0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Дочь рыдает, а отец бежит на детскую площадку

— Некоторые родители считают: если их ребенка обижает другой ребенок и между ними даже происходит какая-то форма насилия, взрослый имеет право защитить свое чадо — то есть применить силу к обидчику. Так ли это?

— Давайте все-таки разделять понятия «защитить» и «применить силу». Из одного другое совершенно не следует. Имеем ли мы право защитить своего ребенка, занять в конфликте его сторону? Да, безусловно. Мы его ресурс, и мы заинтересованы в его благополучии.

Есть расхожая идея, что ребенок «должен разобраться сам» — так вот, не всегда он может, и не всегда должен. Он иногда и физически, и психически не может противостоять агрессивной стае одноклассников и становится их жертвой. Иногда темперамент человека таков, что он теряется в открытых конфликтах — это совершенно нормально, все мы разные и не обязаны поголовно обладать бойцовскими качествами.

Но мы, как взрослые, как родители, вмешиваясь, не имеем права применять к обидчику физическую силу. Это табу, и это превращает в насильников уже нас самих. Не говоря уже о том, что это запрещено законом.

— Если конфликт жестокий, оскорбительный, первая реакция родителя, особенно папы, наказать обидчика. Как конкретно с этим первым нахлынувшим чувством справиться?

— Так же, как мы справляемся с любыми острыми приступами гнева. Или ревности, или злости. У нас, взрослых людей, регулярно случаются такие ситуации, когда мы сталкиваемся с труднопереносимыми чувствами.

Подышали. Пробежались по лестнице несколько раз, движение прекрасно снижает напряжение. Поорали куда-нибудь в воздух. Подвигались, привели в порядок физиологию.

После этого можно думать о стратегии. Но не стоит действовать под влиянием первого импульса.

— Холерикам справиться с гневом очень сложно, если они осознанно не занимаются регуляцией этой эмоции. Как успокоиться?

— Давайте искать наименее разрушительные формы из возможных. Если у нас в голове варианты — наорать или ударить — лучше наорать. Если выбираем между написать гневное письмо или наорать лично — лучше написать. Всегда выбираем наименее разрушительный вариант.

Не требуем от себя чудесного погружения в состояние дзена. Но все-таки помним, что мы взрослые люди и мы хозяева своим эмоциям. А они, какими бы ни были душераздирающими, не длятся вечно.

Дышим глубоко. Если что-то произошло — нашего ребенка уже обидели — очень вероятно, что любые наши действия можно отложить на пару часов. На три часа. Чтобы мы успели если не все, то хотя бы кое-что обдумать. Как взрослые.

— А что сказать своему ребенку? Вот он приходит домой в слезах или ярости, с ним поступили жестоко, несправедливо, унизительно. Что ему сказать, как действовать? Это ведь не малыш, которого можно прижать к груди и купить затем игрушку.

— Можно использовать классическую схему: констатируем факт, потом называем чувство, после этого вместе думаем над вариантами помощи. Например, говорим ребенку: «Произошло то-то и то-то. Ты унижен, тебе сейчас очень больно, мне тоже очень больно за тебя». Мы можем дать оценку происходящему, мы же не обязаны хранить нейтральность. Можем сказать: «Да, твой одноклассник поступил как скотина». Имеем право.

Но, если мы хотим утешить, лучше не застревать на своих чувствах, хотя представляю, как все кипит внутри. А вернуться к чувствам ребенка: «Ты в ярости, тебе дико обидно». После этого говорим: «Хочешь, обниму? Хочешь, мы с тобой подумаем, что с этим делать? Хочешь, купим что-нибудь? Хочешь, я оставлю тебя в покое? Хочешь, вместе поругаемся на обидчиков?» Каждый родитель примерно знает, что может порадовать его ребенка в такой ситуации.

Самое главное и самое сложное здесь — переключиться со своих чувств на чувства ребенка. Даже если нас тоже трясет и колошматит. Запомним эту универсальную схему: факт — эмоция — предложение о помощи.

Несколько слов для разгневанных родителей

Приблизительное время чтения: 4 мин.

Праведного родительского гнева не существует. В этом я глубоко убежден как отец четверых уже взрослых детей, как христианин, как дипломированный психолог.

Нет у взрослого человека уважительных причин для гнева на своего малолетнего ребенка. Ну, то есть — никаких, от слова «вообще».

Не должны детские капризы, шалости и даже откровенное вредничание доводить папу или маму до крика, истерики, грозного сверкания глазами из-под насупленных бровей. Потому что любое «неправильное» детское поведение – всего лишь сигнал о том, что у ребенка что-то не в порядке, что-то в его жизни пошло не так, ему от этого плохо, он нуждается в помощи. А «праведный гнев» на ребенка появляется там, где родитель не научился правильно считывать эти детские сигналы бедствия. Тот самый гнев, который верующие родители иногда оправдывают рассуждениями о «греховности, присущей всем – и детям, и взрослым».

На самом же деле, практически у всех родителей есть свои непроработанные детские психологические травмы. Их последствия, обычно, проявляются во взрослом возрасте в виде незрелых форм реагирования на ту или иную проблему. Одной из таких незрелых реакций и является наш родительский гнев на детей, стремление подчинить их себе, силовым способом «убрать» в их поведении все, что нас не устраивает. Примерно так мы решали свои проблемы в детстве, когда играли в песочнице со сверстниками. Тебя задели игрушечной лопаткой – ты заплакал и в ответ заехал пластмассовым ведерком обидчику по голове. Правда, слава Богу, в песочнице всегда находилось кому разнять обидевшихся и разгневанных друг на друга малышей. Но кто сможет унять взрослого родителя, считающего, будто он вправе подобным образом обижаться и гневаться на своего малыша?

И даже тот факт, что в малыше, как и во взрослом человеке, может проявляться общая для всех людей греховность человеческого естества, все равно не снимает с нас ответственности за его поведение. Сам Бог вверил призванного Им в мир нового человека нам, его родителям. И потому любая попытка оправдания нашей собственной педагогической несостоятельности греховностью ребенка будут звучать примерно так же, как слова Адама: жена, которую Ты мне дал, она дала мне от дерева, и я ел (Быт 3:12).

Именно родители всегда являются прямой или косвенной причиной не устраивающего их поведения ребенка. Точно так же, как и любые детские достижения прямо или косвенно были обеспечены ими же.

Ведь никто из родителей не станет спорить с тем, что их ребенок хорошо плавает, танцует или играет на скрипке благодаря тому, что это они – папа с мамой – вовремя отвели его в такой замечательный бассейн, балетную школу или к такой чудесной преподавательнице музыки. Это они следили, чтобы ребенок не пропускал занятия, они покупали ему новую скрипку, купальник, очки для плавания и вообще – все необходимое для занятий. Маленький ребенок сам еще не может обеспечить себя, не способен грамотно руководить своими действиями, и почти во всем зависит от старших. Поэтому все благие плоды его детских занятий – результат любви и заботы родителей.

Но и все его детские выкрутасы, капризы, нытье и непослушание, принимающие затяжной характер – плоды наших родительских ошибок и упущений.

Странно было бы признавать одну из сторон родительского влияния на ребенка и отказываться от другой.

Власть родителей над детьми в первые годы их жизни почти абсолютна. И один из важнейших вопросов воспитания — как правильно воспользоваться этой властью, чтобы не принести вреда ребенку (а впоследствии – и себе самому, ведь расхлебывать ошибки воспитания родителям приходится иногда всю жизнь).

Тема эта очень большая, углубляться в нее можно долго. И все же, как говорят китайцы, любой путь в десять тысяч ли начинается с первого шага.

Читать еще:  Матушкины истории, или Лекарство от уныния

На мой взгляд, начинать следует с перемены собственного взгляда на причину таких родительско-детских конфликтов.

Любую ситуацию, в которой «праведный гнев» готов вспыхнуть, нужно научиться рассматривать прежде всего с позиции вопроса, что же я упустил здесь как родитель? В чем я не могу понять моего ребенка? Какая его проблема скрывается от моего родительского взгляда за этими истериками, непослушанием, грубостью?

И навсегда забыть о рассуждениях в стиле «ах, все мы грешные — и я, и ребенок, поэтому он, хоть и маленький, но тоже может быть виноват передо мной, а я имею право на нервные срывы». Забыть уже хотя бы просто потому, что такая позиция вообще не предполагает решения проблемы, а лишь позволяет уйти от поиска такого решения под благовидным предлогом.

Думаю, если хотя бы в этом за собой последить, очень многое в отношениях с собственными детьми увидится в ином свете. На то мы и взрослые, чтобы уметь найти причину проблемы, обозначить пути ее преодоления, и, наконец, справиться с ней. А «праведный» гнев на собственного ребенка лучше всего оставить в удел его сверстникам, которые обиделись на него в песочнице из-за сломанного куличика. Им это простительно: они еще маленькие.

Несколько слов для разгневанных родителей

Праведного родительского гнева не существует. В этом я глубоко убежден как отец четверых уже взрослых детей, как христианин, как дипломированный психолог.

Нет у взрослого человека уважительных причин для гнева на своего малолетнего ребенка. Ну, то есть — никаких, от слова «вообще».

Не должны детские капризы, шалости и даже откровенное вредничание доводить папу или маму до крика, истерики, грозного сверкания глазами из-под насупленных бровей. Потому что любое «неправильное» детское поведение – всего лишь сигнал о том, что у ребенка что-то не в порядке, что-то в его жизни пошло не так, ему от этого плохо, он нуждается в помощи. А «праведный гнев» на ребенка появляется там, где родитель не научился правильно считывать эти детские сигналы бедствия. Тот самый гнев, который верующие родители иногда оправдывают рассуждениями о «греховности, присущей всем – и детям, и взрослым».

На самом же деле, практически у всех родителей есть свои непроработанные детские психологические травмы. Их последствия, обычно, проявляются во взрослом возрасте в виде незрелых форм реагирования на ту или иную проблему. Одной из таких незрелых реакций и является наш родительский гнев на детей, стремление подчинить их себе, силовым способом «убрать» в их поведении все, что нас не устраивает. Примерно так мы решали свои проблемы в детстве, когда играли в песочнице со сверстниками. Тебя задели игрушечной лопаткой – ты заплакал и в ответ заехал пластмассовым ведерком обидчику по голове. Правда, слава Богу, в песочнице всегда находилось кому разнять обидевшихся и разгневанных друг на друга малышей. Но кто сможет унять взрослого родителя, считающего, будто он вправе подобным образом обижаться и гневаться на своего малыша?

Тем не менее, способ этот весьма эффективен, ведь маленькие дети беззащитны против гнева матери или отца. Только вот проблема, которая выявилась в «неудобном» для родителей поведении ребенка, никуда от этого не девается. «Праведный гнев» лишь убирает ее симптомы, загоняет их вглубь, делая невозможным ее конструктивное взрослое решение. Потому что любая проблема в детском поведении — следствие неправильно выстроенных отношений между родителями и ребенком. Других причин нет, только наши взрослые ошибки или невнимательность.

И даже тот факт, что в малыше, как и во взрослом человеке, может проявляться общая для всех людей греховность человеческого естества, все равно не снимает с нас ответственности за его поведение. Сам Бог вверил призванного Им в мир нового человека нам, его родителям. И потому любая попытка оправдания нашей собственной педагогической несостоятельности греховностью ребенка будут звучать примерно так же, как слова Адама: жена, которую Ты мне дал, она дала мне от дерева, и я ел (Быт 3:12).

Именно родители всегда являются прямой или косвенной причиной не устраивающего их поведения ребенка. Точно так же, как и любые детские достижения прямо или косвенно были обеспечены ими же.

Ведь никто из родителей не станет спорить с тем, что их ребенок хорошо плавает, танцует или играет на скрипке благодаря тому, что это они – папа с мамой – вовремя отвели его в такой замечательный бассейн, балетную школу или к такой чудесной преподавательнице музыки. Это они следили, чтобы ребенок не пропускал занятия, они покупали ему новую скрипку, купальник, очки для плавания и вообще – все необходимое для занятий. Маленький ребенок сам еще не может обеспечить себя, не способен грамотно руководить своими действиями, и почти во всем зависит от старших. Поэтому все благие плоды его детских занятий – результат любви и заботы родителей.

Но и все его детские выкрутасы, капризы, нытье и непослушание, принимающие затяжной характер – плоды наших родительских ошибок и упущений.

Странно было бы признавать одну из сторон родительского влияния на ребенка и отказываться от другой.

Власть родителей над детьми в первые годы их жизни почти абсолютна. И один из важнейших вопросов воспитания — как правильно воспользоваться этой властью, чтобы не принести вреда ребенку (а впоследствии – и себе самому, ведь расхлебывать ошибки воспитания родителям приходится иногда всю жизнь).

Тема эта очень большая, углубляться в нее можно долго. И все же, как говорят китайцы, любой путь в десять тысяч ли начинается с первого шага.

На мой взгляд, начинать следует с перемены собственного взгляда на причину таких родительско-детских конфликтов.

Любую ситуацию, в которой «праведный гнев» готов вспыхнуть, нужно научиться рассматривать прежде всего с позиции вопроса, что же я упустил здесь как родитель? В чем я не могу понять моего ребенка? Какая его проблема скрывается от моего родительского взгляда за этими истериками, непослушанием, грубостью?

И навсегда забыть о рассуждениях в стиле «ах, все мы грешные — и я, и ребенок, поэтому он, хоть и маленький, но тоже может быть виноват передо мной, а я имею право на нервные срывы». Забыть уже хотя бы просто потому, что такая позиция вообще не предполагает решения проблемы, а лишь позволяет уйти от поиска такого решения под благовидным предлогом.

Думаю, если хотя бы в этом за собой последить, очень многое в отношениях с собственными детьми увидится в ином свете. На то мы и взрослые, чтобы уметь найти причину проблемы, обозначить пути ее преодоления, и, наконец, справиться с ней. А «праведный» гнев на собственного ребенка лучше всего оставить в удел его сверстникам, которые обиделись на него в песочнице из-за сломанного куличика. Им это простительно: они еще маленькие.

Несколько слов для разгневанных родителей

Праведного родительского гнева не существует. В этом я глубоко убежден как отец четверых уже взрослых детей, как христианин, как дипломированный психолог.

Нет у взрослого человека уважительных причин для гнева на своего малолетнего ребенка. Ну, то есть — никаких, от слова «вообще».

Не должны детские капризы, шалости и даже откровенное вредничание доводить папу или маму до крика, истерики, грозного сверкания глазами из-под насупленных бровей. Потому что любое «неправильное» детское поведение — всего лишь сигнал о том, что у ребенка что-то не в порядке, что-то в его жизни пошло не так, ему от этого плохо, он нуждается в помощи. А «праведный гнев» на ребенка появляется там, где родитель не научился правильно считывать эти детские сигналы бедствия. Тот самый гнев, который верующие родители иногда оправдывают рассуждениями о «греховности, присущей всем — и детям, и взрослым».

Читать еще:  «Атмосфера в доме – не женское дело»

На самом же деле, практически у всех родителей есть свои непроработанные детские психологические травмы. Их последствия, обычно, проявляются во взрослом возрасте в виде незрелых форм реагирования на ту или иную проблему. Одной из таких незрелых реакций и является наш родительский гнев на детей, стремление подчинить их себе, силовым способом «убрать» в их поведении все, что нас не устраивает. Примерно так мы решали свои проблемы в детстве, когда играли в песочнице со сверстниками. Тебя задели игрушечной лопаткой — ты заплакал и в ответ заехал пластмассовым ведерком обидчику по голове. Правда, слава Богу, в песочнице всегда находилось кому разнять обидевшихся и разгневанных друг на друга малышей. Но кто сможет унять взрослого родителя, считающего, будто он вправе подобным образом обижаться и гневаться на своего малыша?

Тем не менее, способ этот весьма эффективен, ведь маленькие дети беззащитны против гнева матери или отца. Только вот проблема, которая выявилась в «неудобном» для родителей поведении ребенка, никуда от этого не девается. «Праведный гнев» лишь убирает ее симптомы, загоняет их вглубь, делая невозможным ее конструктивное взрослое решение. Потому что любая проблема в детском поведении — следствие неправильно выстроенных отношений между родителями и ребенком. Других причин нет, только наши взрослые ошибки или невнимательность.

И даже тот факт, что в малыше, как и во взрослом человеке, может проявляться общая для всех людей греховность человеческого естества, все равно не снимает с нас ответственности за его поведение. Сам Бог вверил призванного Им в мир нового человека нам, его родителям. И потому любая попытка оправдания нашей собственной педагогической несостоятельности греховностью ребенка будут звучать примерно так же, как слова Адама: жена, которую Ты мне дал, она дала мне от дерева, и я ел (Быт. 3:12).

Именно родители всегда являются прямой или косвенной причиной не устраивающего их поведения ребенка. Точно так же, как и любые детские достижения прямо или косвенно были обеспечены ими же.

Ведь никто из родителей не станет спорить с тем, что их ребенок хорошо плавает, танцует или играет на скрипке благодаря тому, что это они — папа с мамой — вовремя отвели его в такой замечательный бассейн, балетную школу или к такой чудесной преподавательнице музыки. Это они следили, чтобы ребенок не пропускал занятия, они покупали ему новую скрипку, купальник, очки для плавания и вообще — все необходимое для занятий. Маленький ребенок сам еще не может обеспечить себя, не способен грамотно руководить своими действиями, и почти во всем зависит от старших. Поэтому все благие плоды его детских занятий — результат любви и заботы родителей.

Но и все его детские выкрутасы, капризы, нытье и непослушание, принимающие затяжной характер — плоды наших родительских ошибок и упущений.

Странно было бы признавать одну из сторон родительского влияния на ребенка и отказываться от другой.

Власть родителей над детьми в первые годы их жизни почти абсолютна. И один из важнейших вопросов воспитания — как правильно воспользоваться этой властью, чтобы не принести вреда ребенку (а впоследствии – и себе самому, ведь расхлебывать ошибки воспитания родителям приходится иногда всю жизнь).

Тема эта очень большая, углубляться в нее можно долго. И все же, как говорят китайцы, любой путь в десять тысяч ли начинается с первого шага.

На мой взгляд, начинать следует с перемены собственного взгляда на причину таких родительско-детских конфликтов.

Любую ситуацию, в которой «праведный гнев» готов вспыхнуть, нужно научиться рассматривать прежде всего с позиции вопроса, что же я упустил здесь как родитель? В чем я не могу понять моего ребенка? Какая его проблема скрывается от моего родительского взгляда за этими истериками, непослушанием, грубостью?

И навсегда забыть о рассуждениях в стиле «ах, все мы грешные — и я, и ребенок, поэтому он, хоть и маленький, но тоже может быть виноват передо мной, а я имею право на нервные срывы». Забыть уже хотя бы просто потому, что такая позиция вообще не предполагает решения проблемы, а лишь позволяет уйти от поиска такого решения под благовидным предлогом.

Думаю, если хотя бы в этом за собой последить, очень многое в отношениях с собственными детьми увидится в ином свете. На то мы и взрослые, чтобы уметь найти причину проблемы, обозначить пути ее преодоления, и, наконец, справиться с ней. А «праведный» гнев на собственного ребенка лучше всего оставить в удел его сверстникам, которые обиделись на него в песочнице из-за сломанного куличика. Им это простительно: они еще маленькие.

Родительская неприкосновенность: священник о конфликтах поколений

Сколь часто жалу­ются друг на друга взрос­лые дети и пожи­лые роди­тели: каких только пре­тен­зий не выска­зы­вают они друг другу! Как это пре­одо­леть? О кон­флик­тах роди­те­лей и детей и духов­ных спо­со­бах выхода из них рас­ска­зы­вает про­то­и­е­рей Дмит­рий Рощин.

Причины и следствия

По тому, как сей­час мы отно­симся к своим роди­те­лям, какие про­блемы с ними у нас воз­ни­кают, можно заме­тить, как изме­ни­лось наше обще­ство за послед­нее столетие.

Ещё сто – сто пять­де­сят лет назад совер­шенно невоз­можно было пред­ста­вить сына, кото­рый обви­нял бы в чем-то сво­его отца; или дочь, кото­рая бы вышла замуж, не спро­сив роди­тель­ского бла­го­сло­ве­ния. Авто­ри­тет роди­те­лей был незыб­лем, правота их слов не обсуждалась.

Сей­час же слу­чаи слож­ных и дол­гих кон­флик­тов между роди­те­лями и детьми стали встре­чаться довольно часто. При­чина вполне оче­видна: раз­ру­ше­ние пат­ри­ар­халь­ного уклада нашего обще­ства, кото­рый осно­вы­вался на пра­во­слав­ной вере.

Кто вино­ват в этом: рево­лю­ция, раз­ру­ше­ние сель­ской общины, урба­ни­за­ция, – я не стану сей­час вда­ваться в исто­ри­че­скую основу этого явления.

Пого­во­рим о его послед­ствиях: у нас уже несколько поко­ле­ний выросло в семьях, где нет глу­бо­ких духов­ных устоев, нет иерар­хии, нет семей­ных тра­ди­ций, кото­рые бы свя­зы­вали моло­дёжь со ста­ри­ками. К сча­стью, встре­ча­ются семьи, сумев­шие сохра­нить и тра­ди­ции, и уклад, но это ско­рее исклю­че­ние, чем правило.

Именно отход от тра­ди­ции, от пра­виль­ного вос­пи­та­ния, от послу­ша­ния в несколь­ких поко­ле­ниях при­вёл к тому, что роди­тели сей­час не вос­при­ни­ма­ются как источ­ник муд­ро­сти, кла­дезь важ­ной и полез­ной информации.

Как только дети ста­но­вятся более или менее само­сто­я­тельны, роди­тели для них ста­но­вятся бес­по­лезны, тогда как они до конца своих дней должны быть сво­его рода про­ро­ками для своих детей.

Но поскольку роди­тели сами не знали Бога, то они не знали и как вос­пи­ты­вать детей в вере и послу­ша­нии, какие при­ви­вать им цен­но­сти. Вот поэтому и про­изо­шёл такой распад.

Сей­час нередко и сами роди­тели не хотят обре­ме­нять своим при­сут­ствием взрос­лых детей. И дети зача­стую ими тяго­тятся: им нечего у них пере­ни­мать, всему, чему могли, они своих детей уже научили. Вот и ста­ра­ются все жить отдельно, чтобы поменьше конфликтовать.

Дру­гое дело, что, уха­жи­вая за сво­ими пожи­лыми роди­те­лями, мы не только отдаём им дань ува­же­ния, но и подаём при­мер своим детям. Если наши дети уви­дят, как мы хорошо отно­симся к своим роди­те­лям, то потом так же забот­ливо будут отно­ситься и к нам. Но мы почему-то этого не учитываем.

Никто не идеален

Можем ли мы осуж­дать роди­те­лей за то, что они посту­пили с нами неспра­вед­ливо? Мне кажется, отве­том на этот вопрос может слу­жить запо­ведь о почи­та­нии отца и матери. Само поня­тие «почи­та­ние» не допус­кает ника­кого оценивания.

Дети ни в коем слу­чае не должны ста­но­виться судьями для своих роди­те­лей. Разве что, если речь идёт о каких-то вопи­ю­щих пре­ступ­ле­ниях, когда роди­тели бро­сают своих детей, и т. д. Но тогда эти слу­чаи попа­дают в поле каких-то пра­во­вых отно­ше­ний, тогда речь не идёт о том, чтобы жить под одной крышей.

Читать еще:  О супружеском воздержании в дни Великого поста и перед причащением Святых Таин

Про­сто какие-то повсе­днев­ные обиды на роди­те­лей за то, что они чего-то детям недо­дали, – это, на мой взгляд, бес­смыс­лен­ная вещь. Все мы – греш­ные люди, и нельзя никого иде­а­ли­зи­ро­вать, в том числе и своих родителей.

Обязаны ли мы жить вместе с родителями?

Нет, не обя­заны. Сего­дня наши усло­вия жизни сильно изме­ни­лись, мно­гое зави­сит от работы, школы и т. д.

Жить вме­сте с роди­те­лями не все­гда удобно, воз­можно, да и не все­гда нужно. Это очень инди­ви­ду­ально: кто-то живёт вме­сте с роди­те­лями и раду­ется, а у кого-то из-за этого своя семья распадается.

Дру­гое дело, что мы обя­за­тельно должны о роди­те­лях забо­титься, так, чтобы они не чув­ство­вали себя остав­лен­ными. Что это зна­чит? Как опре­де­лить ту меру вни­ма­ния, кото­рую мы должны отда­вать роди­те­лям: сколько раз в день зво­нить, сколько раз в год наве­щать? Понятно, что и здесь нет ника­ких чёт­ких рамок.

Будет нелишне вспом­нить слова апо­стола Павла, кото­рые он обра­щает к роди­те­лям: «Отцы, не раз­дра­жайте детей ваших» ( Кол. 3:21 ). Мне кажется, это о том, чтобы роди­тели не тре­бо­вали от детей большего.

Мы предъ­яв­ляем к детям некие тре­бо­ва­ния. Если дети эти тре­бо­ва­ния в чем-то соблю­дают, то не нужно ста­раться заста­вить их соблю­дать всё. Не нужно посто­янно стре­миться сде­лать детей лучше и лучше. Будь мы сами иде­альны, то могли бы потре­бо­вать того же и от детей.

Пус­кай наши тре­бо­ва­ния осно­ваны на любви к детям, но они раз­дра­жают, поскольку детям кажется, что они уже и так сде­лали доста­точно много.

Нужно ли каяться родителям?

На пер­вый взгляд, мно­го­лет­ние затяж­ные кон­фликты между взрос­лыми детьми и их пожи­лыми роди­те­лями кажутся нераз­ре­ши­мыми. Но всё раз­ре­ша­ется внутри Церкви – через испо­ве­да­ние, пока­я­ние, примирение.

Если мы не можем про­стить каких-то обид, нам нужно их испо­ве­до­вать. И тогда, когда мы гово­рим: «Гос­поди, мы оби­жа­емся, это наша гор­дыня», – мы начи­наем как-то бороться с этим.

Только сво­ими силами невоз­можно изжить обиду на то, что твоя судьба по воле роди­те­лей сло­жи­лась не так, как тебе бы хотелось.

Если ты счи­та­ешь, что твои роди­тели были в чем-то неправы, – забудь! Иначе ты будешь носить это в себе до конца своих дней, и это будет пово­дом для новых и новых кон­флик­тов. Как пра­вило, тот, кто тре­бо­ва­те­лен к себе, снис­хо­ди­те­лен к дру­гим; и наобо­рот: снис­хо­ди­тель­ный к себе предъ­яв­ляет к дру­гим повы­шен­ные требования.

Нам все­гда есть за что любить, за что быть бла­го­дар­ными нашим роди­те­лям: они дали нам жизнь, кров, обра­зо­ва­ние. Есть мно­же­ство людей, кото­рые этой любви не имеют.

Но тогда нужно пытаться её стя­жать! Именно для этого суще­ствуют цер­ков­ные таин­ства – дру­гие меха­низмы мне неведомы.

Я верю в бла­го­дать, в Боже­ствен­ное пре­об­ра­же­ние чело­века. Все мы по мере нашей веры полу­чаем от Гос­пода то, о чём просим.

Тот, кто про­сит у Гос­пода любви – полу­чает любовь, кото­рая при­ми­рит нас со всем и вся. Но если ты ничего не дела­ешь для того, чтобы про­стить, то так и будешь до конца своих дней мучиться со сво­ими нераз­ре­шён­ными обидами.

В совет­ское время жил юро­ди­вый св. Афа­на­сий Сайко, не так давно кано­ни­зи­ро­ван­ный нашей Цер­ко­вью. Он под­хо­дил к людям на улице и спра­ши­вал: «Ну что, спят покой­нички?» Люди не пони­мали, о чем он гово­рит, а он гово­рил о тех стра­стях, кото­рые были внутри людей, но себя в дан­ный момент не проявляли.

Мы можем уси­лием воли усми­рить наши обиды, но пол­но­стью изжить их нам вряд ли удастся. Вот и полу­ча­ется, что как только насту­пает в отно­ше­ниях мир, наши «покой­нички» снова напо­ми­нают о себе, порож­дая оче­ред­ной конфликт.

Есть такое поня­тие – «духов­ный имму­ни­тет», кото­рый осла­бе­вает без при­ча­стия, глу­бо­кой испо­веди, молитвы.

Ещё один заме­ча­тель­ный подвиж­ник нашего вре­мени, свя­ти­тель Афа­на­сий Саха­ров, гово­рил, что когда чело­век при­ни­ма­ется копать вглубь себя без Бога, он очень быстро дока­пы­ва­ется до той пустоты небы­тия, из кото­рой он был создан.

Вот почему, если ты дей­стви­тельно хочешь изба­виться от нега­тив­ных эмо­ций по отно­ше­нию к своим роди­те­лям, нужно не только поль­зо­ваться какими-то при­ё­мами ауто­тре­нин­гов, но про­сить об этом у Господа.

Воз­вра­ща­ясь к теме утраты духов­ных свя­зей между поко­ле­ни­ями, нужно ска­зать, что не мно­гим из нас попа­лись роди­тели, кото­рые ока­за­лись настолько талант­ливы, что осо­зна­вали свои ошибки в вос­пи­та­нии, кая­лись перед детьми и в то же время соблю­дали дистан­цию в своём покаянии.

Но насколько нам нужно, а глав­ное, полезно роди­тель­ское пока­я­ние? Если ты тре­бу­ешь от отца или матери, чтобы они в чём-то пока­я­лись перед тобой, то насколько совер­ше­нен дол­жен быть ты сам, чтобы не вос­при­нять их пока­я­ние как соб­ствен­ную победу.

В про­тив­ном слу­чае слова пока­я­ния ока­жутся бла­го­дат­ной поч­вой для уко­ре­не­ния твоей гор­дыни: «Раз ты, отец, каешься, то, зна­чит, я лучше тебя, и теперь не ты мной, а я тобой буду руководить».

В духов­ной жизни есть такое пра­вило, что если среди твоих духов­ных чад есть такие, кото­рые стали свя­щен­ни­ками, то ты не можешь испо­ве­до­ваться у них, чтобы не давать им повода воз­гор­диться, что они в чем-то пре­взо­шли своих духов­ных наставников.

Гос­подь мудро закры­вает от детей грехи роди­те­лей, потому что, когда дети узнают что-то сек­рет­ное о своих роди­те­лях, тем более от них самих, то внутри детей начи­на­ется революция.

Об этом нужно поду­мать роди­те­лям, прежде чем испо­ве­до­вать что-то перед сво­ими детьми. Конечно, какие-то оче­вид­ные недо­статки при­зна­вать можно и нужно, но дальше этого идти нельзя, такое пока­я­ние может ока­заться тем ящи­ком Пан­доры, кото­рый раз­ру­шит и без того непроч­ные взаимоотношения.

Как помочь ребенку?

По словам Ярмуш, ребенку нужно помогать в рамках закона. Если родитель обнаружил у сына или дочери побои, то нужно обязательно обратиться в травмпункт и написать заявление в полицию. Дело передадут на рассмотрение комиссии по делам несовершеннолетних, а любого обидчика быстро привлекут к ответственности. Необходимо также проинформировать школу, там с ребенком тоже разберутся. В некоторых случаях могут и до исключения из учебного заведения довести.

А Дугенцова отметила, что детей нужно с детства учить тому, как отстаивать свои границы и позиции. Необходимо научить его договариваться и решать проблемы словами.

«Некоторые родители учат драться, но в этом нет смысла. Тумаки в любом случае не помогут», — подчеркнула она.

Как научить ребенка? Предположим, что у него есть своя личная чашка. Родителю необходимо специально и демонстративно взять эту чашку и начать ею пользоваться. Можно проделать это несколько раз и посмотреть на реакцию ребенка, спровоцировать его на отстаивание личных границ в лице этой чашки. После этого необходимо показать ему, как правильно отстаивать эти границы.

В следующий раз родителям нужно объединиться и включить актерский талант. Например, папа должен взять кружку мамы на глазах ребенка. А маме надо будет разыграть сцену, где она аргументированно докажет и отстоит свою позицию, вернув себе чашку.

«Нужно показать как именно это сделать, потому что если мы не научим, то не научит никто. Либо научат улицы, но тогда уже ребенок начнет драться», — заключила эксперт.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector