0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Русская Православная Церковь

Русская Православная Церковь

  • Патриарх
  • Новости
  • Документы
  • Межсоборное присутствие
  • Публикации
  • Организации
  • Персоналии
  • Фото
  • Видео
  • Аудио
  • Анонсы
  • Тысячелетие преставления равноапостольного князя Владимира

  • Архиерейский Собор-2021
  • Архиерейский Собор-2017
  • Архиерейский Собор-2016
  • Архиерейский Собор-2013
  • Архиерейский Собор-2011
  • Поместный Собор-2009
  • Архиерейский Собор-2009
  • Патриарх
  • Высший Церковный Совет
  • Межсоборное присутствие
  • Синодальные учреждения
  • Московская Патриархия
  • Епархии и Экзархаты
  • Поместные Церкви
  • Церковь и государство
  • Церковь и общество
  • Наука и образование
  • Издательства и СМИ
  • Памятные даты
  • Межрелигиозные отношения
  • Гонения на христиан
  • Инославие
  • Старообрядчество

Главные новости

Святейший Патриарх Кирилл поздравил Президента России В.В. Путина с днем рождения

Святейший Патриарх Кирилл: Патриарх Варфоломей отпал в раскол

В праздник Воздвижения Креста Господня Святейший Патриарх Кирилл совершил Литургию в Храме Христа Спасителя

В канун праздника Воздвижения Креста Господня Святейший Патриарх Кирилл совершил всенощное бдение в Храме Христа Спасителя

Состоялось очередное заседание Священного Синода Русской Православной Церкви

Архив

  • PDA-версия сайта
  • Наши баннеры
  • Экспорт новостей
  • Список печатных СМИ, получивших гриф «Одобрено Синодальным информационным отделом Русской Православной Церкви»

Епископ Орехово-Зуевский Пантелеимон: «Хорошо, что к карантинным мерам приходится прибегать Великим постом»

Председатель Синодального отдела по церковной благотворительности и социальному служению, глава Комиссии по больничному служению при Епархиальном совете г. Москвы епископ Орехово-Зуевский Пантелеимон прокомментировал ситуацию с коронавирусом и принимаемые Церковью меры предосторожности.

— Ваше Преосвященство, что Вы считаете главным в борьбе с вирусной инфекцией?

— Главное — сохранять спокойствие духа и не допустить в себя инфекцию духовную, которая повреждает душу и сердце человека.

Главное — хранить свое сердце в мире, ничего не бояться, не паниковать, не ссориться с людьми, не соблюдающими правил, которые мы считаем для себя обязательными, не навязывать другим свое мнение.

В моменты таких испытаний, будь то война или эпидемия, всегда начинают активнее действовать злые силы — инфекция духовного мира, которая всегда рядом с нами. Она хочет нас погубить. Надо помнить, что, конечно, важно заботиться о здоровье тела, выполнять все предписания, которые указаны, но тем не менее, очень нужно сохранять спокойствие души. Ничего особенного сейчас не происходит.

— Чем отличается нынешняя инфекция от других опасностей?

— В СМИ есть очень противоречивые мнения по поводу этой инфекции. Есть два полюса — два мнения. К одному полюсу принадлежат люди, которые говорят: «Ничего страшного, все это придумано, на эту шумиху не надо обращать внимания». Другой полюс — это те, кто призывает к очень жестким мерам. Понятно, откуда возникает и тот, и другой полюс. Человеку, который верит в Бога, недопустимо склоняться ни в одну, ни в другую сторону: и то, и другое будет ошибкой.

В этой ситуации нужно сохранять трезвомыслие, не терять рассудительности, следить за тем, что тебе говорит твоя собственная совесть. Очень правильно подчиняться тем указаниям светских властей, которые существуют. Священноначалие также предложило меры, которые помогут снизить опасность этой инфекции. Мне кажется, что было бы очень полезно эти правила соблюдать.

Никакие правила не могут охватить всех возникающих ситуаций. Есть некие общие правила, применять их в жизни мы должны, сообразуясь с условиями, в которых мы находимся, — это очень важно. Один мудрый иерарх нашей Церкви говорил, что на всех дураков правил не придумаешь. Мне кажется, очень важно об этом помнить и применять эти правила разумно, со смирением.

— Известно, что мэр Москвы рекомендует пожилым людям не покидать своих домов ввиду инфекции. Как быть с посещением богослужений, участием в Таинствах?

— Мы живем в эпоху новых технологий: интернета, смартфонов, планшетов. Часто мы недовольны развитием таких технологий: они могут потворствовать человеческим слабостям, умножению грехов. Но в данной ситуации они могут нам помочь.

Всенощную можно слушать у себя дома, помолиться в тишине. Некоторым это даже больше нравится, потому что в храме часто что-то отвлекает. Мы знаем, что некоторые люди удалялись от мира: уходили не от людей, а от суеты, предаваясь уединенной молитве. Можно человеку, который опасается инфекции или подвержен особому риску, например, престарелому, слушать песнопения и тексты всенощной и Литургии, не приходя в храм.

В храм нужно прийти, чтобы причаститься Святых Христовых Таин.

Не нужно смущаться тем, что «запивку» в храмах будут предлагать в одноразовых стаканчиках — это не свидетельство нашего маловерия. В некоторых Поместных Церквах совсем не употребляют «запивку». После Причастия можно покинуть храм и прочитать благодарственные молитвы самостоятельно.

На всенощной под Крестопоклонную Неделю не обязательно прикладываться ко кресту, который лежит в центре храма. Если мы слушаем всенощную дома, можно с не меньшим благоговением приложиться к домашнему распятию или к нательному крестику.

Я бы очень не хотел, чтобы мои слова были восприняты ревнителями Православия как то, что я отрицаю благодать и призываю к нарушению традиций. Конечно же, нет. Пусть каждый действует по своей совести и своему разумению. Но прислушаться к словам Священноначалия и выполнять те правила, которые приняты светскими властями Москвы, просто необходимо.

Мы знаем, что карантин привел в Китае к уменьшению количества заболевших — эпидемия там сходит на нет. Мы знаем, что изоляция людей всегда помогала в борьбе с инфекцией. Если все мы будем придерживаться этих правил, то, несомненно, инфекция не будет так сильно распространяться. Каждый из нас призван думать не только о себе, но и о примере, который он подает. Я знаю одного человека, который все время переходил улицу на красный свет, когда нет машин. Ему напомнили, что на него смотрят дети и тоже будут переходить на красный свет. В конце концов кто-нибудь попадет под машину.

Здесь очень важно думать и о здоровье других, чтобы не быть передатчиком инфекции, и о том примере, который показываешь другим.

Поэтому нужно вести себя очень осмотрительно и осторожно.

— А как в этой ситуации быть с Исповедью?

— Есть документ, который принят на Архиерейском Совещании: «Об участии верных в Евхаристии». В этом документе говорится, что Причастие не обязательно может быть связано с Исповедью и что священник может благословить людей, которые к нему обращаются, на Причастие без Исповеди, если они причащались недавно и на совести у них нет тяжелых грехов. Мы знаем, что такая практика вполне допустима.

В данной ситуации, если вы недавно исповедовались и жили благочестиво, можно попросить благословение у священника. Без благословения причащаться нельзя. Благословение можно взять и по телефону, и через интернет.

— Не приведут ли меры, о которых Вы говорите, к тому, что люди не будут собираться вместе по слову Евангелия «Где двое или трое собраны во имя Мое, там Я посреди них» (Мф. 18:20)?

— Я еще раз повторяю, что некоторые святые специально уходили в уединение. Уже скоро в храмах будет читаться житие преподобной Марии Египетской. В этом житии упоминается монастырь, где монахи на время Великого поста уходили из обители и возвращались только к празднику Входа Господня в Иерусалим. Каждый проводил время поста в одиночестве. Мне кажется, что такая практика уединенной домашней молитвы у нас в городе в обычное время не может быть применима, поскольку у нас очень много дел. А нынешняя ситуация с противовирусными мерами способствует уединению и может помочь больше времени уделить молитве. Хорошо, что к карантинным мерам приходится прибегать не в какое-то другое время, а Великим постом.

— Как вести себя верующему человеку, чтобы проведение Великого поста в данной ситуации было спасительным для души?

— Великий пост — это время испытаний. А нынешний Великий пост — это испытание вдвойне. К сожалению, я замечаю, как сейчас некоторые люди иногда начинают нервничать, становятся мнительными, обвиняют друг друга в нарушении эпидемиологических правил, начинают критиковать рекомендуемые меры по уменьшению распространения инфекции, забывают о послушании и о любви. Плохо, что в периоды таких испытаний человек думает только о себе, о своем спасении, о том, чтобы утвердить какую-то свою правду.

Время испытаний — это, наоборот, время явления любви и заботы о ближних. Если вас просят надеть маску, требуют соблюдения правил, то лучше пойти навстречу, даже если вы считаете это излишним. Можно заразиться не коронавирусом, но плохими мыслями.

Хорошо бы выйти из этого времени испытаний, научившись любить и помогать другим. Например, приносить продукты пожилым людям, которым не рекомендовано выходить из дома. Или поддерживать друг друга.

Проводя так время Великого поста, мы сможем встретить Светлое Христово Воскресение не только в телесном здравии, но в мире с ближними и в духовной радости.

Епископ Орехово-Зуевский Пантелеимон: «Хорошо, что к карантинным мерам приходится прибегать Великим постом»

Председатель Синодального отдела по церковной благотворительности и социальному служению, глава Комиссии по больничному служению при Епархиальном совете г. Москвы епископ Орехово-Зуевский Пантелеимон прокомментировал ситуацию с коронавирусом и принимаемые Церковью меры предосторожности.

— Ваше Преосвященство, что Вы считаете главным в борьбе с вирусной инфекцией?

— Главное — сохранять спокойствие духа и не допустить в себя инфекцию духовную, которая повреждает душу и сердце человека.

Главное — хранить свое сердце в мире, ничего не бояться, не паниковать, не ссориться с людьми, не соблюдающими правил, которые мы считаем для себя обязательными, не навязывать другим свое мнение.

В моменты таких испытаний, будь то война или эпидемия, всегда начинают активнее действовать злые силы — инфекция духовного мира, которая всегда рядом с нами. Она хочет нас погубить. Надо помнить, что, конечно, важно заботиться о здоровье тела, выполнять все предписания, которые указаны, но тем не менее, очень нужно сохранять спокойствие души. Ничего особенного сейчас не происходит.

— Чем отличается нынешняя инфекция от других опасностей?

— В СМИ есть очень противоречивые мнения по поводу этой инфекции. Есть два полюса — два мнения. К одному полюсу принадлежат люди, которые говорят: «Ничего страшного, все это придумано, на эту шумиху не надо обращать внимания». Другой полюс — это те, кто призывает к очень жестким мерам. Понятно, откуда возникает и тот, и другой полюс. Человеку, который верит в Бога, недопустимо склоняться ни в одну, ни в другую сторону: и то, и другое будет ошибкой.

В этой ситуации нужно сохранять трезвомыслие, не терять рассудительности, следить за тем, что тебе говорит твоя собственная совесть. Очень правильно подчиняться тем указаниям светских властей, которые существуют. Священноначалие также предложило меры, которые помогут снизить опасность этой инфекции. Мне кажется, что было бы очень полезно эти правила соблюдать.

Никакие правила не могут охватить всех возникающих ситуаций. Есть некие общие правила, применять их в жизни мы должны, сообразуясь с условиями, в которых мы находимся, — это очень важно. Один мудрый иерарх нашей Церкви говорил, что на всех дураков правил не придумаешь. Мне кажется, очень важно об этом помнить и применять эти правила разумно, со смирением.

Читать еще:  9 апреля состоится прямой эфир с игуменом Хрисанфом (Липилиным)

— Известно, что мэр Москвы рекомендует пожилым людям не покидать своих домов ввиду инфекции. Как быть с посещением богослужений, участием в Таинствах?

— Мы живем в эпоху новых технологий: интернета, смартфонов, планшетов. Часто мы недовольны развитием таких технологий: они могут потворствовать человеческим слабостям, умножению грехов. Но в данной ситуации они могут нам помочь.

Всенощную можно слушать у себя дома, помолиться в тишине. Некоторым это даже больше нравится, потому что в храме часто что-то отвлекает. Мы знаем, что некоторые люди удалялись от мира: уходили не от людей, а от суеты, предаваясь уединенной молитве. Можно человеку, который опасается инфекции или подвержен особому риску, например, престарелому, слушать песнопения и тексты всенощной и Литургии, не приходя в храм.

В храм нужно прийти, чтобы причаститься Святых Христовых Таин.

Не нужно смущаться тем, что «запивку» в храмах будут предлагать в одноразовых стаканчиках — это не свидетельство нашего маловерия. В некоторых Поместных Церквах совсем не употребляют «запивку». После Причастия можно покинуть храм и прочитать благодарственные молитвы самостоятельно.

На всенощной под Крестопоклонную Неделю не обязательно прикладываться ко кресту, который лежит в центре храма. Если мы слушаем всенощную дома, можно с не меньшим благоговением приложиться к домашнему распятию или к нательному крестику.

Я бы очень не хотел, чтобы мои слова были восприняты ревнителями Православия как то, что я отрицаю благодать и призываю к нарушению традиций. Конечно же, нет. Пусть каждый действует по своей совести и своему разумению. Но прислушаться к словам Священноначалия и выполнять те правила, которые приняты светскими властями Москвы, просто необходимо.

Мы знаем, что карантин привел в Китае к уменьшению количества заболевших — эпидемия там сходит на нет. Мы знаем, что изоляция людей всегда помогала в борьбе с инфекцией. Если все мы будем придерживаться этих правил, то, несомненно, инфекция не будет так сильно распространяться. Каждый из нас призван думать не только о себе, но и о примере, который он подает. Я знаю одного человека, который все время переходил улицу на красный свет, когда нет машин. Ему напомнили, что на него смотрят дети и тоже будут переходить на красный свет. В конце концов кто-нибудь попадет под машину.

Здесь очень важно думать и о здоровье других, чтобы не быть передатчиком инфекции, и о том примере, который показываешь другим.

Поэтому нужно вести себя очень осмотрительно и осторожно.

— А как в этой ситуации быть с Исповедью?

— Есть документ, который принят на Архиерейском Совещании: «Об участии верных в Евхаристии». В этом документе говорится, что Причастие не обязательно может быть связано с Исповедью и что священник может благословить людей, которые к нему обращаются, на Причастие без Исповеди, если они причащались недавно и на совести у них нет тяжелых грехов. Мы знаем, что такая практика вполне допустима.

В данной ситуации, если вы недавно исповедовались и жили благочестиво, можно попросить благословение у священника. Без благословения причащаться нельзя. Благословение можно взять и по телефону, и через интернет.

— Не приведут ли меры, о которых Вы говорите, к тому, что люди не будут собираться вместе по слову Евангелия «Где двое или трое собраны во имя Мое, там Я посреди них» (Мф. 18:20)?

— Я еще раз повторяю, что некоторые святые специально уходили в уединение. Уже скоро в храмах будет читаться житие преподобной Марии Египетской. В этом житии упоминается монастырь, где монахи на время Великого поста уходили из обители и возвращались только к празднику Входа Господня в Иерусалим. Каждый проводил время поста в одиночестве. Мне кажется, что такая практика уединенной домашней молитвы у нас в городе в обычное время не может быть применима, поскольку у нас очень много дел. А нынешняя ситуация с противовирусными мерами способствует уединению и может помочь больше времени уделить молитве. Хорошо, что к карантинным мерам приходится прибегать не в какое-то другое время, а Великим постом.

— Как вести себя верующему человеку, чтобы проведение Великого поста в данной ситуации было спасительным для души?

— Великий пост — это время испытаний. А нынешний Великий пост — это испытание вдвойне. К сожалению, я замечаю, как сейчас некоторые люди иногда начинают нервничать, становятся мнительными, обвиняют друг друга в нарушении эпидемиологических правил, начинают критиковать рекомендуемые меры по уменьшению распространения инфекции, забывают о послушании и о любви. Плохо, что в периоды таких испытаний человек думает только о себе, о своем спасении, о том, чтобы утвердить какую-то свою правду.

Время испытаний — это, наоборот, время явления любви и заботы о ближних. Если вас просят надеть маску, требуют соблюдения правил, то лучше пойти навстречу, даже если вы считаете это излишним. Можно заразиться не коронавирусом, но плохими мыслями.

Хорошо бы выйти из этого времени испытаний, научившись любить и помогать другим. Например, приносить продукты пожилым людям, которым не рекомендовано выходить из дома. Или поддерживать друг друга.

Проводя так время Великого поста, мы сможем встретить Светлое Христово Воскресение не только в телесном здравии, но в мире с ближними и в духовной радости.

«Хорошо, что к карантинным мерам приходится прибегать Великим постом»

Испанка: пандемия, о которой знает каждый, и о которой не известно ничего
73 87513.03.2020 / Алексей МИТРОФАНОВ
Все, что известно нам про знаменитую «испанку», по большей части домыслы, предположения и слухи. А тогда, в 1918–1919 годах о ней было известно еще меньше

Сотрудники Американского Красного Креста перевозят тела умерших от гриппа в городе Сент-Луис, штат Миссури. 1918 год

Или просто «флу»
В Испании не принято «испанку» называть «испанкой». Это название вообще случайно, грипп с такой же вероятностью мог стать и «итальянкой», и «германкой», а скорее все-таки «американкой».

Некоторые исследователи считают, что «испанка» появилась в Соединенных Штатах. Иные полагают, что туда она перенеслась с Востока, из Китая. Действительно, подобные симптомы были замечены в Китае еще в 1917 году. А трудовая миграция китайских кули – неквалифицированных рабочих – в Америку в то время была колоссальная. Не сильно отставала, впрочем, и Великобритания.

Первое время заразу называли иначе – «синяя смерть», «пурпурная смерть», «москитная лихорадка» или просто «флу».

Существует каноническая версия начала пандемии. В госпиталь военной базы Форт-Райли (Америка, штат Канзас) явился кухонный работник, рядовой Альберт Гитчелл. Он жаловался на боль в горле, кашель и озноб – привычные симптомы при простуде.

Через несколько часов пришел второй солдат с точно такими же симптомами. Затем еще десяток. А потом в госпитале закончились свободные койки.

В госпиталь Форт-Райли за первую неделю поступили 500 человек.

Один же из военнослужащих жаловался в письме родным: «Ее тут величают «трехдневной лихоманкой», но этим никого не обманешь, потому что иногда она тянется неделю или даже дольше.

Заболевание наступает внезапно, и у больного температура подскакивает так, что ртуть едва не пробивает верхушку градусника, лицо краснеет, каждая косточка начинает болеть, а голова просто раскалывается.

Так продолжается дня три-четыре, а потом, основательно пропотев, пациент выздоравливает, хотя «похмелье» может еще ощущаться неделю-другую».

Отчего же «испанка»? Дело в том, что Испания в Первую мировую сохраняла нейтралитет и, соответственно, в стране не был введен режим строгой цензуры. О бедствии кричали все газеты. А газеты других европейских стран – старательно молчали. Хотя там грипп свирепствовал еще круче – жизнь в окопах, казармах и лагерях для перемещенных лиц способствовала его процветанию.

Впрочем, первое газетное сообщение об «испанке» выглядело обнадеживающим: «В Мадриде обнаружена странная болезнь. Эпидемия распространяется довольно легко, о смертельных случаях пока не сообщалось».

Читайте также:
«Антивирусный препарат, скорее всего, появится первым, потом – вакцина»: мнение двух ведущих мировых вирусологов о коронавирусе

В московской скорой помощи рассказали, как госпитализируют при подозрении на коронавирус

«Хорошо, что к карантинным мерам приходится прибегать Великим Постом»: интервью главы Отдела по благотворительности Русской Православной Церкви епископа Пантелимона

Смерть от аспирина

Больные гриппом солдаты США в полевом госпитале номер 45 во Франции.

«Испанка» выглядела страшно. В считанные часы у человека развивался сильный кровавый кашель. Воздуха не хватало, и лицо, из-за удушья, приобретало синий цвет. В некоторых случаях человек умирал именно от нехватки кислорода. В некоторых – захлебывался собственной кровью.

Один военный доктор писал: «У них развивается самый зловещий вид воспаления легких из всех известных медицинской науке. Через два часа после прибытия у них на скулах выступают красноватые пятна, а еще через несколько часов можно наблюдать, как цианоз (посинение кожи и слизистых оболочек. – Прим. ред.) начинает распространяться от ушей по всему лицу до такой степени, что белого мужчину невозможно потом отличить от негра.

После этого скоро наступает смерть. Дыхание становится все более затрудненным, и пациент умирает от удушья. Это ужасно.

Можно перенести вид смерти одного, двух или даже двадцати человек, но эти бедняги дохнут как мухи, и подобное зрелище просто сводит с ума.

В среднем мы регистрируем сейчас примерно сто летальных исходов в день, но их число продолжает расти».

А случалось, без особо выраженной симптоматики больной человек спокойно выздоравливал.

Так называемая «весенняя волна» была более или менее терпимой. Казалось, что грипп будет вот-вот побежден. Но в августе 1918 года все началось с новой силой. Вирус резко мутировал. Процент смерти увеличился в разы. Распространение заразы тоже.

График смертности по неделям: Лондон, Нью-Йорк, Париж, Берлин. 1918 и 1919 годы. На графике виден пик смертности в октябре-ноябре 1918 года.

«Осенняя волна» парализовала практически всю Европу, Западную Африку и часть Американских Штатов. Практически не обходилось без опасных осложнений – пневмония, менингит.

Опыта борьбы с подобным гриппом не было. Доктора и правительства разных стран действовали по наитию, и иногда их действия только усугубляли ситуацию.

В основном, конечно, все было направлено на уменьшение контактов между людьми. Закрывались – на год и больше – школы, институты, театры и кинотеатры, а также церкви, музеи и даже суды.

Кое-где были запрещены рукопожатия. Общие зубные щетки (а подобное практиковалось) заменяли на индивидуальные. То же касалось и посуды. В некоторых городах без медицинских масок не пускали в транспорт.

Предполагали, что это и вовсе не грипп, а некая загадочная «легочная чума». О том, что немцы отравили воду или распыляли яды в воздухе, выпускали вирус в театрах, выбрасывали на рынок зараженные консервы. Вариант – немцы отравили рыбу в реках.

В Германии было примерно то же самое, но только обвиняли англичан.

Много было рассуждений и о том, что «Бог прогневался».

В диких количествах больным давали аспирин – до 30 граммов в день. Максимально допустимая суточная доза составляет около четырех граммов, но тогда об этом просто-напросто не знали. Люди заболевали гриппом, а умирали от передозировки аспирина.

Никакой вакцины не было, ее только пытались создать, как-то вслепую нащупать, но все было безрезультатно. Более или менее срабатывало переливание крови от выздоравливающих больных только что заболевшим. Случалось, перемешивали кровь и слизь. От подобной инъекции место укола страшным образом воспалялось. Это считалось добрым знаком, якобы снадобье подействовало.

Давали дышать малыми дозами хлора, яд выжигал зараженную слизистую оболочку дыхательных органов вместе с бактериями, и на какое-то время больной приобретал способность дышать. Но закачать нужную дозу получалось не всегда.

Читать еще:  Нетрадиционное богословие прот. Владимира Головина

Чаще же просто пускали кровь, давали кислород. А медсестра Джози Браун писала: «У нас не было времени лечить их. Мы не мерили температуру и не было времени даже померить давление. Все, что мы могли сделать, – дать им порцию горячего виски. И у них было ужасное кровотечение из носа. Иногда кровь просто летела через комнату».

Вредил сам себе и организм человека. Это тоже не больше, чем предположение, но оно объясняет один удивительный факт. Дело в том, что при обычном гриппе в максимальной группе риска пребывают дети, пожилые и ослабленные люди. Здесь же все наоборот, представители этих категорий чаще выживали, а умирали молодые и здоровые. Самый высокий уровень смертности от испанского гриппа приходился на возрастную группу от 20 до 40 лет.

Предположительно, «испанка» настолько заводила иммунитет пациента, что он вместе с болезнетворными вирусами уничтожал и собственные легкие. А у детей и стариков иммунитет был не способен действовать с подобной мощностью, и они выздоравливали.

Многие утверждали, что главной причиной была именно война. Другие исследователи это опровергали, ссылаясь, в общем-то, на очевидный факт: в Америке не было никакой войны, а число жертв составило 775 тысяч против 426 тысяч в Германии.

Ситуация немного прояснилась в 1997 году, когда на Аляске был найден законсервированный в вечной мерзлоте труп инфицированной женщины. В результате получили образец вируса H1N1 1918 года.

Но и это, разумеется, не прояснило полной картины всемирной трагедии.

В Сиэтле во время «испанки» пассажиров пускали в трамвай только в защитных масках. 1918 год

А что Россия? К сожалению, все то же самое, что и в Европе. Возможно, в меньшей степени – к 1918 году Первая мировая война здесь уже превратилась в гражданскую, а у нее все же была своя специфика.

Не было той катастрофической концентрации солдат в казармах и окопах, все больше бронепоезда пускали под откос. «Благоприятной» для статистики была всеобщая неразбериха. Кто там от чего умер – от коварной «испанки» или просто крестьяне подняли на вилы?

От «испанки» в возрасте 25 лет умерла знаменитая актриса Вера Холодная. Поговаривали, что она была отравлена лилиями, которые актрисе преподнес отвергнутый возлюбленный. Ее сестра писала: «В Одессе была настоящая эпидемия, и болезнь протекала очень сложно, а у Веры как-то особенно тяжко. Профессора Коровицкий и Усков говорили, что «испанка» протекает у нее как легочная чума… Все было сделано для ее спасения. Как ей хотелось жить!»

Эта же болезнь унесла жизнь Якова Свердлова.

От реальных людей не отставали и литературные персонажи. Например, Саня Григорьев из «Двух Капитанов» Вениамина Каверина: «Кажется, меня вырвало, а может быть, и нет. Помню только, что я сидел на снегу, и кто-то держал меня за плечи, потому что я падал. Наконец меня перестали держать, я лег и с наслаждением вытянул ноги. Надо мной говорили что-то, как будто: «Припадочный, припадочный…» Потом мужской голос сказал:

И все провалилось…»

Косвенно болезнь упоминалась в «Золотом теленке» Ильфа и Петрова: «Силы стихийные стали злее и опаснее: зимы были холодней, че

Впервые прачитал такую длинную статью.

мы герберта маркузе читали
вот там немецкий стиль с 4 сложноподчиненными предложениями
даже устную речь потом меняет
некоторым трудно уловить невнимательно слушают

Если мы попытаемся связать причины этой опасности с тем способом, которым общество организовано и организует своих членов, то поймем, что развитое индустриальное общество растет и совершенствуется лишь постольку, поскольку оно поддерживает эту опасность. Защитная структура облегчает жизнь многим и многим людям и расширяет власть человека над природой. При таких обстоятельствах наши средства массовой информации не испытывают особых трудностей в том, чтобы выдавать частные интересы за интересы всех разумных людей. Таким образом, политические потребности общества превращаются в индивидуальные потребности и устремления, а удовлетворение последних, в свою очередь, служит развитию бизнеса и общественному благополучию. Целое[1] представляется воплощением самого Разума.
Тем не менее именно как целое это общество иррационально. Его производительность разрушительна для свободного развития человеческих потребностей и способностей, его мирное существование держится на постоянной угрозе войны, а его рост зависит от подавления реальных возможностей умиротворения борьбы за существование — индивидуальной, национальной и международной. Эта репрессия, которая существенно отличается от имевшей место на предшествующих, более низких ступенях развития общества, сегодня действует не с позиции природной и технической незрелости, но скорее с позиции силы. Никогда прежде общество не располагало таким богатством интеллектуальных и материальных ресурсов и, соответственно, не знало господства общества над индивидом в таком объеме. Отличие современного общества в том, что оно усмиряет центробежные силы скорее с помощью техники, чем Террора, опираясь одновременно на сокрушительную эффективность и повышающийся жизненный уровень.
Исследование истоков этого развития и изучение исторических альтернатив входит в задачи критической теории современного общества, анализирующей общество в свете возможностей (которые общество употребило, или не употребило, или которыми злоупотребило) улучшения условий существования человека.
Разумеется, здесь не обойтись без ценностных суждений. Если мерой для утвердившегося способа организации общества могут служить другие возможные пути, которые, по общему мнению, с большей вероятностью способны облегчить борьбу человека за существование, то для специфически исторической практики такой мерой могут быть ее собственные исторические альтернативы. Таким образом, с самого начала любая критическая теория общества сталкивается с проблемой исторической объективности — проблемой, которая возникает вокруг двух моментов, предполагающих ценностные суждения:
1) суждение, что человеческая жизнь стоит того, чтобы ее прожить, или скорее может и должна стать таковой. Это суждение лежит в основе всякого интеллектуального усилия и отказ от него (совершенно логично) равнозначен отказу от самой теории;
2) суждение, что в данном обществе существуют возможности для улучшения человеческой жизни и специфические способы и средства реализации этих возможностей. Критическая теория должна, основываясь на эмпирических данных, показать объективную значимость этих суждений. Существующее общество располагает интеллектуальными и материальными ресурсами, количество и качество которых вполне поддается определению. Каким образом можно употребить эти ресурсы для оптимального развития и удовлетворения индивидуальных потребностей и способностей при минимуме тяжелого труда и бедности? Социальная теория не может не быть исторической теорией, т. к. история — это царство случая в царстве необходимости. Поэтому вопрос состоит в том, какие из различных возможных и данных способов организации и использования наличных ресурсов обещают наибольшую вероятность оптимального развития?
Чтобы ответить на эти вопросы, следует произвести ряд начальных абстракций. Для того чтобы выделить и определить возможности оптимального развития, критическая теория должна абстрагироваться от существующего способа использования ресурсов общества и обусловленных им последствий. Такой метод абстрагирования, отказывающийся принять данный универсум фактов как окончательный, обосновывающий контекст, такой трансцендирующий анализ фактов в свете их неиспользованных и отвергнутых возможностей присущи самой структуре социальной теории, которая противостоит всякой метафизике в силу строго исторического характера трансцендирования

Ежедневные архивы: 01.07.2014

1 июля благочинный города Мелитополя протоиерей Максим Смирнов вместе со священниками благочиния пришли домой к настоятелю Свято-Успенского храма (на Юровке), протоиерею Игорю Казимирову и его матушке Елене, чтобы поздравить их с большей радостью, пришедшей в их семью – рождением пятого ребенка.

Поделиться:

  • Поделитесь в Twitter (Opens in new window)
  • Отправить ссылку в ВКонтакте (Opens in new window)
  • Click to share on Facebook (Opens in new window)
  • Отправить ссылку в Одноклассники (Opens in new window)
  • Click to share on Google+ (Opens in new window)
  • Отправить ссылку в Мой Мир (Opens in new window)

Рубрики

  • Видео
  • Казаки
  • Новости
  • Новости воскресной школы
  • Паломнические поездки
  • Социальное служение
  • Свежие записи

    • Я и мой питомец 05.10.2021
    • Помоги тому, кто рядом 05.10.2021
    • Вы – соль земли, вы – миру свет 05.10.2021
    • Не бывает чужих детей … 01.10.2021
    • Вера, надежда, любовь живет в каждом человеке… 01.10.2021
    • Каждый день рождения — повод для благодарности Богу 27.09.2021
    • Мелитопольцы почтили память святого угодника земли Запорожской 22.09.2021
    • Престольный праздник в соборе в честь св.блгв.вел.кн.Александра Невского г. Мелитополя 13.09.2021
    • «Прощай, лето! Здравствуй, осень!» 13.09.2021
    • «И не упивайтесь вином, от которого бывает распутство; но исполняйтесь Духом» (Еф. 5:17) 13.09.2021
  • Церковные новости

    • «Чтобы защищать свое Отечество, надо быть готовым защищать свою веру» 03.07.2020
    • Церковный суд Екатеринбургской епархии постановил извергнуть схиигумена Сергия (Романова) из священного сана 03.07.2020
    • Иеромонах Нил (Григорьев) — о ссылке в лагерях, клинической смерти и явлении Царской семьи 03.07.2020
    • Груз прошлого не дает жить по-новому. Что делать? 03.07.2020
    • В Издательском Совете прошла научная конференция «Церковь и историческая наука» 03.07.2020
    • «Житие преподобного Сергия Радонежского для детей с вопросами и заданиями» 03.07.2020
    • Митрополит Иларион: Храм Святой Софии — достояние всего человечества 03.07.2020
    • «У Господа Свой сценарий» 03.07.2020
    • Годовщину преставления святителя Иоанна (Максимовича) молитвенно отметили в московском представительстве Православной Церкви в Америке 02.07.2020
    • Монастыри Псковской епархии открываются для паломников 02.07.2020
  • Православный календарь

    Прп. Евфросинии Александрийской (V). Преставление прп. Сергия, игумена Ра́донежского, чудотворца (1392).

    Прп. Евфросинии Суздальской, в миру Феодулии (1250). Перенесение мощей свт. Германа, архиеп. Казанского (1592). Прп. Досифеи затворницы, Киевской (1776). Прмч. Пафнутия египтянина и с ним 546-ти мучеников (III).

    Св. Николая Розова исп., пресвитера (1941). Обре́тение мощей сщмчч. Александра Смирнова и Феодора Ремизова пресвитеров (1985).

    Утр. –Мф., 43 зач., XI, 27–30.Лит. – Прп.:Гал., 213 зач., V, 22 – VI, 2.Лк., 24 зач., VI, 17–23.

    Наш архипастырь

    Объявления:

    Каждую среду в свято-Георгиевском храме в 9-00 совершается молебен с акафистом мч. Вере Надежде Любови и матери их Софии, затем с 10-00 беседы со священником.

    «Хорошо, что к карантинным мерам приходится прибегать Великим постом»

    Испанка: пандемия, о которой знает каждый, и о которой не известно ничего
    73 87513.03.2020 / Алексей МИТРОФАНОВ
    Все, что известно нам про знаменитую «испанку», по большей части домыслы, предположения и слухи. А тогда, в 1918–1919 годах о ней было известно еще меньше

    Сотрудники Американского Красного Креста перевозят тела умерших от гриппа в городе Сент-Луис, штат Миссури. 1918 год

    Или просто «флу»
    В Испании не принято «испанку» называть «испанкой». Это название вообще случайно, грипп с такой же вероятностью мог стать и «итальянкой», и «германкой», а скорее все-таки «американкой».

    Некоторые исследователи считают, что «испанка» появилась в Соединенных Штатах. Иные полагают, что туда она перенеслась с Востока, из Китая. Действительно, подобные симптомы были замечены в Китае еще в 1917 году. А трудовая миграция китайских кули – неквалифицированных рабочих – в Америку в то время была колоссальная. Не сильно отставала, впрочем, и Великобритания.

    Первое время заразу называли иначе – «синяя смерть», «пурпурная смерть», «москитная лихорадка» или просто «флу».

    Существует каноническая версия начала пандемии. В госпиталь военной базы Форт-Райли (Америка, штат Канзас) явился кухонный работник, рядовой Альберт Гитчелл. Он жаловался на боль в горле, кашель и озноб – привычные симптомы при простуде.

    Через несколько часов пришел второй солдат с точно такими же симптомами. Затем еще десяток. А потом в госпитале закончились свободные койки.

    В госпиталь Форт-Райли за первую неделю поступили 500 человек.

    Один же из военнослужащих жаловался в письме родным: «Ее тут величают «трехдневной лихоманкой», но этим никого не обманешь, потому что иногда она тянется неделю или даже дольше.

    Заболевание наступает внезапно, и у больного температура подскакивает так, что ртуть едва не пробивает верхушку градусника, лицо краснеет, каждая косточка начинает болеть, а голова просто раскалывается.

    Читать еще:  Курдские военные восстановили разрушенные террористами крест и колокол в церкви города Башика

    Так продолжается дня три-четыре, а потом, основательно пропотев, пациент выздоравливает, хотя «похмелье» может еще ощущаться неделю-другую».

    Отчего же «испанка»? Дело в том, что Испания в Первую мировую сохраняла нейтралитет и, соответственно, в стране не был введен режим строгой цензуры. О бедствии кричали все газеты. А газеты других европейских стран – старательно молчали. Хотя там грипп свирепствовал еще круче – жизнь в окопах, казармах и лагерях для перемещенных лиц способствовала его процветанию.

    Впрочем, первое газетное сообщение об «испанке» выглядело обнадеживающим: «В Мадриде обнаружена странная болезнь. Эпидемия распространяется довольно легко, о смертельных случаях пока не сообщалось».

    Читайте также:
    «Антивирусный препарат, скорее всего, появится первым, потом – вакцина»: мнение двух ведущих мировых вирусологов о коронавирусе

    В московской скорой помощи рассказали, как госпитализируют при подозрении на коронавирус

    «Хорошо, что к карантинным мерам приходится прибегать Великим Постом»: интервью главы Отдела по благотворительности Русской Православной Церкви епископа Пантелимона

    Смерть от аспирина

    Больные гриппом солдаты США в полевом госпитале номер 45 во Франции.

    «Испанка» выглядела страшно. В считанные часы у человека развивался сильный кровавый кашель. Воздуха не хватало, и лицо, из-за удушья, приобретало синий цвет. В некоторых случаях человек умирал именно от нехватки кислорода. В некоторых – захлебывался собственной кровью.

    Один военный доктор писал: «У них развивается самый зловещий вид воспаления легких из всех известных медицинской науке. Через два часа после прибытия у них на скулах выступают красноватые пятна, а еще через несколько часов можно наблюдать, как цианоз (посинение кожи и слизистых оболочек. – Прим. ред.) начинает распространяться от ушей по всему лицу до такой степени, что белого мужчину невозможно потом отличить от негра.

    После этого скоро наступает смерть. Дыхание становится все более затрудненным, и пациент умирает от удушья. Это ужасно.

    Можно перенести вид смерти одного, двух или даже двадцати человек, но эти бедняги дохнут как мухи, и подобное зрелище просто сводит с ума.

    В среднем мы регистрируем сейчас примерно сто летальных исходов в день, но их число продолжает расти».

    А случалось, без особо выраженной симптоматики больной человек спокойно выздоравливал.

    Так называемая «весенняя волна» была более или менее терпимой. Казалось, что грипп будет вот-вот побежден. Но в августе 1918 года все началось с новой силой. Вирус резко мутировал. Процент смерти увеличился в разы. Распространение заразы тоже.

    График смертности по неделям: Лондон, Нью-Йорк, Париж, Берлин. 1918 и 1919 годы. На графике виден пик смертности в октябре-ноябре 1918 года.

    «Осенняя волна» парализовала практически всю Европу, Западную Африку и часть Американских Штатов. Практически не обходилось без опасных осложнений – пневмония, менингит.

    Опыта борьбы с подобным гриппом не было. Доктора и правительства разных стран действовали по наитию, и иногда их действия только усугубляли ситуацию.

    В основном, конечно, все было направлено на уменьшение контактов между людьми. Закрывались – на год и больше – школы, институты, театры и кинотеатры, а также церкви, музеи и даже суды.

    Кое-где были запрещены рукопожатия. Общие зубные щетки (а подобное практиковалось) заменяли на индивидуальные. То же касалось и посуды. В некоторых городах без медицинских масок не пускали в транспорт.

    Предполагали, что это и вовсе не грипп, а некая загадочная «легочная чума». О том, что немцы отравили воду или распыляли яды в воздухе, выпускали вирус в театрах, выбрасывали на рынок зараженные консервы. Вариант – немцы отравили рыбу в реках.

    В Германии было примерно то же самое, но только обвиняли англичан.

    Много было рассуждений и о том, что «Бог прогневался».

    В диких количествах больным давали аспирин – до 30 граммов в день. Максимально допустимая суточная доза составляет около четырех граммов, но тогда об этом просто-напросто не знали. Люди заболевали гриппом, а умирали от передозировки аспирина.

    Никакой вакцины не было, ее только пытались создать, как-то вслепую нащупать, но все было безрезультатно. Более или менее срабатывало переливание крови от выздоравливающих больных только что заболевшим. Случалось, перемешивали кровь и слизь. От подобной инъекции место укола страшным образом воспалялось. Это считалось добрым знаком, якобы снадобье подействовало.

    Давали дышать малыми дозами хлора, яд выжигал зараженную слизистую оболочку дыхательных органов вместе с бактериями, и на какое-то время больной приобретал способность дышать. Но закачать нужную дозу получалось не всегда.

    Чаще же просто пускали кровь, давали кислород. А медсестра Джози Браун писала: «У нас не было времени лечить их. Мы не мерили температуру и не было времени даже померить давление. Все, что мы могли сделать, – дать им порцию горячего виски. И у них было ужасное кровотечение из носа. Иногда кровь просто летела через комнату».

    Вредил сам себе и организм человека. Это тоже не больше, чем предположение, но оно объясняет один удивительный факт. Дело в том, что при обычном гриппе в максимальной группе риска пребывают дети, пожилые и ослабленные люди. Здесь же все наоборот, представители этих категорий чаще выживали, а умирали молодые и здоровые. Самый высокий уровень смертности от испанского гриппа приходился на возрастную группу от 20 до 40 лет.

    Предположительно, «испанка» настолько заводила иммунитет пациента, что он вместе с болезнетворными вирусами уничтожал и собственные легкие. А у детей и стариков иммунитет был не способен действовать с подобной мощностью, и они выздоравливали.

    Многие утверждали, что главной причиной была именно война. Другие исследователи это опровергали, ссылаясь, в общем-то, на очевидный факт: в Америке не было никакой войны, а число жертв составило 775 тысяч против 426 тысяч в Германии.

    Ситуация немного прояснилась в 1997 году, когда на Аляске был найден законсервированный в вечной мерзлоте труп инфицированной женщины. В результате получили образец вируса H1N1 1918 года.

    Но и это, разумеется, не прояснило полной картины всемирной трагедии.

    В Сиэтле во время «испанки» пассажиров пускали в трамвай только в защитных масках. 1918 год

    А что Россия? К сожалению, все то же самое, что и в Европе. Возможно, в меньшей степени – к 1918 году Первая мировая война здесь уже превратилась в гражданскую, а у нее все же была своя специфика.

    Не было той катастрофической концентрации солдат в казармах и окопах, все больше бронепоезда пускали под откос. «Благоприятной» для статистики была всеобщая неразбериха. Кто там от чего умер – от коварной «испанки» или просто крестьяне подняли на вилы?

    От «испанки» в возрасте 25 лет умерла знаменитая актриса Вера Холодная. Поговаривали, что она была отравлена лилиями, которые актрисе преподнес отвергнутый возлюбленный. Ее сестра писала: «В Одессе была настоящая эпидемия, и болезнь протекала очень сложно, а у Веры как-то особенно тяжко. Профессора Коровицкий и Усков говорили, что «испанка» протекает у нее как легочная чума… Все было сделано для ее спасения. Как ей хотелось жить!»

    Эта же болезнь унесла жизнь Якова Свердлова.

    От реальных людей не отставали и литературные персонажи. Например, Саня Григорьев из «Двух Капитанов» Вениамина Каверина: «Кажется, меня вырвало, а может быть, и нет. Помню только, что я сидел на снегу, и кто-то держал меня за плечи, потому что я падал. Наконец меня перестали держать, я лег и с наслаждением вытянул ноги. Надо мной говорили что-то, как будто: «Припадочный, припадочный…» Потом мужской голос сказал:

    И все провалилось…»

    Косвенно болезнь упоминалась в «Золотом теленке» Ильфа и Петрова: «Силы стихийные стали злее и опаснее: зимы были холодней, че

    Впервые прачитал такую длинную статью.

    мы герберта маркузе читали
    вот там немецкий стиль с 4 сложноподчиненными предложениями
    даже устную речь потом меняет
    некоторым трудно уловить невнимательно слушают

    Если мы попытаемся связать причины этой опасности с тем способом, которым общество организовано и организует своих членов, то поймем, что развитое индустриальное общество растет и совершенствуется лишь постольку, поскольку оно поддерживает эту опасность. Защитная структура облегчает жизнь многим и многим людям и расширяет власть человека над природой. При таких обстоятельствах наши средства массовой информации не испытывают особых трудностей в том, чтобы выдавать частные интересы за интересы всех разумных людей. Таким образом, политические потребности общества превращаются в индивидуальные потребности и устремления, а удовлетворение последних, в свою очередь, служит развитию бизнеса и общественному благополучию. Целое[1] представляется воплощением самого Разума.
    Тем не менее именно как целое это общество иррационально. Его производительность разрушительна для свободного развития человеческих потребностей и способностей, его мирное существование держится на постоянной угрозе войны, а его рост зависит от подавления реальных возможностей умиротворения борьбы за существование — индивидуальной, национальной и международной. Эта репрессия, которая существенно отличается от имевшей место на предшествующих, более низких ступенях развития общества, сегодня действует не с позиции природной и технической незрелости, но скорее с позиции силы. Никогда прежде общество не располагало таким богатством интеллектуальных и материальных ресурсов и, соответственно, не знало господства общества над индивидом в таком объеме. Отличие современного общества в том, что оно усмиряет центробежные силы скорее с помощью техники, чем Террора, опираясь одновременно на сокрушительную эффективность и повышающийся жизненный уровень.
    Исследование истоков этого развития и изучение исторических альтернатив входит в задачи критической теории современного общества, анализирующей общество в свете возможностей (которые общество употребило, или не употребило, или которыми злоупотребило) улучшения условий существования человека.
    Разумеется, здесь не обойтись без ценностных суждений. Если мерой для утвердившегося способа организации общества могут служить другие возможные пути, которые, по общему мнению, с большей вероятностью способны облегчить борьбу человека за существование, то для специфически исторической практики такой мерой могут быть ее собственные исторические альтернативы. Таким образом, с самого начала любая критическая теория общества сталкивается с проблемой исторической объективности — проблемой, которая возникает вокруг двух моментов, предполагающих ценностные суждения:
    1) суждение, что человеческая жизнь стоит того, чтобы ее прожить, или скорее может и должна стать таковой. Это суждение лежит в основе всякого интеллектуального усилия и отказ от него (совершенно логично) равнозначен отказу от самой теории;
    2) суждение, что в данном обществе существуют возможности для улучшения человеческой жизни и специфические способы и средства реализации этих возможностей. Критическая теория должна, основываясь на эмпирических данных, показать объективную значимость этих суждений. Существующее общество располагает интеллектуальными и материальными ресурсами, количество и качество которых вполне поддается определению. Каким образом можно употребить эти ресурсы для оптимального развития и удовлетворения индивидуальных потребностей и способностей при минимуме тяжелого труда и бедности? Социальная теория не может не быть исторической теорией, т. к. история — это царство случая в царстве необходимости. Поэтому вопрос состоит в том, какие из различных возможных и данных способов организации и использования наличных ресурсов обещают наибольшую вероятность оптимального развития?
    Чтобы ответить на эти вопросы, следует произвести ряд начальных абстракций. Для того чтобы выделить и определить возможности оптимального развития, критическая теория должна абстрагироваться от существующего способа использования ресурсов общества и обусловленных им последствий. Такой метод абстрагирования, отказывающийся принять данный универсум фактов как окончательный, обосновывающий контекст, такой трансцендирующий анализ фактов в свете их неиспользованных и отвергнутых возможностей присущи самой структуре социальной теории, которая противостоит всякой метафизике в силу строго исторического характера трансцендирования

  • Ссылка на основную публикацию
    Статьи c упоминанием слов:
    Adblock
    detector