0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Прикосновение к Афону (дневник паломника). Ксенофонт

  • Почтовый адрес, индекс — 63087 Дафни, Святая Гора Афон
  • Телефон монастыря — (+30) 2377023249
  • Факс — (+30) 2377023631
  • Телефонный центр — (+30) 2377023632
  • Представительство монастыря в Карьесе (столица Афона) — (+30) 2377023933
  • Престольный праздник — Святой Великомученик и Победоносец Георгий
  • Дата основания — 988 год
  • Иерархическое место — 16/20
  • Монастыри, с которыми находятся в управлении в Парламенте Афона — Великая Лавра, Дохиар, Ксенофонт, Эсфигмен.
  • Общежительный строй монастыря — с 1784 года, Благословение Патриарха Гавриила Δ′
  • Игумен — Священно Архимандрит Алексей (1976)
  • Количество монахов — 35 монастырских, 12 келлиотов
  • Кельи и кафисмы (отшельнические поселения), принадлежащие монастырю — скит Благовещения Пресвятой Богородицы, 3 келий, 4 кафисм

Византийский период

Согласно преданию, монастырь Ксенофонт был основан в VIII веке, хотя реальная история свидетельствует о более поздней дате. В указе от 1010 года встречается фраза: «подписано рукой Ксенофонта монастыря Святого Георгия». Очевидно, что это и был основатель монастыря, построенного чуть ранее — возможно, в конце X века. Святой Ксенофонт подписал также указ прота Иоанна в 991 году. Его брата Феодора вылечил в свое время от опухоли Афанасий, о чем упоминается в житие последнего.

В период с 1030 по 1035 годы монастырь упоминается во множестве указов Святой Горы, подписанных его представителями Антонием и Феодулосом, двоюродным братом ктитора. Позднее игуменом становится Герасим, впоследствии удостоенный высокого чина прота. Во время правления Василия II монастырь завладел обширными территориями и за пределами Афона.

Наибольший вклад в развитие монастыря внес адмирал Стефан, пришедший в обитель с тремя своими родственниками и взявший имя Симеон (1078-1081). Как писал он сам, благодаря его стараниям была построена башня, возведено несколько других зданий, были переданы в дар иконы и книги. Все эти благодеяния были совершены на его личные пожертвования и пожертвования императора. Число монахов увеличилось до 55. Хозяйство монастыря насчитывало 150 голов крупного рогатого скота и 2000 овец.

Однако такое интенсивное занятие животноводством явно нарушало законы Святой Горы, и очень скоро Афониты, резко выразившие свое недовольство, изгнали четверых новоприбывших. Император Алексий I Комнин повелел разрешить адмиралу и его родственникам вернуться на Святую Гору, раз уж он так хлопотал о ее благоденствии, но, тем не менее, подтвердил запрет на разведение животных.

Латинские пираты в XII веке, а также каталонцы в 1307 году, нанесли значительный ущерб Ксенофонту, но уже к 1394 году монастырь не только был восстановлен, но и укрепил свои позиции, став восьмым по счету в афонской иерархии обителей.

Турецкое владычество

В XVI веке в почти опустевший монастырь пришли монахи из Симонопетры, вынужденные покинуть свой монастырь, разрушенный пожаром. В начале XVII века Ксенофонту оказывали значительную помощь правители Валахии, выплачивавшие ему ежегодную субсидию в размере 9000 акче, но в следующем столетии монастырь практически опустел и насчитывал всего 4 монаха, а его долги были несоизмеримы с его экономическим положением. С переходом на киновиальный образ жизни в 1784 году намечаются некоторые улучшения, но основной вклад в восстановление монастыря внесли Паисий Кавсокаливит, ставший его игуменом и митрополит Самоковский Филофей, обосновавшийся в Ксенофонте и отстроивший его после пожара 1817 года. Перепись 1808 года относит к Ксенофонту 80 монахов, из которых 53 жили в его стенах.

Наши дни

Монастырь Ксенофонт находится в часе ходьбы на северо-запад от монастыря Святого Пантелеймона. Как и другие монастыри Афона, лучше всего рассмотреть его можно со стороны моря. Несмотря на дату, указанную на памятной табличке башни монастыря (1668 год), очевидно, что сам монастырь был построен гораздо раньше.

Войдя на территорию монастыря, путник попадает во двор, где слева расположился главный храм, посвященный Святому Георгию и являющийся одним из самых маленьких на Святой Горе. Сам храм был расписан фресками критской школы в 1545 году, а нартекс — в 1563 году; экзонартекс, пристроенный в западной стороне, был украшен фресками в 1637 году. Часовня Святого Дмитрия является самым древним сооружением монастыря; здесь же расположилась часовня Святого Лазаря. Следует обратить особое внимание на иконостас этой церкви характерного стиля XVII века.

Крепостная стена, которая когда-то окружала монастырь, ранее была четырёхугольной и смыкалась в нескольких метрах севернее первого главного храма. Позднее, вследствие того, что потребовалось расширение территории, этот участок стены был снесен. Так образовался более просторный двор, большая часть стены которого осталась без зданий. Именно в этом дворе был построен новый главный храм, заложенный Филофеем в 1817 году и завершенный в 1837 году. Это самый величественный и просторный храм на Святой Горе Афон, с которым могут соперничать только храмы скита Святого Андрея и скита Пророка Ильи.

Несмотря на то, что храм не был украшен фресками, здесь находится великолепный мраморный иконостас и бесценные переносные иконы. Кроме известных икон Богородицы и мозаичной иконы Святого Георгия и Святого Дмитрия, здесь также хранятся иконы 12 Апостолов, датируемые XVI веком.

К монастырю относятся 14 часовен. В огромной прямоугольной башне расположилась колокольня. Здание купели — относительно новое сооружение, несмотря на то, что сама купель датируется гораздо более ранней эпохой. Трапезная монастыря представляет собой продолжение экзонартекса старого главного храма. Она украшена фресками 1637 года, которые были скрыты новыми изображениями. Новая трапезная была построена в новом участке крепостной стены.

К монастырю относится только одна келья Карьеса — Святого Андрея, где находится представительство обители. Скит Благовещения расположился восточнее монастыря на расстоянии часа ходьбы от него. Добраться сюда можно через монастырь Святого Пантелеймона, так как это кратчайший путь. Храм скита был построен в 1766 году.

Прикосновение к Афону (дневник паломника). Часть 9. Ксенофонт

В архондарике нас радушно встретил архондаричный иеромонах Феона. Последовали неизменные ципуро, лукум, вода и кофе. Гостиничная зала – очень уютное, красивое помещение, отделанное деревом, с балкона – чудный вид на море, которое плещется буквально под балконом.

В 15.00 началось повечерие. Кафоликон великомученика Георгия Победоносца является самым большим греческим храмом на Святой Горе, с замечательными фресками. Слева от величественного мраморного иконостаса находится чтимая икона великомученика Георгия Победоносца ХI века. Задняя часть иконы обгорела. Давным-давно иконоборцы бросили эту икону в костер, но, к счастью, один православный спас ее и бросил в море для того, чтобы потушить пламя. По промыслу Божьему икона приплыла сюда, в Афонский монастырь Ксенофонт. На шее святого видна рана, которую нанес ножом иконоборец, и из которой потекла настоящая кровь, как будто из живого тела.

На ужине были предложены печеные овощи с маслом, салат из лука и листьев салата, вино, оливки, киви, мандарины, лимоны.

После ужина вернулись в храм, где приложились к Древу Креста Господня, к мощам мученика Трифона, архидиакона Стефана, к части десницы Георгия Победоносца, деснице святой Марины, стопе Феодора Тирона, к мощам других святых.

Еще было светло, и мы с отцом диаконом прогулялись по монастырскому двору. Странно было в декабре видеть деревья, увешанные лимонами, апельсинами и мандаринами. Эти фрукты и подаются на трапезу. Нашли монастырское кладбище, как и везде маленькое, но костница была закрыта…

Читать еще:  Грех соделанный рождает смерть

21.12.2012 г. Пятница.

В 2.00 началось всенощное бдение и Литургия. Служба закончилась в 5.40. Немного отдохнули и к 8.00 пошли в кафоликон на молебен Божией Матери. Затем обед: нечто вроде овощного супа без масла, оливки, соленые овощи, киви, мандарины, халва.

Когда мы уже собрались уезжать, нас пригласил к себе гостеприимный гостиничный отец Феона. Сварил нам замечательный кофе. Побеседовали. Между прочим, отец Феона сказал: «На сегодня американцы назначили конец света, но мы находимся под защитой Георгия Победоносца», и налил нам по стопке ципуро. Есть традиция встречать стопкой ципуро, а вот провожать… Но сегодня и день особенный – несостоявшийся конец света. А может быть, тот мир уже исчез. Здесь-то, на Афоне, этого могли и не заметить – здесь и так уже другая жизнь, жизнь, не подчиняющаяся общим законам человеческой истории… Здесь спичками и консервами не запасались… Здесь запасаются молитвой и добрыми делами… На прощание отец Феона подарил каждому по коробке лукума, мне – две, с благословением передать маме…

Прикосновение к Афону (дневник паломника). Ксенофонт

В архондарике нас радушно встретил архондаричный иеромонах Феона. Последовали неизменные ципуро, лукум, вода и кофе. Гостиничная зала — очень уютное, красивое помещение, отделанное деревом, с балкона — чудный вид на море, которое плещется буквально под балконом.

В 15.00 началось повечерие. Кафоликон великомученика Георгия Победоносца является самым большим греческим храмом на Святой Горе, с замечательными фресками. Слева от величественного мраморного иконостаса находится чтимая икона великомученика Георгия Победоносца ХI века. Задняя часть иконы обгорела. Давным-давно иконоборцы бросили эту икону в костер, но, к счастью, один православный спас ее и бросил в море для того, чтобы потушить пламя. По промыслу Божьему икона приплыла сюда, в Афонский монастырь Ксенофонт. На шее святого видна рана, которую нанес ножом иконоборец, и из которой потекла настоящая кровь, как будто из живого тела.

На ужине были предложены печеные овощи с маслом, салат из лука и листьев салата, вино, оливки, киви, мандарины, лимоны.

После ужина вернулись в храм, где приложились к Древу Креста Господня, к мощам мученика Трифона, архидиакона Стефана, к части десницы Георгия Победоносца, деснице святой Марины, стопе Феодора Тирона, к мощам других святых.

Еще было светло, и мы с отцом диаконом прогулялись по монастырскому двору. Странно было в декабре видеть деревья, увешанные лимонами, апельсинами и мандаринами. Эти фрукты и подаются на трапезу. Нашли монастырское кладбище, как и везде маленькое, но костница была закрыта.

21.12.2012 г. Пятница.

В 2.00 началось всенощное бдение и Литургия. Служба закончилась в 5.40. Немного отдохнули и к 8.00 пошли в кафоликон на молебен Божией Матери. Затем обед: нечто вроде овощного супа без масла, оливки, соленые овощи, киви, мандарины, халва.

Отец Феона (на фото слева)

Когда мы уже собрались уезжать, нас пригласил к себе гостеприимный гостиничный отец Феона. Сварил нам замечательный кофе. Побеседовали. Между прочим, отец Феона сказал: «На сегодня американцы назначили конец света, но мы находимся под защитой Георгия Победоносца», и налил нам по стопке ципуро. Есть традиция встречать стопкой ципуро, а вот провожать. Но сегодня и день особенный — несостоявшийся конец света. А может быть, тот мир уже исчез. Здесь-то, на Афоне, этого могли и не заметить — здесь и так уже другая жизнь, жизнь, не подчиняющаяся общим законам человеческой истории. Здесь спичками и консервами не запасались. Здесь запасаются молитвой и добрыми делами. На прощание отец Феона подарил каждому по коробке лукума, мне — две, с благословением передать маме.

Если отзыв Вам понравился и Вы хотите тоже посетить эти святыни, то приглашаем ознакомиться с соответствующими паломническими турами.

Комментарии

Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь для того, чтобы добавить комментарии

Прикосновение к Афону (дневник паломника). Часть 2. В монастыре Святого Павла

Обитель Святого Павла была основана в VIII веке преподобным Павлом Ксиропотамским на развалинах еще более древнего монастыря. Сам монастырь представляет собой военную крепость с башнями, примостившуюся на скалах на высоте 140 метров. Такие же крепости, расположенные на скалах, мы уже видели сегодня: монастыри Симонопетр и Дионисиат. Афонские монастыри имеют боевой вид потому, что монахам приходилось защищаться от набегов врагов, в числе которых были и авантюристы-крестоносцы, пытавшиеся подчинить афонитов католическому Риму. Много раз Афон подвергался набегам и разорению от пиратов, разбойников и сарацин, что и привело к необходимости возведения вокруг монастырей высоких крепостных стен и сторожевых башен. В 1205 году Афон был оккупирован и разорен рыцарями IV Крестового похода, а в 1259 и 1285 годах он вновь подвергся нападениям латинян, с 1307 по 1309 год его захватывали и грабили католики-каталонцы.

Войдя в монастырь, сразу же направились в архондарик (монастырскую гостиницу), где нас встретил монах — заведующий гостиницей и по многовековой традиции предложил нам рюмку ципуро, воду, кофе и лукум.

Ципуро — виноградный самогон — монахи на Святой Горе начали производить в XIV веке. Они угощали ципуро всех своих гостей, которые посещали монашескую обитель.

Пока мы угощались, рассматривая убранство приемной залы архондарика, монах просмотрел наши диамонитирионы и определил комнаты для проживания. Архондарик — большое просторное здание, с широкими коридорами и высокими потолками. В комнате, которую выделили мне и диакону Александру Брунэту (он — сотрудник консульства Франции в Алма-Ате и служит в Никольском соборе), был балкон. Вышел на балкон — и дух перехватило: под балконом — пропасть, далеко внизу — море. Красиво и сначала жутковато. Слева видны рукотворные террасы монастырских огородов, справа — гора, покрытая густой растительностью.

Архондаричный нас предупредил: в 14.00 — вечерня. Только успели расположиться, как прозвучал ритмичный стук в било, призывающий монахов и паломников в храм на молитву.

Соборный монастырский храм — кафоликон — находится в середине монастырского двора. Войдя в храм, приложился к иконам у иконостаса и, как это принято, подошел под благословение к игумену монастыря архимандриту Парфению, который стоял в своей стасидии в южной апсиде храма. Какой-то монах пригласил меня и диакона занять место в стасидиях в северной апсиде храма. Это очень удобное место — хорошо видно, что происходит во время богослужения. Нашим штатским спутникам указали места у западной стены храма, где молились все штатские паломники.

Храм без настенной росписи; все убранство храма из мрамора. Нет перед иконостасом привычных нам солеи и амвона. Электричества в храме нет, храм освещается только свечами и лампадами, поэтому в храме полумрак. К потолку подвешено множество разнообразных светильников. Самыми большими являются хорос (висящий на 4 цепях металлический обруч диаметром чуть меньше центрального купола храма, состоящий из литых звеньев, на которые ставятся свечи разного размера и к которым прикреплены небольшие иконы, подвешены различные украшения) и паникадило (висит вдоль оси центрального купола, внутри хороса).

Вечерня длилась около часа. По окончании службы все прошли в трапезную на ужин. Игумен прочитал молитву, и приступили к трапезе. На столах — макароны, свежая нарезанная капуста с уксусом, вода, белое вино, виноград. По окончании трапезы первым из трапезной вышел игумен и встал справа от входа с поднятой благословляющей рукой, слева, низко склонившись, стояли монахи — работники кухни.

Вернулись в храм, где нам на поклонение из алтаря были вынесены ковчеги со святынями, хранящимися здесь: мощи святителей Василия Великого, Григория Богослова, Иоанна Златоуста, преподобного Максима Исповедника; лобную часть главы великомученика и целителя Пантелеимона; часть главы бессребреника Дамиана; мощи святителя Нектария Эгинского; крест от вериг преподобного Павла Ксиропотамского; крест с частицей Древа Креста Господня — дар великой княгини Елизаветы Федоровны; ковчег с дарами волхвов: 28 золотых пластинок различной формы размером 5 на 7 см, ладан и смирна в виде темных шариков; образ Божией Матери, называемый «Зеркало», который принадлежал благочестивой императрице Феодоре, супруге царя-иконоборца Феофила. Царица скрывала этот образ за зеркалом, отсюда и название иконы. Узнав об этом, император в неистовстве бросил этот образ в огонь, однако он остался невредим.

Читать еще:  Православное отношение к Фатимскому явлению

Приложился к этим великим святыням. Побыв некоторое время в тишине храма, вернулся в гостиницу.

К 19.00 в монастыре все замерло.

16.12.2012 г. Воскресенье.

Около 2.00 в гостинице прозвучал колокол, напоминая, что пора собираться на молитву.

В полной темноте осторожно пересекли монастырский двор, дошли до храма. В храме полумрак. Собор освещается только несколькими лампадами и свечами. Служба, конечно же, шла на греческом языке, но в целом был ясен ход службы. Со своей стасидии наблюдал за богослужением, слушал особенное протяженное греческое пение. По какому-то сложному принципу монах то зажигал свечи и лампады, то гасил их. Лампады снабжены противовесами, так что их легко опускать и поднимать рукой. На паникадиле монах зажигал свечи с помощью длинного шеста, к которому привязана свечка. И тушил эти свечи с помощью шеста, на конце которого специальные щипчики. Такие же щипчики, но маленькие, лежат на каждом подсвечнике. Ими аккуратно, с благоговением гасятся свечи.

К 6.00 началась Литургия. Интересно, что Символ веры и «Отче наш» читал сам игумен.

Служба закончилась. Все прошли в трапезную. Игумен благословил трапезу, которая на этот раз состояла из вареных бобов, кисловатой пасты из баклажан, очень соленых маленьких рыбок, белого вина, апельсинов, круассанов. Это был то ли завтрак, то ли обед. Следующая трапеза будет после вечерни.

Было несколько часов, чтобы отдохнуть и собраться в путь

Когда рассвело, мы покинули монастырь святого Павла. Автобус спустил нас на пристань. Погрузились на уже знакомый паром «Святая Анна», который поплыл до оконечности полуострова. С верхней палубы рассматривали место подвигов самых строгих агиоритов, которое называется Каруля. На неприступных скалах, в расселинах разбросаны маленькие строения, в которых и совершают свой великий молитвенный подвиг монахи-отшельники. По очень сложным тропинкам или по цепям они однажды поднимаются в свою хижину и остаются нам до конца жизни. Скудную пищу им подают из лодки по специальному приспособлению (канату с катушкой), которое называется «каруля». Эти прилипшие к скалам хижины похожи на ульи. Не случайно кто-то сказал, что Святая Гора подобна пчелиному улью: как в улье множество пчелиных гнезд, так на Афоне много монашеских келий; как в улье непрестанно жужжат пчелы, так и на Афоне иноки день и ночь «жужжат», вознося молитвы к Престолу Божию.

Остановившись у последней на этом побережье пристани, «Святая Анна» поплыла обратно, доставив нас к монастырю Дионисиат.

Архимандрит Иосиф (Еременко),
​руководитель Издательского отдела Казахстанского Митрополичьего Округа

Прикосновение к Афону. Отрывок из дневника паломника.

Было еще светло, поэтому пошел знакомиться с монастырем. Специально искал кладбище, чтобы увидеть то, о чем много читал. Хорошим ориентиром служат кипарисы – непременный атрибут кладбищ в средиземноморской культуре.

Монастырское кладбище расположено на двух небольших террасах, на которых увидел десять могилок. В пещерке, закрывающейся двумя коваными дверцами, сложены черепа монахов. На каждом черепе написано (по-гречески) имя монаха и дата кончины. В отдельной невысокой часовенке с двумя окошками набросаны остальные кости. Это – монастырская костница.

На Афоне существует обычай зарывать тело умершего монаха в землю без гроба на три года. Чтобы не повредился череп, голову усопшего обкладывают камнями. По прошествии трехлетнего срока останки умершего инока, после панихиды на его могиле, выкапываются, кости его, если они светло-желтого цвета, перемываются вином с водой и переносятся в костницу: черепа подписываются и складываются отдельно, а остальные кости разбираются по кучам согласно их названиям. Такой цвет костей свидетельствует о доброй жизни усопшего, значит он угодил Богу, поэтому «земля приняла его».

Опустевшая могила занимается следующим усопшим, на нее ставится тот же крест, только меняют табличку с надписью. Поэтому на этом кладбище через много веков только десять могилок, да и на всем Афоне с его тысячелетней историей нет больших кладбищ.

Если же тело покойного оказывается не вполне разложившимся, то это принимается как знак небогоугодной жизни покойного; его снова зарывают в землю еще на три года, и в это время продолжается ежедневное, особенно усердное моление за упокой души усопшего. Через три года могилу вскрывают вновь…

«Афонское бесстрашие перед смертью – не что иное, как последовательно понятая и пережитая наука Христа о месте человека в мире. Христианин всегда в странствии, в промежутке, на пути к цели, находящейся по другую сторону жизни. Жизнь сама по себе, без этой потусторонней перспективы, ничтожна. Жизнь, ставшая самодостаточной, и есть та страшная «вторая смерть», смерть души, от которой нет спасения. Чтобы стяжать жизнь вечную, монах, да и всякий христианин, должен сначала умереть для этого мира. Умереть на всю жизнь! «Истинно, истинно говорю вам: если пшеничное зерно, пав в землю, не умрет, то останется одно; а если умрет, то принесет много плода. Любящий душу свою погубит ее, а ненавидящий душу свою в мире сем сохранит ее в жизнь вечную» (Ин.12: 24-25). И святогорец тем и занят: упорно и постоянно умирает для этого мира. Он умерщвляет страсти, хоронит пустые желания и праздные мечты. Только «смертью побеждается смерть».

В мире нехристианском, атеистическом, агностическом разум не способен объять эту перевернутую парадоксальную логику жизни и смерти. Животворная смерть, держание ума во аде: все это для светского ума – соблазн и безумие. Жизнь и смерть для атеиста и агностика обычно антиподы, непримиримые противники в борьбе, в которой всегда побеждает страшная смерть. Жизнь – это существование человека, а смерть неизбежно прерывает его. Жизнь – это радость, наслаждение, энергия размножения, приобретения, творчество; смерть – горе, уныние, увядание и уничтожение. Жизнь есть непрестанная борьба за поддержание самой жизни, смерть – обессмысливание всех усилий. Смерть – высшая негативная ценность, расточение всего того, что представляло собой жизнь как самоцель. И еще многое, и многое, что содержится в примитивной бинарной оппозиции. Смерть есть насмешка над всеми человеческими усилиями, и человек никогда не будет в состоянии этого вынести. Поэтому современный человек прогнал смерть из своих мыслей. Если он говорит о ней, то как о чем-то далеком и не имеющем к нему отношения. Но все-таки не может совсем сделать вид, что ее нет, и стремится всячески приукрасить ее и подсластить…

Насколько же естественней, и даже здоровее, эти кости в окошечках святогорских часовен. Они свидетельствуют о бесстрашии, о победе над смертью, о том, что сокровище, приобретенное в этой жизни – если оно действительно приобретено – не погибает, не подлежит страшному уничтожению, но, как бесценная жемчужина мудрого торговца, всегда при нем. Святогорец может думать: «Смерть, где твое жало, ад, где твоя победа?» – потому что он знает о Воскресении. Раз Богочеловек спускался в ад и связал смерть, то и всякий христианин может пойти за Ним, чтобы, умерев при жизни в отдалении от Бога, воскреснуть для жизни вечной с Богом.

Добрая смерть – это одновременно и Воскресение, а потому монашеское призвание и есть подготовка к ней. Об этом монахи не перестают говорить снова и снова.

Читать еще:  Нарастает вмешательство в мир верующих

Быть мастером смерти, быть сильнее, чем она в миг ее прихода, чувствовать при этом не только покой, но и тихую внутреннюю радость – вот самый верный знак, что христианская жизнь удалась», – так написал о жизни и смерти на Афоне сербский философ и публицист Павле Рак, проживший долгое время на Святой Горе в конце ХХ века…

Уже начало темнеть, и я вернулся в келью. В келье прохладно. Вдруг в темноте раздались странные звуки. Наши спутники прибежали к нам, чтобы выйти на балкончик. Сообразили, что это выли на горе шакалы. Впервые слышал подобное. Постояли на балконе, слушая эти звуки природы. Все согласились, что там, в темном лесу, эти звуки не были бы так интересны. Вой шакалов – это единственные звуки, нарушившие глубокую тишину и в монастыре, и в горах.

В 20.00 монастырь уже затих, но, наверное, не спит. В монашеских кельях продолжается молитвенная жизнь. Пока в миру люди, утратившие веру в Бога, в безумной истерике готовятся к «концу света», сметая, как рассказала мама по телефону, с прилавков магазинов спички, свечи, соль и консервы, монахи здесь спокойно живут в тихом молитвенном служении Богу, потому что здесь все всегда готовы к настоящему концу света и не боятся его…

Архимандрит Иосиф (Еременко). Прикосновение к Афону (дневник паломника)

Прикосновение к Афону

И примерно через час начинается полоса монастырей.

Но прежде всего впереди показывается сама Афонская гора высотой 2 км:

Неэкскурсионный корабль, принимающий паломников со специальным разрешением на Афон, останавливается по пути на главную пристань Дафни у каждого причала. Вот первая пристань монастыря Зограф (сам монастырь находится в глубине на возвышении):

Первый монастырь, расположенный у самого берега – Дохиар:

Второй прибрежный монастырь – Ксенофонт:

Третьим по счету паломников встречает русский свято-Пантелеимонов монастырь:

А затем следует главная пристань Св. горы Дафни:

Далее в вышине над скальным обрывом красуется монастырь Симонос-Петрас:

И затем можно увидеть еще три прибрежных монастыря с экскурсионного корабля — свв. Григория, Дионисия и Павла.

Сама гора Афон красуется во всей своей полноте:

Паломников, прибывших на центральную пристань Дафни, автобус отвозит вглубь полуострова и наверх, в центральный административный и торговый поселок Кариес (в русском произношении — Карея).

Здание Священного Кинота Св. горы – главного административного и координирующего органа от всех 20 монастырей (или все же 19-ти? Мон. Эсфигмену, кажется, стоит особняком и тяготеет к греческим старостильникам):

Возле Кареи расположился один из монастырей – Кутлумусиу (Кутлумуш):

Павел (pavlos1) рекомендовал мне остановиться в Карее в скиту св. Андрея Первозванного, где обычно без проблем принимают всех паломников, тогда как в других монастырях могут и не принять без предварительной договоренности. Действительно, разговорившись с одним русскоговорящим греком из Фессалоники и прибывшим сюда, как и я, в первый раз (он выходец из Грузии), я узнал, что он обошел три монастыря при ужаснейшей жаре, прежде чем устроился на ночлег в Иверском. Меня же без проблем приняли в скиту, хотя, как мне показалось, несколько суховато. Я немного говорю по-гречески, но быструю речь не воспринимаю совершенно, а один из местных монахов, принявший сначала греческую группу в архондарике, а затем и меня самого отдельно, говорил быстро, и мне приходилось каждый раз его переспрашивать и просить повторять… А в русский монастырь св. Пантелеимона я изначально решил не показываться. Дело в том, что российский православный мир весьма тесен, и наверняка там мне встретился бы кто-то из знакомых, ну и начались бы нежелательные вопросы (я ведь прибыл на Афон как простой паломник-турист без указания сана). Ну а среди греков меня никто не знает… Кстати, когда еще до Афона я отправился в экскурсию в Фессалоники, нас с разных отелей на пути к городу собрали в один большой автобус… И тут меня окликает одна раба Божия: «Батюшка!». Я ее не узнал нисколько. Оказалось, что мы были шесть лет назад в одной группе в паломнической поездке по Крыму! И ведь надо же было так встретиться, при том, что она отдыхала совсем не там, где я, а на противоположном от меня полуострове-«пальце» Халкидики, — на Кассандре!

Скит Андрея Первозванного, в котором я остановился с субботы на воскресенье 25-26 июля, по происхождению русский. В XIX – начале ХХ в. здесь была активная монашеская жизнь, но затем она стала постепенно угасать. В 60-е годы скончался последний насельник скита из дореволюционной волны, а с начала 90-х скит окончательно перешел к грекам, которые теперь его активно восстанавливают.

На территории скита я вдруг увидел баскетбольную площадку:

Сначала подумал: «Во какие монахи продвинутые! Но почему ж тогда им купаться в море запрещается, а играть в баскетбол можно?» Оказалось все более просто, как я по приезде узнал у Павла: в Карее есть местная школа для детей, так что площадка сделана для них.

Я помолился на всех службах суточного круга. Сначала была отслужена вечерня и малое повечерие с акафистом Воскресшему Христу. В час ночи нас подняли на воскресную утреню, которая длилась около трех часов. А в пол-седьмого – часы с Литургией. Жара была не менее 35 градусов, и даже ночью воздух был еще горячий! Поэтому после полубессонной ночи и этой жары я был уже не в силах куда-либо идти или ехать в другой монастырь. Я теплолюбив, но такая жара на меня действует слишком расслабляюще. Я поспешил сесть на обратный автобус утром и отплыть в Урануполи. Зато мне и многим другим, прибывшим и убывшим вместе со мной на следующий же день, дали фору некоторые паломники из Европы. Я встретил одного молодого швейцарца, прибывшего сюда на три недели и собиравшегося отправиться пешком в Ватопедский монастырь (как я узнал вскоре, тамошний игумен хорошо говорит по-французски). Он собирается в Москву в августе, взял у меня телефон… А в скиту, когда я устроился, встретил бельгийца Петра, который здесь находился еще с 1 июля!

Он обошел и объехал почти весь полуостров … Говорит бегло по-гречески и вообще влюблен в эти места. Он уехал вместе со мной на следующий день.

У меня же пока не создалось своего впечатления об Афоне (не считая, конечно, природы, которая, бесспорно несет отпечаток первозданного Рая). Леса здесь нетронутые, очень густые и непроходимые:

Думаю, что побываю когда-нибудь здесь еще, только ехать сюда надо в сентябре-октябре, или зимой, весной, но только не в разгар лета. Пока лишь ощутилась чисто-монашеская строгость и суховатость в отношениях с прибывающими сюда. В этом плане мне многие служители-немонахи бывают куда более близки, поскольку просты в отношениях. Как, например, один греческий батюшка, о. Апостолос, которого я встретил на экскурсионном корабле вокруг Афона со своей супругой и пятью детьми. Мы оказались ровесниками.

Батюшка был в центре внимания туристов, его то и дело просили сфотографироваться вместе с кем-то еще, а он неизменно был со всеми дружествен и приветлив со своей лучезарной улыбкой. Служит где-то в деревушке возле Драмы, откуда родом. В его храме всего 15 прихожан, но, слава Богу, священникам всем платит государство, и он получает 1200 евро в месяц. На такую семью, конечно, маловато будет, но это несравнимо с тем, как живут наши многие российские отцы в сельской провинции!

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector