0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Страшилка о червяках

Страшилка о червяках

Одна маленькая-маленькая девочка очень любила дождь.

Пока она шла, она крутила зонтик вокруг своей оси. Капельки разлетались в стороны, и маленькая-маленькая девочка превращалась в маленькую-маленькую тучку.

Мама девочки просила так не делать рядом с людьми, но никогда не ругала.

Девочка любила скакать по лужам, покрывать рябью мрачную версию реальности. Она топтала её ярко-жёлтыми маленькими сапожками. Гуляла по тучам, как маленький пегас.

Мама девочки торопила её идти дальше по улице, но никогда не ругала.

Но вот что мама девочки строго-настрого запрещала делать, так это трогать червяков. Они выползали на асфальт в дождь – не зря же их зовут дождевыми.
«Ни при каких обстоятельствах, маленькая девочка,» — со строгим лицом наклонялась мама – «не прикасайся к дождевым червякам».
Мама с девочкой шла на рынок, и дождь тоже шёл. Мама иногда спотыкалась в своих изящных сапожках на каблучках, для которых маленькая девочка ещё была маленькой. Она как-то попыталась пройтись в них по коридору и чуть не грохнулась. Девочка недоумевала, как мама в них ходит.
«Но мама не спотыкается, когда нет дождя! Может быть, мокро? А ещё в дождь мы ходим быстрее».
Девочка, размышляя, смотрела на маму. Мама, поджав губы, смотрела вперёд, а пшеничные пряди красиво подпрыгивали при каждом «цок»е. Тут мама снова споткнулась, но даже не взглянула вниз.
— Мама! Почему ты не смотришь под ноги, ты же упадёшь!
— Потому что под ногами червяки. Пойдём скорей.
И правда, на почти чёрном от воды асфальте, словно слипшимися конфетти, валяются червяки, нежно-розовые, как клубничное мороженое. Какое ещё животное имеет такой расчудесный, любимый девочкин цвет? Свинюшка. Может быть, какой-нибудь попугайчик. А ещё девочка так нарисовала рыбку…
— Маленькая девочка, — мама заметила, что девочка рассматривает червяков, — ты же хорошенечко помнишь, что ни за что на свете нельзя трогать червяков?
Мама вела девочку в детский сад, и опять шёл дождь. Девочка любовалась пузыриками, которые капли поднимали в луже, которая тоже была когда-то каплями. Пузырики были как от клубничной пенки в ванной, когда девочка купалась.

Мимо пузырика полз червяк. Он поочерёдно сжимал-разжимал колечки своего тела и тыкался головой, как будто мысочек тянется в колготине. Головой ли? Есть ли у него голова? А как он ползает без головы.
— Маленькая девочка, — из-под очков взглянула мама, — ты не забыла, что никогда-никогда-никогда не должна прикасаться к червякам?
Девочка кивнула и перестала смотреть на эту живую макаронину.

На прогулке в детском саду девочка заметила копошение у песочницы.
— Чего это тут у вас? – подошла девочка.
— Червяк к нам заполз, — маленький мальчик протянул к девочке руку, в которой волнами извивался червяк.
— Брось скорее! Ты что, не знаешь, что не может быть и речи о том, чтобы трогать дождевых червяков?
— Ха-ха, девчонка испугалась!
— Ничего я и не испугалась!
— Тогда чего это нельзя трогать червяков?
— Мама запретила!
— А мне мама не запрещает, вот я и трогаю.
— А моя… а моя мама всё равно самая лучшая, — девочка топнула ножкой и ушла на лесенки.
Почему мама запрещает маленькой девочке трогать червяков, впервые задумалась она. Им нечем кусаться, а их кожа не выпускает из себя яд, как у разноцветной лягушки из энциклопедии. Мама всегда объясняла, если что-то нельзя было делать, и разрешала то, что не было смысла запрещать. И только червяки были загадочными.

Возвращаясь домой, девочка наклонилась, чтобы поправить штанишки, и незаметно от мамы сунула червяка в карман. Он приятно вился вокруг её пальцев, как будто ластился. Только девочка боялась, что он высунется из кармана, и мама увидит.

Девочка убедилась, что мама включила сериал и удобно расположилась на стуле, и только тогда закрылась в своей комнате. Она достала червяка, поднесла прямо к носу пуговкой и стала рассматривать, а червяк щупал её маленькие пальцы.
… Ни при каких обстоятельствах…
… ни за что на свете…
… никогда-никогда-никогда…
Проносилось в голове у девочки. Неужели сейчас случится что-то плохое?
— Маленькая девочка, будешь ли ты чай… АААААААА ЗМЕЯ.
— Мама, это не змея!
— УБЕРИУБЕРИУБЕРИУБЕРИ КАК ОНО СЮДА ЗАПОЛЗЛО АААААААА.
— Мама, это всего лишь червяк!
— ЗМЕЯ, ЧЕРВЯК, КАКАЯ РАЗНИЦА?! ААААААА. Я ИХ БОЮЮЮЮСЬ.
Мама маленькой девочки успокоилась, только когда червяка выкинули в окошко, и они вместе пошли пить чай с клубникой.

Новость отредактировал Kiria — 9-09-2021, 09:53

«Сказка о заколдованном мальчике» для детей старшего дошкольного и младшего школьного возраста

ОЛЬГА Хлевная
«Сказка о заколдованном мальчике» для детей старшего дошкольного и младшего школьного возраста

Сказка о заколдованном мальчике

В некотором царстве, в тридесятом государстве, за тридевять морей, в заколдованном лесу, в ветхой избушке жил был одинокий и печальный старый гном-лесовичок. Его ветхая избушка выглядела тоже очень печальной. На полянке вокруг неё было много разных замечательных плодов – сладких ягод, вкусных грибов, полезных орехов, красивых цветов. Но редкая зверушка, пробегая мимо этой избушки, могла остановиться, чтобы полюбоваться красотой лесных растений, попробовать вкусную ягодку или грибок. Они очень боялись этого печального маленького старичка. Никто не знал, почему гном – лесовичок всегда такой мрачный и сердитый. Почему в его избушке всегда пусто и одиноко.

Однажды в этот волшебный лес попала маленькая фея. Она была очень красивая и добрая. Гуляя по лесу, фея увидела красивую полянку. Её взгляд привлекли очень красочные цветы. Они были такие замечательные, что маленькая фея не могла пройти мимо. Она остановилась и стала рассматривать разные цветы, но вдруг, небо потемнело, полянка стала мрачной, поднялся ветер. Лесные жители испугались страшной бури и спрятались в сои домики. Одна фея удивлённо посмотрела на небо, она не могла понять, что случилось. Почему такой красивый приветливый лес вдруг стал мрачным, почему прекрасное голубое небо потемнело и теплое солнышко спряталось за густыми тучами. Фея пригладила свои золотистые локоны, которые растрепал бушующий ветер, и направилась в сторону ветхой избушки. Навстречу ей из избушки вышел гном-лесовичок, он был очень рассержен.Его лицо было искажено злой гримасой: лоб наморщился, брови сдвинулись, щёки покраснели. Он грозно закричал,топая ногами: «Как ты посмела гулять на моей полянке, рассматривать мои цветы, пробовать мои ягоды?» Но фея не испугалась грозного гнома. Она тихо, спокойно и ласково заговорила с ним. Приветливые слова и ласковый голос феи удивили гнома. От неожиданности он замолчал и удивлённо поднял свои брови. А фея продолжала говорить. Её слова, словно журчанье ручейка, звучали по лесу, и буря постепенно стихла, небо вновь стало чистым и голубым, снова выглянуло солнышко.Она спросила гнома: «Что с тобой случилось? Почему ты такой сердитый? Почему никого не любишь?» И гном рассказал ей свою историю.

Как-то раз, очень давно, он был маленьким мальчиком. Весёлым, бойким, озорным шалунишкой. Как все дети он любил играть, шуметь, озорничать. Бывало, что во время своих игр, он мог обидеть других ребятишек. «Но это же не страшно!»— говорил он: «Мы же играли. Подумаешь!». Но, как-то раз, во время своих шалостей он обидел дочь одной волшебницы. И, как всегда, смеясь, сказал: «Подумаешь! Не страшно! Мы же играем!». Волшебница много раз слышала от своей дочери о том, как этот шалунишка обижает ребят. Она попыталась поговорить с мальчиком, но как всегда тот весело сказал: «Подумаешь! Не страшно! Мы же играем!». Очень рассердил волшебницу такой ответ, и она решила проучить озорника. Волшебница заглянула мальчишке в глаза, и он увидел в них холодный блеск, она коснулась рукой его плеча и тихим,завораживающим голосом произнесла: «Отныне быть тебе старым гномом, жить одиноко в ветхой избушке в прекрасном лесу. Но не сможешь ты наслаждаться красотой этого леса, потому, что ты будешь охранять его ото всех, кто захочет полюбоваться его красотой. И сам ты никогда не найдёшь спасения». Фея была очень доброй, и ей стало жаль одинокого гнома. Она сказала: «Я смогу тебе помочь, но ты должен выполнить мои советы». Гном задумался. Он вспомнил, как был счастлив, когда был весёлым озорным мальчишкой, и как ему было одиноко в этом прекрасном лесу. Гном взглянул на фею и сказал: «Я согласен выполнить всё, что ты скажешь». Фея улыбнулась,и ответила: «Для начала, тебе нужно научиться улыбаться! Постарайся улыбаться гостям на твоей полянке! Попробуй стать приветливее!» «Я попробую»сказал гном, но что если у меня ничего не получится? Что если гости на моей полянке не поверят мне?» «Тебе придётся быть очень убедительным и внимательным» — отвечала фея. «Жители волшебного леса очень добрые, они смогут тебя принять. Ещё, ты сам должен поверить в свою доброту, поверить в то, что все кто тебя окружают, добры и отзывчивы, что если ты хочешь добра, то будь сам добрым». Гнома очень тронули слова феи. Он понял, как много потерял в своей жизни, понял, как хорошо быть добрым и отзывчивым. Мир вокруг становится светлее, солнышко светит ярче, появляется много близких друзей. Мечтая о доброте, гном закрыл глаза и не заметил, как стал улыбаться, и вдруг произошло чудо! Исчезли морщинки, лицо стало светлым, плечи выпрямились, и рядом с феей оказался красивый мальчишка. Фея радостно сказала: «Ты молодец! У тебя всё получилось! Помни, будь всегда отзывчивым, внимательным и добрым, тогда мир вокруг тебя и все, кто тебя окружают, будут добры к тебе». Сказав эти слова, фея исчезла, а вместе с ней исчез и сказочный лес. Мальчишка посмотрел вокруг себя и заметил в стороне плачущую девочку. Это была дочь волшебницы. Мальчик подошёл к ней и сказал: «Прости меня, пожалуйста, я был не прав. Давай будем с тобой друзьями». Девочка посмотрела на него и улыбнулась в ответ. А мальчишка шалунишка, понял, что добрым жить на свете веселей.

Читать еще:  Архимандрит Иоанн (Крестьянкин) о семейной жизни

«Крым — земля моя родная!» Стихотворение «Крым — земля моя родная!» Стихотворение может быть полезно в работе музыкальным руководителям, воститателям, педагогам дополнительного.

День защитника Отечества Праздник для детей старшего дошкольного и младшего школьного возраста День защитника Отечества Праздник для детей старшего дошкольного и младшего школьного возраста В празднично оформленный игрушками, рисунами.

Методическая разработка «Игра в баскетбол — школа развития произвольности у детей старшего дошкольного возраста» В дошкольном возрасте закладываются основы личности, складывается произвольность поведения, активно развивается воображение, творчество,.

Игровой тренинг «Осенью на заколдованном острове» (для детей старшего дошкольного возраста) Игровой тренинг: «Осенью на заколдованном острове» (для детей старшего дошкольного возраста) Цель: научить взаимодействию в группе, в паре;.

Консультация «Коррекционная программа развития мышления детей младшего школьного и старшего дошкольного возраста» Пояснительная записка. Данная коррекционная программа предназначена для детей младшего школьного и старшего дошкольного возраста. Задачи.

Методическая разработка «Мы друг друга сумеем понять» (для детей старшего дошкольного возраста) Программное содержание: • Развивать диалогическую речь, смысловую сторону речи, разворачивать сюжет истории • Формировать умение устанавливать.

Методическая разработка по педагогическому руководству сюжетно-ролевой игрой детей старшего дошкольного возраста «Природа хочет, чтобы дети были детьми, прежде чем стать взрослыми. Если мы хотим нарушить этот порядок, мы произведем скороспелые плоды,.

Сказка для детей старшего и младшего школьного возраста «Бабушкино колечко» Волшебная сказка «Бабушкино колечко» Однажды бабушка подарила мне волшебное кольцо: «Смотри, пользуйся ним, когда сама не сможешь, что-то.

«Сказка о непослушном мальчике» — конспект занятия педагога-психолога с детьми старшего дошкольного возраста Виткова Татьяна Анатольевна педагог-психолог МБДОУ № 11 «Родничок» г. Тихорецка Конспект занятия » История про послушного мальчика» Количество.

Тест «Правила электробезопасности». Методическая разработка для работы с детьми старшего дошкольного возраста На отдельные вопросы может быть более одного правильного ответа. 1. Как выглядит знак «Осторожно: электрическое напряжение!»: 1)желтый треугольник.

СТРАШНАЯ ИСТОРИЯ ПРО ЗАКОЛДОВАННОГО МАЛЬЧИКА,КОТОРЫЙ В ДЕТСТВЕ БОЯЛСЯ НАСТУПАТЬ НА ЧЕРВЯКОВ

Жил-был маленький мальчик Вася, который был до того добр, что когда после дождя на тротуары и брусчатку выползали, спасаясь от потопа, червяки, то он боялся наступить на них, так как понимал, что им тоже больно.

Мама с папой не могли нарадоваться на Васю и всем рассказывали про то, какой умный, добрый и талантливый растет у них сынок. Родственники, друзья и знакомые, приходившие в гости, имели великое счастье наблюдать, как маленький Василий, смешно не выговаривавший некоторые звуки, становился на стульчик и читал стишок, срывая при этом шквал аплодисментов.

«Радость ты наша, ведь мы живем только ради тебя одного!» – любила повторять мама своему сыночку

– Радость ты наша, ведь мы живем только ради тебя одного, – любила повторять мама своему ненаглядному розовощекому сыночку, с умилением глядя на то, как он уплетал, сидя перед телевизором, бутерброд. А папа, вычитавший где-то, что имя Василий переводится с древнегреческого как царственный, по всякому поводу и без повода шутил на эту тему: мол, вон какой царь-то у нас растет.

Но, как известно, добра без худа не бывает. Первые проблемы начались еще в детском саду. Делились они на две категории. Во-первых, Василия окружали бестолковые дети из примитивных семей, которые, например, могли с хохотом разрушить чудесный замок из кубиков, который он так долго и искусно строил.

Во-вторых, – мама с папой поняли это сразу – их талантливому и доброму сыну все – от чужих родителей с воспитателями до самой заведующей – почему-то бессовестно завидовали и возводили на него напраслины. Например, про то, что он задирист, ленив, жаден и – смешно сказать – злопамятен.

Бедному ребенку до того измотали нервы, что он начал болеть и категорически отказывался ходить в детский сад. Папа устроился на вторую работу, мама стала трудиться сверхурочно дома по вечерам. Рождение братика или сестрички пришлось отложить на неопределенный срок, но родители смогли в конце концов сдюжить и нанять любимому чаду няню, которая задержалась недолго, так как отчего-то невзлюбила чудесного ребенка…

В школе тоже всё не заладилось. Впрочем, до пятого класса, пока учительница была одна, родителям удавалось как-то с ней договариваться или, как однажды сказал папа, «взять ее за жабры». Благо она было молода, робела перед их напором и лишь только невнятно лепетала что-то про других родителей, жалующихся на их замечательного мальчика.

Но период относительного спокойствия завершился, когда учителей стало много, а класс при переводе в среднюю школу отчасти расформировали. Тут-то и закончилась, как потом сказала Васина мама, жизнь и началось житие.

Родителей по поводу и без повода вызывали к директору и даже грозились за вполне безобидные, по мнению Васиного папы, шалости, вроде подглядывания за девочками в раздевалке или приклеивания стула учительницы к полу, поставить на учет в детскую комнату милиции. Самого же Василия теперь частенько побивали подкарауливавшие его после уроков хулиганы позадиристей, которые, очевидно, тоже ему в чем-то завидовали.

Ну а самым страшным было то, что в самого Васю, отрастившего к выпускному классу длинные волосы и покрасившего их зачем-то в соломенный цвет, будто бы бес вселился. Он стал хамить родителям, называя их исключительно «предками» и прямо заявляя, что они не оправдывают своего существования, поскольку недостаточно о нем заботятся, да еще и дерзают при этом что-то с него требовать. Ночью теперь он играет в компьютерные игры, которые стали для него чем-то вроде наркотика, а днем спит до обеда. Поступать никуда не хочет, практически ни с кем не дружит. Он честно признаётся, что вообще ничего не хочет.

Мама, давно забившая тревогу и обившая пороги всех городских психологов, а затем экстрасенсов и целителей, добралась наконец и до Церкви.

– Батюшка, ведь он был таким добрым, даже на червяков после дождя боялся наступать! Ну а самое главное: мы с мужем, бабушками и дедушками все эти годы жили только ради него одного, а он нам так отплатил! Его ведь не иначе как сглазили! Всю жизнь его окружает зависть! Как же его теперь расколдовать? – заканчивает грустную историю мама Василия – интеллигентная женщина лет сорока пяти.

Читать еще:  Пресс-конференция отца Димитрия Смирнова (+ВИДЕО)

Как расколдовать Васю, я, дорогой читатель, уж и не знаю. И хотя с подобными историями, где в разных вариациях рассказывается о том, что «мы жили только ради него или нее, а он (она) нас теперь проклинает», ежемесячно приходит довольно много людей, мне до сих пор не удалось понять, как же можно дружелюбно, с любовью и тактом дать понять этим несчастным родителям, что «сглазили» своего ребенка они сами…

Священник Димитрий Фетисов
В оформлении статьи использованы кадры мультфильма «Про Сидорова Вову»

Страшная история для непослушных детей

Детская страшилка, про одного непослушного мальчика, который не поверил словам взрослых. Вот что из этого вышло…

Один мальчик, рос очень не послушным и шкодливым.

Он никому не верил и делал всё наперекор своим родителям.

Однажды, он узнал про один колодец, который носил название » Жуткий Колодец «.

Почему так и кто так его назвал, не знал никто.

Известно было только одно, все местные жители обходили его стороной.

Говорили там видели приведения, три женщины и один мужчина, появлялись в сумерках и утаскивали в колодец любого, кто оказывался рядом.

Родители мальчика, строго настрого, запретили ему подходить к этому колодцу, но мальчик решил, что всё это не правда.

Он решил всем доказать, что он самый смелый и не боится никаких призраков. Он и ещё трое его друзей, пошли к тому колодцу.

По дороге, они встретили старика, с такой же старой собакой.

— Куда вы идёте?-поинтересовался у них старик.

-Мы идём к старому колодцу, чтобы всем доказать, что призраков не существует-ответили ему дети.

Старик замахал руками и сказал

— Вам не стоит туда ходить! Призраки существуют. Я лично их видел, и мой пёс тоже.

Они появляются когда солнце уже прячется за той грядой — старик показал рукой, на возвышенность не подалёку от них.

Солнце уже касалось самого верха гряды.

-Эти твари — продолжил старик

— Они утаскивают к себе всякого, к то появится в это время на дороге у колодца.

Много лет назад, там утонула женщина, потом её призрак начал тянуть туда других людей.

Теперь их четверо, и даже двое сильных мужчин, с ними не справятся.

Не ходите туда, если вам дорога ваша жизнь.

Старик кивнул мальчишкам на прощание и отправился дальше по дороге.

Трое мальчиков послушали старика, и решили не ходить к колодцу, тем более, что солнце практически зашло за гряду, и наступили сумерки.

Упрямый мальчик, не поверил старику, обозвал своих друзей трусами, и пошёл к колодцу.

Ему кричали вслед, чтобы он не дурил и вернулся назад, но тот упрямо шёл вперёд и только усмехался.

Трое мальчишек видели, как упрямый мальчик подошёл к колодцу и что-то крикнул туда, а затем плюнул в него и весело рассмеялся.

Они видели, как тень от гряды лягла на каменную кладку колодца, как в густой траве появилась странная фигура.

Затем появились ещё три чёрные фигуры, они начали стягиваться к колодцу, окружая упрямца.

Страх сковал ноги мальчишек, они с ужасом смотрели, как чёрные фигуры, подплывают всё ближе и ближе к упрямцу.

Мальчик у колодца веселился вовсю, он кидал камни в колодец, весело смеялся и не замечал опасности.

Он не верил в страшные истории, и поэтому не боялся.

Когда все призраки, вплотную приблизились мальчику, они все вместе, прыгнули на него.

Трое мальчиков, услышали, как хрустнули кости, и раздался душераздирающий крик упрямого мальчика.

Ни кто из них не помнит, как они бежали домой.

Местные жители, родители мальчика и полицейские, нашли только обглоданные кости упрямца.

Колодец тот, и по сей день стоит на том месте.

Теперь он огорожен колючей проволокой, и везде висят таблички с предупреждением о опасности.

Только вот местные жители говорят, что теперь призраков стало не четверо, а пятеро.

Трое женщин, один мужчина и призрак маленького мальчика.

Они всё так же поджидают свою жертву, возле того колодца…

Вот такая страшная история про одного упрямого и непослушного мальчика.

Если не хочешь навечно стать призраком, слушай что тебе говорят и не будь таким упрямцем.

Остальные страшные истории для детей, можно найти в рубрике Страшно для детей.

Сказка про Ванечку, который темноты боялся

Ванечка боялся темноты. По вечерам он просил маму посидеть с ним рядом, пока он уснет.

Сперва мама с ним оставалась, но однажды сказала: «Ванечка, ты уже большой мальчик, и теперь можешь засыпать один», — и, погасив свет, вышла из комнаты.

На улице уже стемнело, и Ванечке стало страшно. Он накрылся одеялом с головой и стал прислушиваться. Сперва звуков не было. Потом послышались какие-то шорохи. Ванечка высунул одно ухо из-под одеяла и стал прислушиваться сильнее. Шорохи зазвучали громче.

Ванечка снова накрылся с головой. Но под одеялом было душно и слишком жарко. Он открыл второе ухо и снова стал прислушиваться. Звуков стало намного больше. Они раздавались отовсюду: снизу, сверху, сбоку. Ванечка не знал, кто издает эти звуки, и ему становилось все страшнее.

Вдруг мальчик отчетливо услышал, как кто-то хлюпает носом.

— Ты кто? — спросил он.

— А чего ты носом хлюпаешь?

— Потому что мне страшно.

Ванечка вдруг обрадовался. Нет, совсем не потому, что какому-то незнакомому Тьмуху страшно. То, что ему страшно, это грустно. Ване было даже жаль его. А обрадовался Ваня тому, что, оказывается, страшно не только ему одному, а кому-то еще.

Ванечка выглянул из-под одеяла и сказал:

— Слушай, а давай бояться вместе! Когда что-то делаешь вместе, то намного интереснее и даже не так страшно.

Тьмух ответил не сразу.

— А как это, бояться вместе?

Ваня призадумался. Уже окончательно вылез из-под одеяла и сел на кровати.

— Ну, например, лежать под одеялом и вместе дрожать.

Тьмух перестал хлюпать носом и захихикал:

— А у меня нет одеяла! Чем же я буду дрожать? Своими иголками что ли?

Ванечка тоже развеселился. Он представил, как сотни маленьких иголочек качаются в разные стороны и толкают друг друга. Они ведь растут густо, а если начнут дрожать, то им сразу станет тесно.

Ваня звонко рассмеялся.

— Слушай, Тьмух, а откуда у тебя иголки? Ты разве ёжик?

— Моя мама говорит, что я плод воображения.

Что такое плоды, Ваня знал. Его учили мама и бабушка, а еще воспитательница в детском саду.

— Ты что ли яблоко или апельсин? — спросил Ваня. — Так у них нет иголок. И у банана нет. И у груши, и у других плодов, которые мы изучали.

Тьмух громко вздохнул.

— Конечно, потому что я не обычный плод, а плод во-о-бра-же-ни-я, — сказал по слогам Тьмух.

Этого Ванечка понять не мог, как ни пытался.

— А расскажи что-нибудь о себе, — попросил он.

Ванечка лег на живот, свесил голову вниз — ведь именно откуда-то снизу шел голос Тьмуха — и приготовился слушать.

— Про меня говорят: хоть глаз выколи. Из-за этого у меня и выросли иголки. А еще, что меня волк любит. Поэтому зимой я начинаю громко завывать. А еще со мной хорошо шептаться.

— Вот здорово! — Ванечка вскочил на ноги и стал прыгать. — Тогда давай вместе шептаться.

Но сказал он это так громко, что Тьмух испуганно зашелестел:

— Тише, тише ты! А то твоя мама придет и свет зажжет…

— Вот и здорово! — еще громче прокричал Ваня.

— Так я ведь света и боюсь, — прошептал Тьмух.

Ванечка так и сел. Ответ Тьмуха его поразил.

— Ну надо же! Ты света боишься, а я — темноты.

— А чего меня бояться! — и Тьмух сперва тихонечко, а потом все громче и громче стал смеяться.

Читать еще:  Семейный досуг: объединяющий мир книги вместо виртуальной реальности

— Так вот ты кто такой! — Ваня хлопнул себя по лбу и тоже рассмеялся. А через минуту упал на подушку и быстро заснул. Ему снился колючий, похожий на ёжика, черный Тьмух. Они держались за руки и бежали по цветному лугу.

Страшная история про заколдованного мальчика, который в детстве боялся наступать на червяков

  • ЖАНРЫ 360
  • АВТОРЫ 277 304
  • КНИГИ 654 086
  • СЕРИИ 25 022
  • ПОЛЬЗОВАТЕЛИ 611 456

Обращая взор свой к тихим розовым долинам моего детства, я до сих пор испытываю подавленный ужас перед Страшным Мальчиком.

Широким полем расстилается умилительное детство — безмятежное купанье с десятком других мальчишек в Хрустальной бухте, шатание по Историческому бульвару с целом ворохом наворованной сирени подмышкой, бурная радость по поводу какого нибудь печального события, которое давало возможность пропустить учебный день, «большая перемена» в саду под акациями, змеившими золотисто-зеленые пятна по растрепанной книжке «Родное Слово» Ушинского, детские тетради, радовавшие взор своей снежной белизной в момент покупки и внушавшая на другой день всем благомыслящим людям отвращение своим грязным пятнистым видом, тетради, в которых по тридцати, сорока раз повторялось с достойным лучшей участи упорством: «Нитка тонка, a Ока широка» или пропагандировалась несложная проповедь альтруизма «Не кушай, Маша, кашу, оставь кашу Мише», переснимочные картинки на полях географии Смирнова, особый сладкий сердцу запах непроветренного класса — запах пыли и прокисших чернил, ощущение сухого мела на пальцах после усердных занятий у черной доски, возвращение домой под ласковым весенним солнышком, по протоптанным среди густой грязи, полупросохшим, упругим тропинкам, мимо маленьких мирных домиков Ремесленной улицы, и, наконец, — среди этой кроткой долины детской жизни, как некий грозный дуб возвышается крепкий, смахивающий на железный болт, кулак, венчающий худую, жилистую, подобно жгуту из проволоки, руку Страшного Мальчика.

Его христианское имя было Иван Аптекарев, уличная кличка сократила его на «Ваньку Аптекаренка», a я в пугливом кротком сердце моем окрестил его: Страшный Мальчик.

Действительно, в этом мальчике было что-то страшное; жил он в местах совершенно неисследованных — в нагорной части Цыганской Слободки; носились слухи, что у него были родители, но он, очевидно, держал их в черном теле, не считаясь с ними, запугивая их; говорил хриплым голосом, поминутно сплевывая тонкую, как нитка, слюну сквозь выбитый Хромым Возжонком (легендарная личность!) зуб; одевался же он так шикарно, что никому из нас даже в голову не могло придти скопировать его туалет: на ногах рыжие, пыльные башмаки с чрезвычайно тупыми носками, голова венчалась фуражкой, измятой, переломленной в неподлежащем месте, и с козырьком, треснувшим посредине самым вкусным образом.

Пространство между фуражкой и башмаками заполнялось совершенно выцветшей форменной блузой, которую охватывал широченный кожаный пояс, спускавшийся на два вершка ниже, чем это полагалось природой, a на ногах красовались штаны, столь вздувшиеся на коленках и затрепанных внизу, — что Страшный Мальчик одним видом этих брюк мог навести панику на население.

Психология Страшного Мальчика была проста, но совершенно нам, обыкновенным мальчикам непонятна. Когда кто-нибудь из нас собирался подраться, он долго примеривался, вычислял шансы, взвешивал и, даже все взвесив, долго колебался, как Кутузов перед Бородино. А Страшный Мальчик вступал в любую драку просто, без вздохов и приготовлений: увидев не понравившегося ему человека или двух или трех, — он крякал, сбрасывал пояс и замахнувшись правой рукой так далеко, что она чуть его самого не хлопала по спине, бросался в битву.

Знаменитый размах правой руки делал то, что первый противник летел на землю, вздымая облако пыли; удар головой в живот валил второго; третий получал неуловимые, но страшные удары обеими ногами… Если противников было больше, чем три, то четвертый и пятый летели от снова молниеносно закинутой назад правой руки, от методического удара головой в живот — и так далее.

Если же на него напали пятнадцать, двадцать человек, то сваленный на землю Страшный Мальчик стоически переносил дождь ударов по мускулистому гибкому телу, стараясь только повертывать голову с тем расчетом, чтобы приметить, кто в какое место и с какой силой бьет, дабы в будущем закончить счеты со своими истязателями.

Вот что это был за человек — Аптекаренок.

Ну, неправ ли я был, назвав его в сердце своем, Страшным Мальчиком?

Когда я шел из училища в предвкушении освежительного купанья на «Хрусталке» или бродил с товарищем по Историческому бульвару в поисках ягод шелковицы, или просто бежал неведомо куда, по неведомым делам, — все время налет тайного не осознанного ужаса теснил мое сердце: сейчас где-то бродит Аптекаренок в поисках своих жертв… Вдруг он поймает меня и изобьет меня в конец — «пустит юшку», по его живописному выражению.

Причины для расправы у Страшного Мальчика всегда находились…

Встретив как-то при мне моего друга Сашку Ганнибоцера, Аптекаренок холодным жестом остановил его и спросил сквозь зубы:

— Ты чего на нашей улице задавался?

Побледнел бедный Ганнибоцер и прошептал безнадежным тоном:

— Я — не задавался.

— А кто у Снурцына шесть солдатских пуговиц отнял?

— Я не отнял их. Он их проиграл.

— А кто ему по морде дал?

— Так он же не хотел отдавать.

— Мальчиков на нашей улице нельзя бить, — заметил Аптекаренок и, по своему обыкновенно, с быстротой молнии перешел к подтверждению высказаннаго положения: со свистом закинул руку за спину, ударил Ганнибоцера в ухо, другой рукой ткнул «под вздох», отчего Ганнибоцер переломился надвое и потерял всякое дыхание, ударом ноги сбил оглушенного, увенчанного синяком Ганнибоцера на землю, и полюбовавшись на дело рук своих, сказал прехладнокровно:

— А ты… (это относилось ко мне, замершему при виде Страшного Мальчика, как птичка перед пастью змеи)… А ты что? Может, тоже хочешь получить?

— Нет, — пролепетал я, переводя взор с плачущего Ганнибоцера на Аптекаренка. — За что же… Я ничего.

Загорелый, жилистый, не первой свежести кулак закачался, как маятник, у самого моего глаза.

— Я до тебя давно добираюсь… Ты мне попадешь под веселую руку. Я тебе покажу, как с баштана незрелые арбузы воровать!

«Все знает проклятый мальчишка», подумал я. И спросил, осмелев:

— А на что они тебе… Ведь это не твои.

— Ну, и дурак. Вы воруете все незрелые, a какие-же мне останутся? Если еще раз увижу около баштана — лучше бы тебе и на свет не родиться.

Он исчез, a я после этого несколько дней ходил по улице с чувством безоружного охотника, бредущего по тигровой тропинке и ожидающего, что вот-вот зашевелится тростник, и огромное, полосатое тело мягко и тяжело мелькнет в воздухе.

Страшно жить на свете маленькому человеку.

Страшнее всего было, когда Аптекаренок приходил купаться на камни в Хрустальную бухту.

Ходил он всегда один, несмотря на то, что все окружающие мальчики ненавидели его и желали ему зла.

Когда он появлялся на камнях, перепрыгивая со скалы на скалу, как жилистый поджарый волчонок, все невольно притихали и принимали самый невинный вид, чтобы не вызвать каким-нибудь неосторожным жестом или словом его сурового внимания.

А он в три-четыре методических движения сбрасывал блузу, зацепив на ходу и фуражку, потом штаны, стянув заодно с ними и ботинки и уже красовался перед нами, четко вырисовываясь смуглым, изящным телом спортсмена на фоне южного неба. Хлопал себя по груди и если был в хорошем настроении, то, оглядев взрослого мужчину, затесавшегося каким-нибудь образом в нашу детскую компанию, говорил тоном приказания:

— Братцы! А ну, покажем ему «рака».

В этот момент вся наша ненависть к нему пропадала — так хорошо проклятый Аптекаренок умел делать «рака».

Столпившиеся, темные, поросшие водорослями, скалы образовывали небольшое пространство воды, глубокое как колодезь… И вот вся детвора, сгрудившись у самой высокой скалы, вдруг начинала с интересом глядеть вниз, охая и по-театральному всплескивая руками:

— Смотри, рак! Черт знает, какой огромадный! Ну, и штука же!

— Вот так рачище. Гляди, гляди — аршина полтора будет.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector