0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Митрополит Черногорский Амфилохий: НАТО страшнее Муссолини и Гитлера

Митрополит Черногорский Амфилохий: НАТО страшнее Муссолини и Гитлера

Митрополит Амфилохий, которому подчинены все епархии Сербской православной церкви в Черногории, продолжает резко критиковать руководство страны за вступление в НАТО. Подробнее — в материале Федерального агентства новостей.

В своем последнем послании мирянам Амфилохий заявил: «Власти Черногории продали свои души и своих предков ради вхождения страны в НАТО и ускорения ее европейской интеграции. Нужно, чтобы в Черногории не осталось ни одного непросвещенного православного. Прежде всего, нужно покрестить зараженных опухолью, которые властвуют 70 лет. Те, кто раньше кланялся Ленину, сейчас кланяются «золотому тельцу», Брюсселю и Европе. Двинулись мы на Запад, где, как известно, солнце заходит, вопреки тому, что хорошо знаем, что свет всегда идет с Востока».

79-летний митрополит Амфилохий (в миру — Ристо Радович) выделяется среди православных священнослужителей своим образованием и смелыми высказываниями о всех актуальных событиях, которые часто противоречат официальной позиции властей. Он закончил в Белграде духовную семинарию и академию, а также университет по специальности классическая филология. Продолжил свое образование в Старокатолическом университете в Берне и в Восточном институте и Ансельмиануме в Риме. В 1973 году защитил на греческом языке докторскую дессертацию на православном факультете Афинского университета.

Кроме многочисленных статей о текущих событиях в СМИ Балканского полуострова, он публикует также свои эссе и стихотворные произведения. Является членом Союзов писателей Черногории и Сербии. Владеет греческим, русским, итальянским, немецким, английским, французскими, латинским и древнегреческим языками.

После смерти в 2009 году патриарха Павла, возглавлявшего Сербскую православную церковь 29 лет, митрополит Черногорский и Приморский Амфилохий был самым авторитетным иерархом церкви и поэтому стал местоблюстителем патриаршего престола на два месяца. Однако в Сербии выбор патриарха происходит не путем голосования, а через жеребьевку среди трех кандидатов. В результате новым патриархом стал Ириней.

Ежегодно, начиная с 24 марта 2000 года, в день начала бомбардировок авиацией НАТО Сербии и Черногории, черногорский митрополит проводит заупокойную молитву о погибших. На ней в 2005 году он заявил, что Косово и Метохия находятся под контролем ООН, что за последние пять лет там разрушено православных храмов и осквернено святынь больше, чем за 500 лет турецкого рабства.

В 2010 году митрополит Амфилохий выступил против гей-парада в Белграде. В статье под названием «Танец смерти на улицах Белграда» в журнале «Печат» он написал: «Гомосексуализм или «мужеложство» (старославянское слово), библейски названный «содомия», «содомский грех», испокон веков представлял для Церкви — и сегодня представляет — один из смертных и смертоносных человеческих грехов. Согласно Моисеевой книге Бытия (Быт. 19: 1-29), этот грех был причиной того, что Бог стер серой и огнем города Содом и Гоморру, находившиеся на месте, где сейчас расположено Мертвое море, в котором не могут жить живые существа (археологи утверждают, что в нем действительно находятся останки неких древних городов).

Свойство настоящей любви — рождать и даровать новое качество жизни. Благословение, заложенное в мужскую и женскую природу, есть сотворение новой жизни, рождение и умножение и наполнение земли и обладание ею (см.: Быт. 1: 28). Древо, не приносящее доброго плода, срубают и бросают в огонь.

Не скрывается ли в действительности за словесным триумфом и хвастливостью общественного демарша «гей-парадистов» внутреннее страдание, отчаяние и печаль участников парада? Не клоунский ли это крик из-за потерянного морального и духовного равновесия, бытийной нестабильности? Здоровая и истинная любовь никогда не имела и не будет иметь потребности для такого внешнего хвастовства, навязывания и эффектов. Проводимые в Европе и мире гей-парады представляют собой насилие над подавляющим большинством мужчин и женщин другой ориентации, пропаганду своей идеологии и образа жизни недопустимыми способами. Интересно было бы узнать, почему организаторы и финансисты этих гей-актерских представлений и театральных водевилей не пытаются подобное устроить в исламских странах Востока?»

Митрополит Амфилохий постоянно высказывает свое мнение, часто резко критическое, о внутриполитических решениях правительств Сербии и Черногории. Многие сербы вспоминали его мнение о гомосексуалистах, когда премьер-министром страны стала лесбиянка Ана Брнабич.

Свое мнение о присоединении Черногории к санкциям против России он выразил так: «Власти Черногории принимают какие-то экономические санкции против России! 99 процентов населения страны против этих санкций. Но для своих личных интересов администрация Черногории решила таким образом «повоевать» с Россией. И чем эти санкции могли напугать Россию? В Черногории смеются: «Что такое санкции Черногории против России? Это когда черногорцы не будут играть на гуслях!»

После первых же сообщений о начале переговоров о вступлении Черногории в НАТО, митрополит Амфилохий выразил свое мнение об этой организации:

«НАТО как пакт сейчас продолжает политику национал-фашизма. Делает то же самое, что делали в отношении Косово и Метохии Гитлер и Муссолини. При них Косово стало частью «Великой Албании». Северная часть — была в оккупированной Сербии, но все-таки Сербии. Но НАТО еще хуже Муссолини и Гитлера потому, что отняли у сербов и Северное Косово путем насилий и злодейств. Сейчас этот пакт осуществляет свои разрушительные дела на Украине, поступая с ней, как с Югославией. Что любопытно: Украину как отдельную республику в рамках СССР создали большевики, Ленин и Сталин, уничтожая единый великий народ. А сейчас их бывшие противники, борцы с коммунизмом в лице НАТО, защищают плоды деятельности большевиков, разделивших единый народ».

Как заявляет священник, сегодня православные славяне всех стран могут надеяться, что сбудется и пророчество митрополита Амфилохия: «Александр Невский сказал истинные слова: «Бог не в силе! Бог — в правде!» И правда обязательно победит и в Косово, и в Метохии! И на Украине. В Киевской Руси!»

Данная статья является исключительно мнением автора и может не совпадать с позицией редакции.

Странная смерть митрополита Черногорского Амфилохия

Митрополит Амфилохий сумел объединить против диктатуры наркоторговца в премьерском кресле не только народ, но и, что ещё более сложно, политиков: на недавних выборах в местный парламент победила коалиция, поставившая своей целью смещение премьера-наркоторговца Мило Джукановича, и в ближайшее время она должна сформировать правительство. Душой и организатором этой коалиции, моральным авторитетом, заставившим забыть о личных выгодах и взаимной неприязни, был митрополит Амфилохий. Без его деятельного участия даже просто создать такую коалицию, не говоря уже о том, чтобы привести её к победе, было невозможно.

Владыка Амфилохий был большим патриотом сербского единства и не признавал отдельной нации «черногорцев», навязываемой официозом Джукановича. Митрополит Амфилохий говорил по этому поводу:

«Разве можно этих сербов считать черногорцами потому, что они родились в Черногории?

Вот, например, волков и горных козлов, которые также родились в Черногории, вы черногорцами не считаете?!»

Читать еще:  В праздник Воздвижения Креста Господня Святейший Патриарх Кирилл совершил Литургию в Храме Христа Спасителя

Официальная причина смерти митрополита — осложнения от коронавирусной инфекции, что, конечно, не такая уж и редкость в наше время, да ещё в такой возрастной категории. Смерть была зафиксирована в 8:22 утра 30 октября 2020 года. Но не всё так просто!

СМИ, подконтрольные президенту Сербии Александру Вучичу, который является партнёром Джукановича по ряду проектов, связанных с наркотрафиком, написали о смерти митрополита Черногорского и Приморского Амфилохия ещё вечером 29 октября, когда он был ещё жив и боролся со смертью. Крупнейший российский политический телеграм-канал так пишет об этом «недоразумении»:

«. А потом 82-летний митрополит заболел. В ночь с 29 на 30 октября в крупнейших сербоязычных СМИ (так или иначе, контролируются ближайшим союзником Джукановича — президентом Сербии Александром Вучичем) появились публикации о его смерти. Синхронно и одновременно, как это и делается при отработке «темника»: 22:48; 22:50; 22:58.

То есть СМИ Вучича «ликвидировали» святого старца ещё при жизни. Посылая сигнал. »

Что же получается, в СМИ был спущен «темник» от тех, кто знал о готовящемся убийстве ещё до того, как оно было совершено?

Напрашивается вывод, что всенародно почитаемого митрополита «ликвидировали» в интересах президента Сербии Александра Вучича и теперь уже бывшего премьер-министра Черногории Мило Джукановича. Сказать, что им невыгодна смерть «неудобного» митрополита, было бы неправдой.

И снова не всё так просто. В традициях западных элит — решать одним ходом сразу несколько проблем, часто сразу в интересах нескольких выгодополучателей. Не только наркоинтересам Вучича и Джукановича мешал крепкий в вере и очень принципиальный митрополит — в Черногории как транзитной территории и регионе влияния крайне заинтересован Ватикан. Транзитной для чего? Для всё того же. наркотрафика. Ватикан — один из старейших «операторов» этого бизнеса. В своё время именно Ватикан поддержал кубинскую революцию, чтобы получить плацдарм рядом с территорией США.

Как же связаны митрополит Черногорский и Ватикан? Об этом снова читаем у «Незыгаря»:

«В 2016 году на Кипре прошёл Всеправославный собор (сопоставимый со Вселенскими соборами тысячелетней давности).

Помимо публичных, на Соборе были и непубличные договорённости — о взаимодействии с Ватиканом.

А именно: Ватикан отказался от претензий на паству и, что не менее важно, финансы православных церквей (в обмен на что отказался — осветим в одном из следующих постов).

Проблема одна: неформальные устные гарантии живы, лишь пока живы договорившиеся».

Таким образом, «Незыгарь» констатирует то, что и так было очевидно: митрополит Черногорский Амфилохий, как дамба бурный поток, сдерживал экспансию Ватикана в Черногории, защищая свою паству от влияния пап, которые считают, что разного рода «трансформеры» имеют право на «брачные» союзы. Теперь, когда, воспользовавшись болезнью митрополита Амфилохия, разрушительные силы эту дамбу прорвали, следует ожидать усиления пропаганды «европейских ценностей» в маленькой православной стране. И окончательного превращения её в узел наркотрафика в Средиземноморье, уже в интересах не только местных наркоторговцев, но и глобальных игроков.

В сложившейся после убийства митрополита Амфилохия обстановке делом чести для участников победившей на выборах коалиции должно стать единство и обязательное формирование коалиционного правительства, ради которого следует забыть о личных амбициях и жадности, иначе вернётся Джуканович при поддержке зарубежных покровителей, а второго митрополита Амфилохия уже не будет.

Какие выводы можно сделать из всего произошедшего? Выводов сразу несколько, и они касаются не только Черногории:

  1. Договариваясь с диаволом, надо быть готовым к тому, что он ОБЯЗАТЕЛЬНО обманет и погубит.
  2. Плоды «волчьих соборов», собираемых вне полноты Православной Церкви по сиюминутным поводам ради личных амбиций некоторых «недопап», всегда безблагодатны и несут только гибель и разрушение.
  3. Если элиты Запада не устраивает обстановка на «шахматной доске», они или меняют правила, или опрокидывают «доску». То же самое можно сказать и о Ватикане.
  4. Нельзя полагаться на неформальные договорённости с Западом! Мы это уже проходили при воссоединении Германии, когда Запад обещал руководству СССР, что НАТО не будет расширяться на восток, а в реальности в блок вошли даже бывшие советские республики.
  5. Руководству Русской Православной Церкви следует принять этот урок к сведению и не надеяться, что Ватикан будет исполнять невыгодные для себя обязательства, следовать неформальным договорённостям, достигнутым в Гаване, и никогда не жертвовать истиной Христовой ради сиюминутных отношений с Ватиканом, не соглашаться на экуменические контакты.
  6. Участникам черногорской коалиции необходимо, несмотря ни на что, довести дело, начатое митрополитом Амфилохием, до конца: сформировать правительство, покончить с церковным расколом, сделать невозможным превращение Черногории в наркохаб для Ватикана, Турции, британских спецслужб и местных наркобаронов, а также запретить всяческую пропаганду «нетрадиционных отношений» и не менее опасный для маленькой балканской страны исламский экстремизм — орудие проникновения турецкого влияния.
  7. Российскому МИД и другим «культурным» учреждениям — не упустить шанс для помощи участникам коалиции и закрепления в Черногории своего влияния, для разворота черногорской политики от НАТО в сторону нейтралитета и дружбы с Россией. Нельзя забывать, что Черногория — морские ворота Сербии, с доступом к которым российская политика на Балканах может «заиграть новыми красками».
  8. Русская Православная Церковь может воспользоваться оглаской причастности Ватикана к убийству митрополита Амфилохия для усиления своего влияния в регионе и приобретения союзников, совсем не лишних в споре с Фанаром, а также использовать «камингаут» Папы Римского для привлечения на свою сторону и даже обращения в Православие консервативной части католиков, не согласных с «однополыми» отношениями и их легализацией со стороны Ватикана.

Митрополит Амфилохий сделал всё для того, чтобы дать своей Родине и пастве шанс на спасение, как евангельский Пастырь, который «жизнь свою полагает за овцы». Воспользуются ли «духовные овцы» этим шансом, пока не известно, но от этого напрямую будет зависеть будущее их страны, Церкви и выживание самого их народа в окружении агрессивных соседей.

Нет, не в смысле погодных условий: не так давно изнуряющий зной, стоявший здесь большую часть лета, сменился приятным теплом – 26-27 градусов. А вот политическая жизнь с приближением осени, напротив, разогрелась до опасных температур.

Уже в пятницу русские паблики Черногории запестрели тревожными предупреждениями — не планировать без крайней необходимости поездки в старую столицу страны, Цетинье, город оцеплен (встречалось даже слово «оккупирован», правда, такие сообщения быстро удалялись) полицией, на улицах баррикады, ожидаются столкновения с силами правопорядка… И действительно – в субботу в Цетинье начались уличные бои с применением спецтехники, запылали горы автомобильных покрышек, толпы возбужденных людей окружили монастырь Рождества Пресвятой Богородицы – одну из главных святынь страны. В какой-то момент ситуация стала напоминать небольшую гражданскую войну. В столкновениях пострадало более 20 правоохранителей. Агрессивной стороной выступили так называемые комиты – черногорские ультранационалисты – которые со всех концов страны съехались в Цетинье чтобы не допустить интронизации нового Черногорско-Приморского митрополита Сербской Православной Церкви Иоанникия.

Читать еще:  Исихия, пресвитера Иерусалимского, Похвала святым апостолам Петру и Павлу

Тут необходимо сделать короткий экскурс в недавнюю историю Черногории.

Предыдущий митрополит Черногорский и Приморский, Амфилохий (в миру — Ристо Радович) скончался 30 октября прошлого года в госпитале Подгорицы от последствий коронавируса. На его похоронах заразился COVID-19 Патриарх сербский Ириней, скончавшийся 20 ноября. Две эти смерти стали серьезным ударом по позициям сербско-черногорских унионистов: после референдума 2006 г., на котором с минимальным (0,5%) перевесом было принято решение о выходе Черногории из государственного союза с Сербией, именно Сербская православная церковь и ее предстоятели оставались лидерами той – весьма значительной – части черногорского общества, которые придерживались идеи общности исторической судьбы двух этих стран.

Смерть иерархов Сербской православной церкви, как ни цинично это звучит, стала дорогим подарком для президента Черногории Мило Джукановича. Ни для кого в стране не секрет, что поражение Джукановича и его партии ДПСЧ (демократическая партия социалистов Черногории), которые впервые за 30 лет не смогли получить большинство в парламенте стало результатом поддержки, которую СПЦ и лично митрополит Амфилохий оказали лидерам оппозиции, прежде всего, независимому кандидату профессору Здравко Кривокапичу, который и стал новым премьер-министром страны.

И пусть краха режима личной власти Джукановича, о котором многие в Черногории мечтали, с приходом нового правительства не произошло, пусть оппозиция во многом оказалась «бумажным тигром», которого никто из соратников президента всерьез не опасался – кое-что в стране все-таки начало меняться. В частности, правительство готовило изменения в скандальный закон о свободе вероисповедания и убеждений, принятый в конце декабря 2019 г.

Этот закон, позволяющий государству отнимать у Сербской православной церкви собственность, на которую нет документов определенного образца (а на большую часть из 600 с лишним храмов и монастырей СПЦ таких документов нет), стал катализатором массовых протестов 2020 г., которые в итоге и привели к победе оппозиции. Главным предвыборным обещанием Кривокапича была отмена этого закона: сейчас об отмене речь уже не идет, но поправки, не позволяющие государству передавать собственность СПЦ в пользу так называемой Черногорской церкви – организации, созданной сектантами и поддерживаемой президентом Джукановичем в пику Белграду – действительно готовились в соответствующих подкомитетах Скупщины.

Кроме того – и это, пожалуй, даже более важно – Кривокапич должен был подписать базовое соглашение о правовом статусе СПЦ в Черногории, которое защитило бы собственность СПЦ в этой стране. Первоначально подписать этот документ планировалось 27 мая в Белграде – Кривокапича в этот день специально пригласили к патриарху Порфирию (преемнику Иринея). Но черногорский премьер не только опоздал на встречу на несколько часов, но и отказался подписывать соглашение, предложив перенести подписание на 30 октября (день упокоения митрополита Амфилохия) в Цетинье. Как стало известно дотошным журналистам, накануне с Кривокапичем серьезно побеседовали два представителя посольств «влиятельных западных стран» и его собственный заместитель (вице-премьер), этнический албанец Дритан Абазович…

К этому моменту стало окончательно ясно, что премьер-министр Черногории не является сильной самостоятельной фигурой. Он лишь ширма, за которой борются друг с другом настоящие игроки (то же можно сказать и о многих министрах его кабинета, таких, как упомянутый выше Абазович, обслуживающий интересы Тираны и Приштины).

Если послушать сторонников президента Джукановича, ратующих за «европейский выбор» Черногории как верного члена НАТО (уже) и ЕС (пока еще нет), то за кулисами правительства Кривокапича вершится тайная работа по подчинению Подгорицы Белграду, и главным зловещим кукловодом этого процесса является СПЦ.

«Нынешнее правительство было сформировано не на основе избирательной воли граждан в Скупщине, а на основе воли митрополита Сербской православной церкви и в монастыре, — пишет депутат черногорской Скупщины историк Драгутин Папович. — Это означает, что первосвященник Сербской православной церкви в Черногории стал самым важным политическим авторитетом в парламентском большинстве и правительстве. Легитимность и законность правительства не в волеизъявлении, парламентском большинстве и Конституции, а в главной силе клерикальной революции — Сербской православной церкви… Сербская православная церковь в Черногории фактически приостановила действие Конституции и парламентаризма. Помимо полномочий, принадлежащих президенту государства, митрополит и духовенство Сербской Православной Церкви имеют решающее слово в проведении внутренней и внешней политики Черногории. Таковы результаты освобождения четников после 75 лет антифашистской свободы. После 170 лет секуляризма Черногория снова находится под теократией, но на этот раз иностранной».

Нарисованная Паповичем картина, разумеется, имеет очень отдаленное отношение к реальности. Но что правда, то правда – в условиях, когда оппозиция режиму Джукановича представляет собой рыхлый конгломерат партий и движений, преследующих прежде всего собственные интересы, только СПЦ остается непреклонным защитником интересов сербского православного мира – общности, к которой относят себя более половины черногорцев.

Именно поэтому интронизация митрополита Иоанникия в одной из главных православных твердынь Черногории – Цетиньском монастыре Рождества Пресвятой Богородицы – и вызвала такое бешеное противодействие сторонников Джукановича и противников унионизма.

Еще 13 августа, мэр Цетинье Александр Кашчелан заявил, что если митрополит Иоанникий будет интронизирован в монастыре Рождества Пресвятой Богородицы, духовном сердце страны, то это оскорбит национальные и религиозные чувства православных. Тогда же лидеры комитов пообещали сорвать интронизацию, организовав массовые беспорядки.

Комитами (от латинского comes, партизаны, бойцы нерегулярного военного формирования) изначально назывались черногорские патриоты, сражавшиеся за свободу страны с 1916 по 1929 г., сначала в Первой мировой войне против Австро-Венгрии, а с 1918 г. – за независимость Черногории от Королевства сербов, хорватов и словенцев. Мемориал комитам был с большой помпой открыт в 2009 г. близ Цетинье – новая власть всячески поддерживала преемственность с борцами за независимость прошлого. Отношение к комитам, впрочем, неоднозначно. Те черногорцы, которые вопреки правительственной политике продолжают считать себя сербами (тут напрашиваются аналогии с судьбой русских граждан на Украине) полагают, что комиты – это наследники итальянского оккупационного режима. «Во время Второй мировой войны в Цетине отдельные граждане принимали и скрывали фашистов, и в народе считают, что комиты — это дети этих итальянских фашистов», — рассказывает главный редактор выходящего в Черногории «Русского вестника» Гуля Смагулова.

Так или иначе, но именно комиты (при моральной поддержке священников Черногорской церкви) сумели в считанные дни превратить тихий и уютный городок Цетинье в настоящую «горячую точку» на карте Балкан. Накал страстей в субботу и в ночь на воскресенье был такой, что ко входу в Цетиньский монастырь пришлось подогнать бронетехнику с НАТОвских баз. Предполагая, что для сдерживания «мирных демонстрантов» полицейских сил может не хватить, правительство Кривокапича распорядилось стянуть в город части армейского спецназа.

А пока полиция утихомиривала разбушевавшихся «патриотов», между Белградом и Подгорицей проходили крайне напряженные переговоры. Кривокапич, ссылаясь на мнение руководства полиции, настаивал на том, что интронизацию необходимо перенести из Цетинье в Подгорицу – чтобы избежать обострения ситуации, которое могло привести к человеческим жертвам. В какой-то момент показалось, что иерархи СПЦ дрогнули и решили пойти на уступки – несколько сербских СМИ поспешили сообщить, что интронизации в Цетинье не будет. На самом же деле патриарх Порфирий и митрополит Иоанникий сумели «продавить» сопротивление черногорцев – и около часа ночи в воскресенье была достигнута договоренность, что интронизация все-таки пройдет в Цетинье.

Читать еще:  Болгарская Церковь настаивает на отложении Всеправославного Собора (если не будут учтены ее предложения)

Впрочем, это еще не означало, что дальше все пройдет гладко. Прорваться к монастырю Рождества Пресвятой Богородицы через кольцо агрессивных и готовых на все комитов было крайне сложно и очень рискованно. В итоге решено было доставить патриарха и митрополита в монастырь… на вертолете. От места посадки до стен храма священнослужителей сопровождал плотный конвой спецназа.

Утро воскресенья принесло две новости – во-первых, интронизация все-таки состоялась, и именно там, где и должна была – в Цетиньском монастыре. А во-вторых, полицией был арестован лидер комитов Веселин Вельович. Об этом у себя в Твиттере поспешил сообщить премьер-министр Кривокапич (всегда чутко реагирующий на перемену ветра): «Я информирую общественность о том, что в ходе оперативных действий полиции, которые я санкционировал, только что надели наручники Веселину Вельовичу».

Арестован Вельович был за нападения на полицию. Сенсационной эту новость делает то обстоятельство, что сам арестованный многие годы занимал пост директора Управления полиции Черногории, а с декабря 2020 г. является советником президента страны по обороне и безопасности. Помимо всего прочего, Вельович возглавлял правительственную комиссию по разработке стратегии национальной безопасности и Национальную межведомственную оперативную группу по предупреждению и пресечению терроризма и борьбе с отмыванием денег.

Понятно, что арест советника Джукановича, занимающегося такими ключевыми для безопасности страны проблемами – даже если завтра Вельовича с извинениями отпустят – достаточно недвусмысленный демарш со стороны главы правительства. А учитывая то, что говорилось выше о несамостоятельности Кривокапича, можно предположить, что с интронизацией митрополита Иоанникия позиции черногорско-сербских унионистов значительно усилились. Во всяком случае, комментарии президента Сербии Александра Вучича свидетельствуют о том, что в Белграде довольны тем, как разрешился кризис в ночь с 4 на 5 сентября. «Хорошо, что оно (решение об интронизации, — К.Б.) было изменено, и я поздравляю премьер-министра Кривокапича с тем, что он показал, что у государства есть инструменты и что оно может реализовать то, что намеревалось сделать», — заявил Вучич.

Теперь становится более реальной и перспектива подписания базового соглашения о правовом статусе СПЦ в Черногории 30 октября этого года. Конечно, не стоит обольщаться – борцы за «независимость», умело разжигающие традиционные для балканских обществ конфликты в черногорской среде, не будут сидеть сложа руки, и наверняка поставят еще не одну палку в колеса сторонников сближения Сербии и Черногории. Но как бы то ни было, на сегодняшний момент они потерпели болезненное поражение — крайне важный для массового сознания сербов и черногорцев факт интронизации нового митрополита Черногорско-Приморского Иоанникий в Цетиньском монастыре уже стал политической реальностью.

Кирилл Бенедиктов, ПолитАналитика

«Кто не будет верен единокровной России, дай Бог, чтоб мясо с него живого отпадало»

В воскресенье в Подгорице прошли похороны митрополита Черногорско-Приморского Сербской православной церкви Амфилохия, скончавшегося в пятницу от коронавируса. И в самой Черногории, и в регионе его считали противоречивой фигурой и называли «митрополитом молитвы и проклятия». С подробностями из Подгорицы — корреспондент “Ъ” на Балканах Геннадий Сысоев.

Фото: Risto Bozovic, AP

Фото: Risto Bozovic, AP

Митрополита Амфилохия похоронили в соответствии с его завещанием в крипте главной православной церкви страны — храма Воскресения Христова, построенного в период, когда иерарх в течение 30 лет возглавлял Черногорско-Приморскую митрополию. На похоронах присутствовали практически все высшее руководство Сербской православной церкви (СПЦ) во главе с патриархом Иринеем, лидеры победившей на недавних черногорских выборах коалиции и президент Сербии Александр Вучич. Проститься с митрополитом пришли и несколько тысяч жителей страны.

Призывы властей, медиков и митрополии соблюдать меры по борьбе с коронавирусом в условиях, когда в Черногории зафиксирован один из самых высоких в регионе уровней распространения COVID-19 (более 600 на 100 тыс. населения), мало кто услышал. Маски носили единицы, люди в храме и вокруг него стояли плотной толпой, не соблюдая дистанцию, сотни человек подходили к открытому гробу и целовали покойного, скончавшегося от коронавируса.

Заражение COVID-19 у 82-летнего митрополита Амфилохия обнаружили в начале октября. До того многие священники из его окружения уверяли, что «ладан и церковные литии — лучшая защита от любого вируса».

Митрополита лечили в главном клиническом центре страны. Спустя три недели казалось, что он пошел на поправку, но в четверг здоровье митрополита Амфилохия резко ухудшилось, и в пятницу митрополия сообщила о его кончине.

Похороны митрополита Амфилохия

Фото: Stevo Vasiljevic, Reuters

Похороны митрополита Амфилохия

Фото: Stevo Vasiljevic, Reuters

И в самой Черногории, и в регионе митрополита Амфилохия считали противоречивой фигурой. С одной стороны, влиятельный православный владыка и образованный теолог, знавший пять иностранных языков, включая русский. С другой — активный защитник осужденных Гаагским трибуналом военных преступников Радована Караджича и Ратко Младича, покровитель сербских полувоенных формирований, совершавших зверства в Хорватии и Боснии. Еще его называли «митрополитом молитвы и проклятия» — он не просто жестко критиковал своих оппонентов, но и нередко проклинал их вместе с семьями и потомством.

Митрополит Амфилохий не признавал черногорцев как нацию со своей историей, утверждая, что она «выведена в лаборатории Тито».

Называл черногорцев «волами» и «незаконно рожденными коммунистическими детьми». Считал Черногорию «сербской державой», а черногорскую церковь неизменно именовал «автофекальной». Без особого пиетета отзывался он и об иноверцах, называя мусульман «ложными людьми с ложной верой».

Впрочем, накануне черногорского референдума о независимости 2006 года митрополит неожиданно для всех занял весьма сдержанную позицию, заявив: «Как народ решит, так и будет». Многие связывали это с тем, что власти республики тогда активно помогали финансировать строительство храма Воскресения Христова, любимого детища митрополита Амфилохия.

Отношения митрополита с черногорскими властями резко испортились, когда в 2008 году Подгорица признала Косово, а в 2014-м присоединилась к санкциям ЕС против России. К тому периоду относится одно из самых суровых проклятий митрополита Амфилохия: «Кто не будет верен единоязычной, единокровной России, дай Бог, чтоб мясо с него живого отпадало. Будь он проклят мною три раза и три тысячи раз».

В последний год СПЦ в Черногории с митрополитом Амфилохием во главе занялась политикой, открыто вступив в конфронтацию с властями. Произошло это после принятия в декабре закона о свободе вероисповедания, предусматривавшего возможность возвращения в госсобственность церковного имущества, принадлежавшего государству до упразднения независимости Черногории в 1918 году.

Митрополит Амфилохий не только призывал население голосовать на августовских выборах за оппозицию, организовывал многотысячные протестные литии, но и участвовал в составлении предвыборных списков оппонентов власти, а после выборов — в формировании нового правительства.

Неудивительно, что многие считают победителем последних черногорских выборов не оппозицию, а митрополита Амфилохия.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector