нашей Армии, если их более 70 лет не могли изучить даже руководители специальных комиссии Министерства обороны? Насколько они соответствуют действительности?

Все познается в сравнении. Стоит вспомнить, что именно в книге «Россия и СССР в войнах ХХ века» нам разрешили, наконец, в 2001 году узнать, сколько наших соотечественников было мобилизовано в ряды Красной (Советской) Армии за годы Второй Мировой войны: 34 476 700 человек (стр. 596.).

Если принять на веру официальную цифру 8 744 тыс. человек, то доля наших военных потерь составит 25 процентов. То есть, по утверждению комиссии Министерства обороны РФ, лишь каждый четвертый советский солдат и офицер не вернулся с фронта.

Думаю, с этим не согласится житель любого населенного пункта бывшего СССР. В каждой деревне или ауле есть плиты с именами погибших земляков. На них в лучшем случае лишь половина из тех, кто ушел на фронт 70 лет назад.

ЦЕНА ВТОРОГО ПРИШЕСТВИЯ ЕВРОПЫ В РОССИЮ

В 1998 году в Москве вышел совместный труд РАН и Министерства обороны РФ «Великая Отечественная война. 1941 — 1945» в 4 томах. Там сказано: «Безвозвратные людские потери вооруженных сил Германии на Восточном фронте равны 7181,1 тыс. военнослужащих, а вместе с союзниками. — 8649,3 тыс.». Если вести подсчет по одной и той же методике — учитывая пленных, — то «безвозвратные потери Вооруженных сил СССР. превышают потери противника в 1,3 раза».

Это и есть максимально надежное на данный момент соотношение потерь. Не 10:1, как у иных «искателей истины», а 1,3:1. Больше не в десять раз, а на 30%.

Основные потери Красная Армия несла на первом этапе войны: на 1941 год, то есть на 6 с небольшим месяцев войны, приходится 27,8% общего числа погибших за всю войну. А за 5 месяцев 1945 года, на которые пришлось несколько крупных операций, — 7,5% от общего числа погибших.

Также и основные потери в виде пленных пришлись на начало войны. По немецким данным, с 22 июня 1941 года по 10 января 1942 года число советских военнопленных составило 3,9 млн. На Нюрнбергском процессе был оглашен документ из аппарата Альфреда Розенберга, в котором сообщалось, что из 3,9 млн. советских военнопленных к началу 1942 года остались в лагерях 1,1 млн.

Германская армия была на первом этапе объективно намного сильнее.

Да и численное преимущество в первое время было на стороне Германии. На 22 июня 1941 года вермахт и войска СС развернули против СССР полностью отмобилизованную и обладающую боевым опытом армию численностью 5,5 млн. человек. Красная Армия имела в западных округах 2,9 млн. человек, существенная часть которых еще не завершила мобилизацию и не прошла обучение.

Читать еще:  «Служа ближнему – мы служим Господу!»

Нельзя также забывать, что, кроме вермахта и войск СС, в войну против СССР сразу же включились 29 дивизий и 16 бригад союзников Германии — Финляндии, Венгрии и Румынии. 22 июня их солдаты составляли 20% армии вторжения. Затем к ним примкнули итальянские и словацкие войска, и к концу июля 1941 года войска сателлитов Германии насчитывали около 30% сил вторжения.

На деле произошло нашествие Европы на Россию (в форме СССР), во многом сходное с нашествием Наполеона. Между этими двумя нашествиями проводилась прямая аналогия (Гитлер даже предоставил «Легиону французских добровольцев» почетное право начать бой на Бородинском поле; правда, при одном крупном артобстреле этот легион сразу потерял 75% личного состава). С Красной Армией сражались дивизии испанцев и итальянцев, дивизии «Нидерланды», «Ландшторм Нидерланд» и «Нордланд», дивизии «Лангермак», «Валлония» и «Шарлемань», дивизия чешских добровольцев «Богемия и Моравия», дивизия албанцев «Скандерберг», а также отдельные батальоны бельгийцев, голландцев, норвежцев, датчан.

Достаточно сказать, что в боях с Красной Армией на территории СССР румынская армия потеряла более 600 тыс. солдат и офицеров убитыми, ранеными и пленными. Венгрия воевала с СССР с 27 июня 1941 года по 12 апреля 1945 года, когда уже вся территория была занята советскими войсками. На Восточном фронте венгерские войска насчитывали до 205 тысяч штыков. Об интенсивности их участия в боях говорит тот факт, что в январе 1942 года в боях под Воронежем венгры потеряли 148 тыс. человек убитыми, ранеными и пленными.

Финляндия для войны с СССР мобилизовала 560 тыс. человек, 80% призывного контингента. Эта армия была самой подготовленной, хорошо вооруженной и стойкой среди союзников Германии. С 25 июня 1941-го по 25 июля 1944 года финны сковывали в Карелии большие силы Красной Армии. Хорватский легион был небольшим по численности, но имел боеспособную истребительную эскадрилью, летчики которой сбили (по их докладам) 259 советских самолетов, потеряв при этом 23 свои машины.

От всех этих союзников Гитлера отличались словаки. Из 36 тыс. словацких военнослужащих, воевавших на Восточном фронте, погибли менее 3 тыс., а в плен сдались более 27 тыс. солдат и офицеров, многие из которых пополнили Чехословацкий армейский корпус, сформированный в СССР. В момент начала Словацкого национального восстания в августе 1944 года вся словацкая военная авиация перелетела на Львовский аэродром.

В целом, по германским данным, на Восточном фронте были убиты и умерли в составе иностранных формирований вермахта и СС 230 тыс. человек, а в составе армий стран-сателлитов — 959 тыс. человек — всего около 1,2 млн. солдат и офицеров. Согласно справке Минобороны СССР (1988), безвозвратные потери вооруженных сил официально воевавших с СССР стран составили 1 млн. человек. Помимо немцев, в числе взятых Красной Армией военнопленных оказалось 1,1 млн. граждан европейских стран. Например, французов было 23 тыс., чехословаков — 70, поляков — 60,3, югославов — 22.

Пожалуй, еще более важен тот факт, что к началу войны против СССР Германия оккупировала или реально поставила под контроль всю континентальную Европу. Общей властью и целью были объединены территория в 3 млн. кв. км и население около 290 млн. человек. Как пишет английский историк, «Европа стала экономическим целым». Весь этот потенциал был брошен на войну против СССР, потенциал которого по формальным экономическим меркам был примерно в 4 раза меньше (и уменьшился примерно вдвое в первые полгода войны).

При этом Германия получала через посредников еще и значительную помощь из США и Латинской Америки. Европа в огромных масштабах снабжала германскую промышленность рабочей силой, что и позволило провести беспрецедентную военную мобилизацию немцев — 21,1 млн. человек. В хозяйстве Германии во время войны были использованы примерно 14 млн. иностранных рабочих. На 31 мая 1944 года в военной промышленности Германии было 7,7 млн. иностранных рабочих (30%). Военные заказы Германии выполняли все крупные, технически передовые предприятия Европы. Достаточно сказать, что только заводы «Шкода» за год перед нападением на Польшу выпустили столько же военной продукции, сколько вся английская военная промышленность. 22 июня 1941 года в СССР ворвалась военная машина с небывалым в истории количеством техники и боеприпасов.

Красная Армия, лишь недавно переформированная на современной основе и только начавшая получать и осваивать современное вооружение, имела перед собой мощного противника совершенно нового типа, какого не было ни в Первой мировой, ни в Гражданской войнах, ни даже в финской войне. Однако, как показали события, Красная Армия обладала исключительно высокой способностью к обучению. Она показала редкостную стойкость в самых трудных условиях и быстро укреплялась. Военная стратегия и тактика высшего командования и офицеров были творческими и обладали высоким системным качеством. Поэтому на заключительном этапе войны потери германской армии были в 1,4 раза больше, чем советских Вооруженных сил.

Когда все мифы разбились о факты: настоящие данные о потерях Красной армии в Великой Отечественной

Одним из любимых способов фальсификаторов истории является утверждение, что не было ни геройства, ни храбрости, ни достижений в области производства вооружений, а был только страх перед жестокой властью, представители которой гнали людей на убой, завалив немцев трупами.

Фальсификаторы нашей истории даже не утруждают себя доказательствами своих заявлений, а действуют согласно утверждению Геббельса, что ложь, повторенная тысячу раз, становится правдой.

Но все их мифы разбиваются о факты, а факты указывают на то, что бойцы и командиры Красной Армии, рабочие и инженерно-технические работники оборонной промышленности СССР оказались наголову выше бойцов и работников промышленности Германии и оккупированной ею Европы. Факты указывают на то, что Красная Армия завалила немцев не трупами, а бомбами и снарядами.

Данные о потерях СССР людей во время войны являются одним из способов умаления величия нашей Победы. Недоброжелатели России пытаются лишить нас гордости великой Победой 9 мая 1945 года, говоря неправду о наших потерях во время Великой Отечественной войны 1941-1945 гг.

Для этого, во-первых, смешали потери мирных граждан и военнослужащих и выдают их за потери Красной Армии. То есть в наши потери во время В. О. войны включены военнослужащие и мирные жители в сумме, а в потери Германии только потери военнослужащих. Надо отметить, что ни одна их воевавших во время Второй мировой войны стран в потери не включает потери мирного населения, а мы включаем, потому что Гитлер вёл на востоке войну на истребление и истребил огромное количество советских мирных граждан.

Во-вторых, когда пишут о потерях Германии, то забывают сказать о потерях армий Италии, Венгрии, Румынии и Финляндии в 1941 году вместе с Германией напавших на СССР и воевавших на советско-германском фронте.

В-третьих, когда пишут о потерях Красной Армии, то указывают все потери, а когда пишут о потерях Германии, то указывают только безвозвратные потери. То есть в потери Красной Армии включают убитых и раненых (именно таково содержание слова «потери»), а в потери Германии включают только убитых и в течение 3-х суток умерших от ран.

В-четвёртых, когда сравнивают потери в стрелковых дивизиях, то не пишут о том, что численный состав немецкой пехотной дивизии на протяжении значительного периода войны соответствовал составу примерно двух наших стрелковых дивизий, полнокровный немецкий танковый корпус из трёх дивизий имел около 600-700 танков, то есть примерно столько же, сколько имела в своём составе наша танковая армия.

В-пятых, в России никто не несёт ответственности за недостоверную информацию о наших потерях, и поэтому наши недоброжелатели называют цифры, как на аукционе: «Кто больше?»

Сталин в марте 1946 года, комментируя речь Уинстона Черчилля, говорил о том, что в результате немецкого вторжения Советский Союз безвозвратно потерял около семи миллионов человек.

Хрущев, стремившийся принизить все заслуги Сталина, увеличил наши потери военнослужащих и мирных жителей до 20 млн человек. В десятом томе «Всемирной истории», изданном во время правления Хрущева написано: «Разгром фашистской Германии был достигнут Советским Союзом ценой величайших человеческих жертв… Общее число погибших составило более 20 млн человек, из них не менее половины были мирные жители».

В дальнейшем довели количество погибших до 27 млн человек и обвинили в этом не гитлеровцев, убивавших мирное население, ведущих войну на истребление, а Сталина, под руководством которого СССР одержал Победу.

На Западе прославляют Бонапарта и Гитлера, проигравших войны и оставивших на просторах России основное количество солдат и офицеров своих армий. У нас многочисленные прозападные круги и верящие им обыватели не прославляют ни наших военачальников, ни председателя Государственного комитета обороны, председателя Совета народных комиссаров (Совета министров), наркома обороны, Генерального секретаря ЦК ВКП(б) и Верховного Главнокомандующего Сталина, который напряженно работал по руководству фронтом и тылом. Авторитет Сталина в годы войны был огромен. При переходе в наступление звучал боевой призыв: «За Родину! За Сталина!». Невозможно силой заставить так кричать людей, встающих из окопа в атаку под пули врага.

Читать еще:  …Откуда Россия шагнула в пропасть…

Верховного Главнокомандующего и советских военачальников, организовавших Победу, Запад выставляет неспособными грамотно, со знанием дела и заботой о солдатах управлять войсками.

И это в то время, как наша армия, одерживая одну победу за другой, наголову разгромила врага, когда современникам было ясно, что не существует ни в одной армии мира более талантливых, грамотных, разумных, человечных военачальников, чем военачальники Советской армии во время Великой Отечественной войны 1941–1945 годов.

Наши советские военачальники сами вышли из народа, являлись его плотью и кровью и несли на себе свет той всеобъемлющей русской доброты, которую никогда не понять привыкшему к стяжательству, измеряющему жизнь только личной выгодой безжалостному западному индивидууму. Но сегодня недостойные люди называют бездарными и жестокими наших замечательных руководителей Красной армии, организовавших сокрушение сильнейшей армии мира.

Военачальники Красной армии оказались не только профессионально более подготовленными, интеллектуально более развитыми, чем немецкие, но и более храбрыми в бою. Героизм проявлял как рядовой, так и офицерский состав, включая представителей самых высоких званий и должностей. Например, командующий Калининским фронтом Иван Степанович Конев, получив донесение, что одна из рот оставила свои позиции и отошла, поехал туда, лично руководил боем и восстановил прежнее положение.

Голованов пишет: «Я был свидетелем, как Верховный ругал его за такие поступки, выговаривая ему, что не дело командующего фронтом лично заниматься вопросами, которые должны решать в лучшем случае командиры полков. Но храбрых людей Сталин очень уважал и ценил».

В либеральных СМИ цифры наших потерь постоянно растут. Против них никто особенно не возражает, потому что молодым все равно, а старые просто жалеют погибших.

Даже не искажая данные, а указывая с немецкой стороны потери военнослужащих, а с советской – сумму потерь военнослужащих и мирного населения, уже половину России убедили в том, что Красная армия воевала очень плохо и якобы одерживала победы только ценой больших человеческих жертв.

И совсем немногие обращают внимание на необоснованные выводы, на очевидную истину, что умение армии вести бои характеризуют потери военнослужащих, а не мирного населения. Потери мирного безоружного населения указывают только на жестокость, определенные цели врага, но не могут характеризовать боеспособность армии, уровень ее военачальников.

Понятно, что такая оценка прославляет ту армию, которая больше убила безоружных мирных жителей и военнопленных противника. И, несмотря на всю нелепость подобной оценки советских вооруженных сил во время Великой Отечественной войны, она уже десятилетиями применяется многими историками, исследователями и политиками.

Но, на мой взгляд, точные данные о наших потерях назвал именно Сталин. Газета «Правда» 14 марта 1946 года напечатала ответы Сталина на вопросы корреспондента газеты, которые тот задавал 13 марта 1946 года. В частности, Сталин сказал следующее: «Немцы произвели вторжение в СССР через Финляндию, Польшу, Румынию, Болгарию, Венгрию. Немцы могли произвести вторжение через эти страны потому, что в них существовали тогда правительства, враждебные Советскому Союзу.

В результате немецкого вторжения Советский Союз безвозвратно потерял в боях с немцами, а также благодаря немецкой оккупации и угону советских людей на каторгу около семи миллионов человек. Иначе говоря, Советский Союз потерял людьми в несколько раз больше, чем Англия и Соединенные Штаты Америки, вместе взятые. Возможно, что кое-где склонны предать забвению эти колоссальные жертвы советского народа, обеспечившие освобождение Европы от гитлеровского ига. Но Советский Союз не может забыть о них.

Спрашивается, что же может быть удивительного в том, что Советский Союз, желая обезопасить себя на будущее время, старается добиться того, чтобы в этих странах существовали правительства, лояльно относящиеся к Советскому Союзу? Как можно, не сойдя с ума, квалифицировать эти мирные стремления Советского Союза как экспансионистские стремления нашего государства. ». Невозможно не обратить внимание, что в данном случае Сталин был заинтересован назвать как можно большие потери.

Весь ход войны показывает, что не Красная армия забросала трупами немцев, а вермахт забросал трупами Красную армию. Наступающие немецкие части и в 1941 году несли колоссальные потери. Наивно думать, что, штурмуя наши города, окопы, доты и дзоты, которых только под Москвой было построено более 800 штук, противотанковые рвы и эскарпы, противник не имел потерь.

Наступление Красной армии с 19 ноября 1942 года косило немецкие части так, что летом 1943 года немцы не смогли довести численность своих частей до уровня лета 1942 года. Летом 1943 года численность войск Германии с союзниками по сравнению с летом 1942 года уменьшилась почти на один милион человек, несмотря на тотальную мобилизацию, проведенную немецким руководством в 1943 году.

В Курской битве и в последующих боях немцы несли еще большие потери, чем в предыдущие два года войны. Сочетание огромного количества техники Красной армии и героизма советских солдат обрекали немцев на огромные потери.

Достаточно сказать, что уже к лету 1943 года у Красной армии имелось по сравнению с Германией и ее союзниками свыше 103 тыс. орудий и минометов против 54 330 орудий и минометов, 9 918 танков и САУ против 5 580 танков и штурмовых орудий, 8 357 самолетов против 3 000 самолетов. В 1943 году было изготовлено снарядов, мин и авиационных бомб около 175 миллионов, а в 1944 году – 184 миллиона. В 1943 году было произведено около шесть миллиардов патронов для стрелкового оружия, а в 1944 году – свыше 7,4 миллиарда.

В конце 1942 года Красная армия превзошла вермахт по количеству оружия и боеприпасов. Может быть, наши военачальники не могли правильно использовать это преимущество в вооружении и поэтому несли большие потери в людях? Нет.

Наш Генеральный штаб разрабатывал глубоко продуманные, высочайшего уровня операции, а командиры и рядовые блестяще воплощали их в боях. Принимаемые стратегические решения поражают своим высочайшим интеллектуальным, профессиональным и организационным уровнем. Причем все операции разрабатывались с обеспечением минимально возможных потерь. При подготовке наступательных операций не спешили, сосредотачивали на направлении главного удара с 1943 года значительное, а с 1944 года подавляющее превосходство над противником.

В месте прорыва фронта противника, на направлении главного удара, военачальники Красной армии сосредотачивали в 1944 году количество сил и средств, обеспечивающее соотношение сил в среднем в людях – 6:1, в полевых орудиях разного калибра – 5,5:1, в танках – 5,4:1, в пулеметах – 4,3:1, в минометах – 6,7:1, в самолетах – 3:1 в пользу Красной армии. Конечно, немцы потом подтягивали технику и людей к месту прорыва, но это уже не могло иметь решающего значения.

Как можно не гордиться тем, что в условиях отступления 1941 года Ставка Верховного Главнокомандования смогла укомплектовать, одеть, обуть, вооружить, обучить десять резервных армий, миллион человек, и направить их навстречу наступающим на Москву и на других направлениях немецким армиям?

Как можно не восхищаться тем, что Сталин заманил немцев в Сталинград, закрыв войсками московское направление, и там, под Сталинградом, немецкая армия была наголову разбита? Не зря вокруг Сталинграда строили бетонные укрепления, а еще 23.01.1942 года приняли решение о строительстве железной дороги от Ульяновска до Сталинграда. Дорога была построена, что в дальнейшем позволило снабжать защитников осажденного города.

Как можно не восхищаться гениально разработанной Сталинградской наступательной операцией? Девятнадцатого ноября 1942 года немцы не могли выставить против наших наступающих войск ни войска из Сталинграда, так как там находилась армия Чуйкова, ни из междуречья Волги и Дона, так как по обеим сторонам Дона наступали армии Рокоссовского. Кроме того, Ватутин и Еременко наступали слишком далеко для того, чтобы им навстречу можно было бы быстро перебросить немецкие войска. И в каждой последующей операции 1942–1945 годов были моменты, показывающие высокое, превосходящее противника мастерство наших военных, нашего Генерального штаба и Ставки Верховного Главнокомандования.

Правда одна – наше превосходство в разработке и подготовке военных операций, количестве оружия с осени 1942 года постоянно возрастало и постоянно возрастало количество потерь армий Германии и других воевавших с СССР стран Европы по сравнению с потерями Красной армии. И если учесть храбрость и мужество советских солдат, то в этом не может быть никаких сомнений. Одного факта, что Красная армия из четырех лет войны почти три года имела значительное превосходство над противником в вооружении достаточно для того, чтобы опровергнуть всех авторов, утверждающих, что СССР потерял в войне солдат и офицеров больше противника. Массовый героизм советских солдат не ставил под сомнение даже противник.

Мнение, выраженное в публикации Леонида Масловского, является его личной позицией и может не совпадать с мнением редакции сайта телеканала «Звезда».

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector