0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Зачем Евросоюзу ассоциация с «восточными партнёрами»

Почему ЕС должен взаимодействовать со своими восточными партнерами

Опыт партнерства Литвы с Евросоюзом в период кризиса объясняет, почему ‘Восточное партнерство’ так важно.

В 1999 году тяжелый удар по Литве нанес кризис в соседней стране, бывшей ее крупным партнером. Финансовый кризис в России привел к резкому падению нашего экспорта, и в результате экономический рост в стране замедлился. В том же декабре, несмотря на ущерб, который понесла наша экономика, лидеры Европейского Союза официально предложили Литве начать переговоры о вступлении в ЕС.

Кризис в России сказался на Литве и других странах Прибалтики сильнее, чем ожидалось. Мы смогли преодолеть его, благодаря интеграции с ЕС. Именно поэтому 1 мая мы с таким чувством признательности и удовлетворения встретили пятую годовщину вступления в Евросоюз. Этот опыт также позволяет понять важность интеграционного процесса и объясняет, почему Литва считает поддержку Евросоюзом восточноевропейских соседей важной частью борьбы с текущим экономическим кризисом.

Текущий кризис высвечивает не только причины, из-за которых Литва считает вхождение в зону евро своим главным приоритетом, но и из-за которых мы поддерживаем программу ‘Восточное партнерство’, стартующую сегодня (7 мая) в Праге. Мы отчетливо понимаем, насколько уязвимыми экономически и политически делает этот кризис наших восточных соседей: Украину, Молдавию и Белоруссию, а также страны Южного Кавказа — Армению, Азербайджан и Грузию.

В трудное время сложно говорить об экономических и политических трансформациях. Простые люди больше, чем обычно озабоченны повседневной жизнью и сохранением рабочего места. Реформы их не волнуют. Более того, для многих из них реформы ассоциируются со страданиями, а замороженные конфликты это только усугубляют. Таким образом, кризис не только сказывается на экономической стабильности регион, но и может привести к власти радикалов и популистов.

ЕС не может допустить подобную нестабильность у себя на пороге. Как показал пример Балкан, она, к тому же, может оказаться весьма обременительной в финансовом плане. Стабильность внутри границ ЕС требует стабильности за его границами.

Сейчас Евросоюз может помочь своим соседям. Как было и в случае с Литвой, с трудностями переходного периода проще всего справиться, если страна тесно связано со стабильной, процветающей зоной, такой как ЕС. Вдобавок, как показало расширение 2004 года, чем лучше подходят экономические стандарты соседей к экономическим стандартам ЕС, тем сильнее становится ЕС экономически.

Кроме этого, помочь восточным соседям — долг Евросоюза. В целом, несмотря на связанные с реформами трудности, в этих странах наметился прогресс в области демократии и законности, и ЕС должен сделать все возможное и помочь им продвигаться по пути демократии и реформ.

Последние годы ЕС укреплял связи со своими восточными соседями и поддерживал их реформаторские начинания. Прогресс очевиден, но он пока не завершился. ‘Восточное партнерство’ станет заметным шагом вперед: оно, наконец, дает нам стратегию для востока, также, как Средиземноморский союз позволяет нам выработать южную стратегию. Участие в ‘Восточном партнерстве’ будет способствовать реформам. Новые договоры о сотрудничестве дадут ЕС политические и экономические инструменты, чтобы обеспечить сближение этих стран с Европой. Кроме того, это пойдет на пользу многостороннему сотрудничеству.

50 лет Евросоюз добивался мира и стабильности в Европе и соседних с ней регионах. Запуск программы ‘Восточное партнерство’ свидетельствует о том, что ЕС по-прежнему заботится о соседях.

Андриус Кубилиус -премьер-министр Литвы

Восточная окраина («The Financial Times», Великобритания)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Кратко о программе «Восточное партнерство»

Программа «Восточное партнерство» является проектом Европейского Союза, новым предложением регионального сотрудничества, направленным на развитие интеграционных связей с Украиной, Молдавией, Азербайджаном, Арменией, Грузией и Беларусью. Эта программа является также продолжением Европейской политики соседства (ЕВС), реализованной ЕС с 2004 года, придерживается тех же основ и методик реа- лизации целей. Главная цель ВП — сближение новых восточных соседей с ЕС. Восточное партнерство, по сути, рассматривается как план развития взаимоотношений между Евросоюзом и странами Восточной Европы и Южного Кавказа, который даёт возможность постепенно интегрироваться с политикой и программами ЕС, а также с общеевропейским рынком. Евросоюз, сотрудничая со своими восточными соседями, хочет им передать свой конструктивный опыт в сфере торговли, экономики и политики. Темпы присвоения опыта будут зависеть и, как показывает практика, зависят от происходящих перемен в этих странах и от ожиданий стран- партнеров [21. S. 99-100].

Инициаторами «Восточного партнерства» бьши Польша и Швеция, которые в мае 2008 г. предложили углубить отношения с восточными соседями, охваченными Европейской политикой соседства. Однако на формиро- вание проекта повлияли также действия многих других стран-членов ЕС. Вышеградская группа (V4) — Чехия, Польша, Словакия и Венгрия — обратила внимание на необходимость интенсификации отношений с восточными соседями и предложила предпринять в этом направлении конкрет- ные действия. Подобную позицию занимали Литва, Латвия и Эстония. Австрия, председательствовавшая в Европейском Союзе в первой половине 2006 г., предложила создание общей энергетической политики, частью которой был бы диалог с Украиной и Беларусью — странами транзита энергетических ресурсов. В свою очередь, Германия, председательствовавшая в Европейском Союзе в первой половине 2007 г., предложила концепцию «ЕПС Плюс». Германия предложила соседям ЕС взаимовыгодное углубление отношений, которые позволят ЕС заіслючагь секторальные соглашения с государствами, охваченными ЕПС. Проявлением изменения подхода ЕС к политике соседства было принятие Европейским Союзом в декабре 2007 г. польско-литовского предложения по развитию Южного и Восточного измерений ЕПС не только в рамках двусторонних договоров, но также и многосторонних [3. С. 9-12].

«Восточное партнерство» многими членами ЕС рассматривается как продолжение ранее сформулированных усилий по укреплению ЕПС в восточноевропейской части и вместе с тем как новое дыхание в отношении

ЕС с его восточными партнерами. Инициатива была поддержана также в связи с меняющимися условиями в ЕС и его окружении. После расширения ЕС в 2004 г. в странах-членах возросла осознанность проблем и угроз, существующих в Восточной Европе и на Южном Кавказе. Страны ЕС отчетливо поняли, что напряженность, политическая и экономическая нестабильность, «замороженные конфликты» в регионе могут непосредственно касаться ЕС. Не без основания темпы работ над проектом «Восточного партнерства» ускорились после российско-грузинской войны, а важным компонентом ВП является энергетическое сотрудничество. Также опыт нескольких лет по внедрению ЕПС показал, что, чтобы увеличить эффективность этой политики, необходимо приспособить ее инструменты к специфике охваченных ею стран. Поддержке ВП способство- вали политические изменения во Франции, которая долгое время была главным противником углубления отношений с восточными партнерами в рамках ЕПС. Когда президент Николя Саркози вышел с предложением Союза для Средиземноморского региона, можно было ожидать, что взамен за согласие на оживление южного направления ЕПС, он поддержит Восточное партнерство. Следует отметить, что одновременно Франция старалась сблизиться с новыми странами ЕС, прежде всего с Польшей. Как следствие в марте 2008 г., после саммита Европейского совета, который принял решение о реализации Союза для Средиземноморского региона, министр иностранных дел Польши Радослав Сикорский сообщил о проекте новой инициативы по отношении к восточным соседям, охваченных ЕПС. Важным для принятия программы ВП была поддержка этой инициативы «старыми» странами-членами. Благодаря участию Швеции развитие самостоятельной восточной политики ЕС не воспринимается как сфера исключительно интересов «новых» стран-членов ЕС. Большую роль сыграла Еврокомиссия, которая в декабре 2008 г. представила информацию о «Восточном партнерстве», тем самым создав платформу для дальнейшей дискуссии на эту тему в ЕС [16. S. 1-4].

Читать еще:  «Святая правда»: Зачем нужны запреты?

Программа ВП в аспекте двухстороннего сотрудничества разработала новые правовые основы сотрудничества между Евросоюзом и его восточными соседями в виде соглашений об ассоциации и зонах свободной торговли. Реализация программы ВП обозначает также действия, направленные на полную либерализацию визового режима между отдельными партнерскими странами и развитие сотрудничества в области энергетической безопасности. Углубление отношений с Евросоюзом зависит от достижений партнеров в реализации таких ценностей, как демократия, законность, соблюдение прав человека, а также реализация основ рыночной экономики, сбалансированного развития. Со своей стороны Евросоюз обязался поддержать проведение реформ в соседних странах, в частности посредством содействия улучшения их административного аппарата. «Восточное партнерство» не является стратегией расширения, но не исключает вступление стран, охваченных этим проектом, в ЕС. Сценарий развития отношений с ЕС, предусмотренный в ВП, отвечает, с одной стороны, интересам тех, кто заинтересован исключительно близким сотрудничеством с ЕС, с другой стороны — интересам тех, кто стремится в будущем интегрировать в европейское социально-экономическое и политическое пространство [20].

Программа «Восточное партнерство» отличается от Европейской политики соседства своим многосторонним измерением. С этим связаны регулярные встречи представителей ЕС и восточных соседей на зфовне глав государств и правительств, министров иностранных дел, высших должностных лиц и экспертов. Главной задачей многостороннего измерения ВП является поддержка политических и экономических изменений в странах Восточной Европы и Южного Кавказа. Многостороннее измерение ВП является также форумом обмена информацией и опытом для стран-партнеров в таких областях, как демократия, эффективное управление и стабильность, экономическая интеграция и конвергенция в сфере политики ЕС, энергетическая безопасность и контакты между людьми. От многостороннего сотрудничества ряд стран ЕС и страны-партнеры ожидают, что оно также бу- дет выполнять функцию механизма укрепления доверия в регионе.

Итак, принимая во внимание вышесказанное, следует еще раз подчеркнуть, что основными приоритетами реформ в странах-партнерах и их сотрудничества с ЕС являются следующие направления:

  • -демократия, совершенствование системы управления и обеспечение стабильности;
  • -экономическая интеграция и конвергенция с отраслевой экономической политикой ЕС, включая создание зон свободной торговли;
  • -энергетическая безопасность;
  • -развитие контактов между людьми (либерализация визового режима и усиление борьбы с незаконной миграцией).

Для того чтобы результаты сотрудничества были ощутимы и в партнерских странах, и на международной арене, в ВП введены ключевые инициативы:

  • -программа интегрированного управления границами;
  • -содействие развитию малого и среднего бизнеса (SME-facility);
  • -региональные энергетические рынки, энергетическая эффективность и возобновляемые источники энергии;
  • -экологический менеджмент;
  • -система борьбы с последствиями стихийных бедствий и техногенных аварий.

Реализация проектов в рамках флагманских инициатив должна обеспечить странам-партнерам надежную базу для дальнейшего стремительного развития по основным сферам. Поэтому ЕС прилагает большие уси- лия для четкого осуществления этих инициатив [3. С. 22].

Непосредственно для реализации программ ВП в 2009 г. Евросоюз выделил 600 млн евро (из них 350 млн — новые средства и 250 млн — средства, перенаправленные из Региональной программы для Востока в рамках Европейского инструмента соседства и партнерства — ЕИСП). Позднее, на 2010-2013 гг., общая сумма финансирования ЕИСП для восточных партнеров была увеличена до 1,9 млрд евро [3. С. 39-40]. Согласно данным Еврокомиссии, в 2009-2013 гг. в рамках ЕИСП было ассигновано 2,8 млрд евро для шести стран ВП. После саммита ВП в Варшаве в 2011 г. премьер-министр Польши заявил о дальнейшем увеличении ассигнования европейских средств для восточных партнеров на 150 млн евро в 2011- 2013 гг. И хотя ВП прежде всего финансируется ЕИПС, в рамках которого резерв финансовых средства на 2014-2020 гг. составляет 15 432 634 000 евро в текущих ценах, с 2014 г. ЕИСП заменен Европейским инструментом соседства (ЕИС) [20; 29. S. 14].

Зачем Евросоюзу ассоциация с «восточными партнёрами»?

Программа «Восточного партнерства» для Украины, Молдавии, Грузии, Белоруссии, Армении и Азербайджана уже набрала определённую инерцию и, хотя ей, скорее всего, предстоит умереть, как умер в своё время проект ГУУАМ (суть всех этих инициатив – отрыв как можно большего числа постсоветских государств от Российской Федерации), интерес европейцев к землям на Востоке не ослабеет. Европейский союз в отношении республик СНГ проводит «разноскоростную» дифференцированную политику, выстраивая ее строго на двусторонней основе в зависимости от особенностей положения и ценности того или иного государства для «объединённой Европы»… Основными целями этой политики являются:

• вовлечение государств региона в «управляемый диалог» по правилам, которые заданы Брюсселем;

• стимулирование выгодных Западу изменений в СНГ;

• обеспечение бесперебойных поставок в Евросоюз нефти и газа.

Наибольший интерес у Брюсселя по-прежнему вызывает Украина, хотя ЕС не в состоянии а) включить в свой состав всю ее территорию, б) предоставить гражданам Украины безвизовый выезд на территорию Евросоюза, в) выделить крупные средства на реконструкцию газотранспортной системы Украины.

Читать еще:  Наша задача — не противопоставлять себя Церкви

Бедность собственными энергетическими ресурсами вынуждает Евросоюз достаточно прагматично подходить, например, к сотрудничеству с богатыми углеводородами государствами Средней Азии и Закавказья, спокойно «забывая» о существующих там проблемах в сфере демократии и прав человека. Главное для Брюсселя — найти и обеспечить альтернативу поставкам российских нефти и газа в Европу. Особая задача «Восточного партнёрства» — контроль над транзитной инфраструктурой на территории Украины, Белоруссии, Молдавии и Приднестровья, посредством которой осуществляется транзит энергоносителей из России на Запад. «Восточные партнеры» рассматриваются Евросоюзом как:

• источник ресурсов, включая трудовые,

• рынки сбыта не самой лучшей продукции из ЕС,

• зона транзита российских энергоносителей под контролем Евросоюза,

• буфер между Россией и объединенной Европой.

Слабым местом западных идеологов проекта «Восточного партнёрства» является то, что для большей части стран, намеченных ими в «восточные партнёры», экономические отношения с Российской Федерацией и ее экономическая поддержка носят стратегический, жизненно важный характер. Именно поэтому Кабинет министров Украины 21 ноября принял решение приостановить процесс подготовки к заключению соглашения об ассоциации с Евросоюзом.

Вспомним: одним из путей диверсификации поставок энергоносителей Европа хотела бы видеть нефтепровод Одесса – Броды – Плоцк — Гданьск, открывающий доступ к азербайджанской и иранской нефти Каспийского региона. Однако этот нефтепровод, первоначально задуманный для транзита каспийской нефти в обход России в Центральную Европу и порты Балтийского моря, не даром строился 5 лет. А потом еще 3 года оставался незагруженным. В конце концов, пришлось запустить его в реверсном режиме в партнерстве с Россией (через терминалы украинского порта Южный).

Проблема импорта энергоносителей, альтернативных российским, осложняется для Евросоюза и тем, что часть постсоветских государств постепенно теряет статус транзитных. Это наглядно продемонстрировали еще несколько лет назад энергетические саммиты в Кракове (2007), Вильнюсе (2007) и Киеве (2008) ещё до того, как у России появились Северный и Южный потоки. Заодно можно вспомнить, что весной 2013 года ряд стран-членов ЕС вопреки европейскому энергетическому законодательству и полноправному членству Украины в Энергетическом сообществе (с марта 2013 года) отказались разрешить транзит газа из Европы в Украину…

Имеется также целый ряд других факторов, не позволяющих говорить всерьез об инкорпорации в Евросоюз экономики Украины. Один из ключевых моментов – украинская экономика, в структуре которой так же, как и в Белоруссии, сырьевые сектора играют меньшую роль, чем в РФ и Казахстане, характеризуется наибольшей энергоемкостью из всей этой четверки. По данным Международного энергетического агентства (IEA), она превышает энергоемкость российской экономики на 40%, что приводит к низкому значению продуктивности использования первичных ресурсов.

Европейцы, как стало видно в последнее время, совсем не спешат избавляться от своих промышленных предприятий, и потенциальные конкуренты в лице промышленных гигантов Украины им абсолютны не нужны. Поэтому образование зоны свободной торговли ЕС – Украина будет равнозначно остановке многих украинских предприятий, лишению миллионов людей рабочих мест и в перспективе парализует инфраструктуру многих городов Украины, замкнутую на крупные предприятия.

Наконец, в рамках задуманной «ассоциации» ЕС ставит перед Украиной целый ряд практически немыслимых и технически невыполнимых условий вроде приведения национального законодательства в соответствие с европейским, ликвидации государственного статуса железных дорог, отказа от действующих технических стандартов и внедрение всего корпуса западно-европейских техстандартов. Что касается последнего, то это в общей сложности более 20.000 стандартов – от размеров нарезки болтов-гаек до разновидностей дорожных знаков и ширины колеи железных дорог, которые в ЕС существенно (85 мм) отличаются от функционирующих в СНГ.

Зачем Евросоюзу ассоциация с «восточными партнёрами»?

Программа «Восточного партнерства» для Украины, Молдавии, Грузии, Белоруссии, Армении и Азербайджана уже набрала определённую инерцию и, хотя ей, скорее всего, предстоит умереть, как умер в своё время проект ГУУАМ (суть всех этих инициатив – отрыв как можно большего числа постсоветских государств от Российской Федерации), интерес европейцев к землям на Востоке не ослабеет. Европейский союз в отношении республик СНГ проводит «разноскоростную» дифференцированную политику, выстраивая ее строго на двусторонней основе в зависимости от особенностей положения и ценности того или иного государства для «объединённой Европы»… Основными целями этой политики являются:

• вовлечение государств региона в «управляемый диалог» по правилам, которые заданы Брюсселем;

• стимулирование выгодных Западу изменений в СНГ;

• обеспечение бесперебойных поставок в Евросоюз нефти и газа.

Наибольший интерес у Брюсселя по-прежнему вызывает Украина, хотя ЕС не в состоянии а) включить в свой состав всю ее территорию, б) предоставить гражданам Украины безвизовый выезд на территорию Евросоюза, в) выделить крупные средства на реконструкцию газотранспортной системы Украины.

Бедность собственными энергетическими ресурсами вынуждает Евросоюз достаточно прагматично подходить, например, к сотрудничеству с богатыми углеводородами государствами Средней Азии и Закавказья, спокойно «забывая» о существующих там проблемах в сфере демократии и прав человека. Главное для Брюсселя — найти и обеспечить альтернативу поставкам российских нефти и газа в Европу. Особая задача «Восточного партнёрства» — контроль над транзитной инфраструктурой на территории Украины, Белоруссии, Молдавии и Приднестровья, посредством которой осуществляется транзит энергоносителей из России на Запад. «Восточные партнеры» рассматриваются Евросоюзом как:

• источник ресурсов, включая трудовые,

• рынки сбыта не самой лучшей продукции из ЕС,

• зона транзита российских энергоносителей под контролем Евросоюза,

• буфер между Россией и объединенной Европой.

Слабым местом западных идеологов проекта «Восточного партнёрства» является то, что для большей части стран, намеченных ими в «восточные партнёры», экономические отношения с Российской Федерацией и ее экономическая поддержка носят стратегический, жизненно важный характер. Именно поэтому Кабинет министров Украины 21 ноября принял решение приостановить процесс подготовки к заключению соглашения об ассоциации с Евросоюзом.

Вспомним: одним из путей диверсификации поставок энергоносителей Европа хотела бы видеть нефтепровод Одесса – Броды – Плоцк — Гданьск, открывающий доступ к азербайджанской и иранской нефти Каспийского региона. Однако этот нефтепровод, первоначально задуманный для транзита каспийской нефти в обход России в Центральную Европу и порты Балтийского моря, не даром строился 5 лет. А потом еще 3 года оставался незагруженным. В конце концов, пришлось запустить его в реверсном режиме в партнерстве с Россией (через терминалы украинского порта Южный).

Читать еще:  Грехи с претензиями. Чем опасны вражда и ненависть

Проблема импорта энергоносителей, альтернативных российским, осложняется для Евросоюза и тем, что часть постсоветских государств постепенно теряет статус транзитных. Это наглядно продемонстрировали еще несколько лет назад энергетические саммиты в Кракове (2007), Вильнюсе (2007) и Киеве (2008) ещё до того, как у России появились Северный и Южный потоки. Заодно можно вспомнить, что весной 2013 года ряд стран-членов ЕС вопреки европейскому энергетическому законодательству и полноправному членству Украины в Энергетическом сообществе (с марта 2013 года) отказались разрешить транзит газа из Европы в Украину…

Имеется также целый ряд других факторов, не позволяющих говорить всерьез об инкорпорации в Евросоюз экономики Украины. Один из ключевых моментов – украинская экономика, в структуре которой так же, как и в Белоруссии, сырьевые сектора играют меньшую роль, чем в РФ и Казахстане, характеризуется наибольшей энергоемкостью из всей этой четверки. По данным Международного энергетического агентства (IEA), она превышает энергоемкость российской экономики на 40%, что приводит к низкому значению продуктивности использования первичных ресурсов.

Европейцы, как стало видно в последнее время, совсем не спешат избавляться от своих промышленных предприятий, и потенциальные конкуренты в лице промышленных гигантов Украины им абсолютны не нужны. Поэтому образование зоны свободной торговли ЕС – Украина будет равнозначно остановке многих украинских предприятий, лишению миллионов людей рабочих мест и в перспективе парализует инфраструктуру многих городов Украины, замкнутую на крупные предприятия.

Наконец, в рамках задуманной «ассоциации» ЕС ставит перед Украиной целый ряд практически немыслимых и технически невыполнимых условий вроде приведения национального законодательства в соответствие с европейским, ликвидации государственного статуса железных дорог, отказа от действующих технических стандартов и внедрение всего корпуса западно-европейских техстандартов. Что касается последнего, то это в общей сложности более 20.000 стандартов – от размеров нарезки болтов-гаек до разновидностей дорожных знаков и ширины колеи железных дорог, которые в ЕС существенно (85 мм) отличаются от функционирующих в СНГ.

Политика восточного партнерства Евросоюза

Политику соседства дополняет политика восточного партнерства (далее — НСЛ). Она была основана ЕС в 2009 по инициативе Польши и Швеции с целью создания нового формата отношений с европейскими странами-соседями Союза, который должен отделить их от всех других стран-соседей и способствовать преодолению диспропорций в уровнях сотрудничества между обеими группами стран, когда Средиземноморские страны-соседи имели с ЕС соглашения об ассоциации, а европейские страны-соседи — только соглашения о партнерстве и сотрудничестве.

Основные положения ПСП изложены в Совместной декларации Пражского саммита Восточного партнерства, принятой 7 мая 2009 представителями государств-членов Союза и Азербайджана, Армении, Грузии, Молдовы и Украины. Потенциальной участницей ПСП может стать Беларусь.

Сотрудничество ЕС с восточными партнерами должно базироваться на основных принципах международного права, фундаментальных ценностях ЕС (демократии, верховенстве права, уважении прав человека и основных свобод и т.д.), принципах рыночной экономики. ПСП должна способствовать недопущению конфликтов между партнерами, проведению в них реформ, их устойчивому развитию и политической стабильности, сближению с ЕС.

ПСП создает многосторонний механизм сотрудничества сторон, который дополняет двусторонние соглашения между ними. При этом такая политика должна учитывать ситуацию в каждой стране — восточном партнере и его выбор относительно отношений с ЕС.

ПСП предусматривает подписание соглашений об ассоциации, создание зоны свободной торговли, либерализации визового режима для стран, участвующих в проекте, сотрудничество для энергетической безопасности и специальное финансирование проекта со стороны ЕС. Таким образом, целью ПСП является создание условий для ускорения перехода привлеченных стран к отношениям ассоциации с ЕС. ПСП служит так называемой «зонтиком» для заключения соглашений об ассоциации с каждой отдельной страной — восточным партнером. Такие соглашения должны включать создание углубленной и широкой зоны свободной торговли, гармонизации внутреннего законодательства этих стран с правом и стандартами Союза и тем самым поощрять инвестиции.

ПСП также способствовать ликвидации различий в развитии партнеров.

Инструментами имплементации ПСП выступают программы ЕС по созданию институтов в странах-партнерах с целью улучшения административной способности путем организации подготовки, технической помощи и тому подобное.

Предусмотрено заключение соглашений с партнерами в сфере мобильности граждан и либерализации визового режима. Они должны подготовить ЕС и стран-партнеров к полной либерализации визового режима для отдельных стран.

В сфере энергетической безопасности также предусмотрено заключение соглашений.

Институциональную составляющую ПСП формируют органы, в которых осуществляется многостороннее сотрудничество.

Для обсуждения вопросов продвижения ПСП раз в два года проходят встречи на уровне глав государств и правительств.

С этой же целью ежегодно встречаются министры иностранных дел.

По результатам обсуждений принимаются совместные решения.

Создаются тематические платформы для обсуждения вопросов в следующих областях:

— Демократия, хорошее управление, стабильность;

— Экономическая интеграция, сближение с секторальной политики ЕС;

— Контакты между людьми.

Такие тематические собрания проходят дважды в год на уровне старших должностных лиц, задействованных в соответствующих сферах политики. В рамках платформ принимаются и пересматриваются задачи, рабочие программы. Платформы отчитываются о своей деятельности на встречах министров иностранных дел. Предусмотрены также внеплановые встречи на министерском уровне в рамках конкретного сектора. Работе платформ помогают специально созданные комиссии. В проектах и работе платформ могут участвовать третьи страны.

В сфере правовой и регулируемой гармонизации происходят специальные собрания, посвященные представлению и объяснению со стороны ЕС законодательства и стандартов Союза и сравнению их с национальной политикой и законодательством стран-партнеров.

ПСП дополняет такие региональные проекты, как Организация черноморского сотрудничества и другие.

ПСП направлена на сотрудничество с министерствами, агентствами, парламентами, гражданским обществом, международными организациями (ОБСЕ, Совет Европы, ОЭСР), международными финансовыми институтами, частным сектором, экономическими и социальными партнерами в рамках многосторонних платформ.

Предусмотрена возможность создания Парламентской ассамблеи ЕС — Восточное соседство (Евро-НЕСТ ПА) и форума гражданского общества Восточного партнерства.

Финансирование ПСП со стороны ЕС осуществляется через многолетние Финансовые рамки. На это выделено 600 млн евро на 2010-2013 pp.

ЕИБ, ЕБРР и другие учреждения предоставляют финансовую помощь для проведения реформ, модернизации, развития малого и среднего бизнеса.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector