0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Патриарх Кирилл; Мы являемся свидетелями цивилизационной катастрофы

Патриарх Кирилл: «Мы являемся свидетелями цивилизационной катастрофы»

Приветствую членов Высшего Церковного Совета на последнем заседании в этом году. Мы, конечно же, немножко поговорим об итогах этого года. Я бы хотел в первую очередь сердечно всех вас приветствовать. Должен сказать несколько слов о минувшем годе, который, как мы все чувствуем, был очень непростым. И в первую очередь источником очень большого напряжения, фактором, влияющим на самочувствие православных людей, на их духовное состояние, продолжает оставаться положение нашей Церкви на Украине.

Вы в курсе дела, вы знаете, что происходит, вы знаете, какие последние события, самые радикальные, самые опасные для целостности украинского народа, не только для Церкви нашей, произошли в Киеве после решения украинского Парламента в связи с требованиями об изменении названия Украинской Православной Церкви. Вслед за этими изменениями должны последовать репрессии, конечно, и совершенно очевидно, что есть некий ультиматум, что если Церковь не меняет своего названия, то она будет снята с регистрации. Ну а если Церковь меняет свое название, то, естественно, что начинается сильнейшее давление, в первую очередь, на украинский народ, на общественность. Несомненно, начнутся силовые акции по отъятию храмов. Народ на Украине верующий, православный, сильный в вере, эмоциональный народ. И конечно, все то, что может происходить вокруг храмов, имеет риск обернуться кровавыми конфликтами. Поэтому я просил бы усилить наши общие молитвы о сохранении мира на братской украинской земле и, конечно, наши молитвы о сохранении Украинской Православной Церкви.

Всем хорошо известно, что спусковым крючком для начала этих гонений на украинское Православие явилось беспрецедентное, выходящее за границы всякого канонического порядка, а потому преступное решение Константинополя вторгнуться на каноническую территорию Украинской Церкви Московского Патриархата, на территорию нашей Церкви таким образом, что результатом этого вторжения и стали те разрушительные события, которые затем последовали.

Что же это за события? Ну, во-первых, тоже беспрецедентное вмешательство государственной власти в стране, которая открыто декларирует себя приверженной европейским ценностям, а среди европейских ценностей одна из фундаментальных ценностей — отделение Церкви и религии от государства. Так вот, в нарушение этой фундаментальной европейской ценности государство в лице президента прямо вторгается в церковное управление, можно сказать, возглавляет то, что называется «объединительным церковным собором», участвует в переговорах с Константинополем относительно так называемого томоса, и все это — перед лицом телекамер, на весь мир.

Выступая недавно на телевидении, я уже сказал о том, что как бы мир прореагировал, если бы Президент Российской Федерации председательствовал бы на Поместном Соборе Русской Православной Церкви, ну и представлял бы какого-нибудь иерарха Церкви всему миру и общественности вот от лица Собора. Можно себе представить реакцию во всем мире. Ну а здесь — тишина, абсолютная и всеобъемлющая: значит, можно попирать фундаментальные права, можно попирать законы, если в результате этого достигается конкретная политическая цель. А конкретная политическая цель очень хорошо сформулирована, в том числе и полномочными представителями Соединенных Штатов, которые работают на Украине, да и самими представителями украинской власти: нужно порвать последнюю связь, объединяющую наши народы, и этой связью является связь духовная.

Мы являемся свидетелями такой цивилизационной катастрофы, ничего подобного не было никогда. Вот такого грубейшего, открытого вмешательства в церковные дела — может быть, только за исключением времен прямых гонений, через которые наша Церковь также прошла. Поэтому, конечно, происходящие сегодня на украинской земле события, они омрачают душу, но, с другой стороны, подвигают всех нас к усиленной молитве. Я прошу всех вас, братья, и подведомственное вам духовенство — и в церковных молитвах, и в личных — молиться и о Блаженнейшем митрополите Онуфрии, и епископате нашей Церкви, который пока по милости Божией твердо стоит на канонических позициях.

Вы знаете, что одним из побудительных мотивов Константинополя к такому прямому вторжению в украинские дела с нарушением всех существующих канонических правил было понимание того, что проведение «объединительного собора» и легализация раскольников приведут к обвалу всей Украинской Православной Церкви. Стоит только Константинополю войти в этот процесс, легализовать раскольников, как на «собор объединительный» устремятся иерархи Украинской Православной Церкви. Вот эта идея, она действительно вскружила голову Патриарху Варфоломею, его убеждали в том, что как только это произойдет, один за другим православные архиереи Украинской Церкви пойдут на этот собор, еще им толчок нужен, они уже все готовы. Ну и подавалась ложная информация о десятках архиереев, с именами, которые уже поддерживают «объединительный собор».

Во время моей встречи с Патриархом Варфоломеем я ему сказал, что, когда он намекнул на то, что «значительная часть Вашего епископата поддерживает», я ему сказал, что это ложь, по моим данным, это два-три человека и охарактеризовал личности. Вот на него это никак не подействовало, но так оно и получилось, даже не три, а два. Те самые, которых я имел в виду. Полный провал «объединительного собора», никакого объединения не произошло, произошло объединение раскольников, их незаконная антиканоническая легализация со стороны Патриарха, юрисдикция которого не распространялась на украинскую землю и не могла распространяться. Но действия Константинополя еще вызывают удивление с точки зрения вообще здравого смысла. Ну как можно было заявить о том, что отменяется грамота Патриарха Дионисия 1686 года? Ну кто-то в добром уме и твердой памяти может вообще из церковных или светских руководителей заявить о том, что какой-то акт исторический, которому 300 лет, отменяется?

Вот Аристотель в каком-то из своих произведений цитирует Агафадора, был такой трагик, жил в V веке до Р.Х. И Агафодор, говоря об языческих богах, сказал очень интересную мысль, которую надо бы знать в Константинополе. А мысль такая: «Одно не дано Богу — бывшее сделать небывшим».

Даже вне власти всемогущества лежит возможность изменить прошлое. Все что было неподвластно никому, даже Богу. А к 1686 году — это реальность, из которой возникла целая история. Вот можно себе представить, что Великобритания отменяет Акт о независимости Индии? Ну да, допустим, какой-то сумасшедший там правитель решил отменить. Что, Индия исчезнет? Государство исчезнет? Его устройство исчезнет, экономика, общественные отношения, культура? Ну или еще — то, что называется, пример в том же ряду: ну кому-то в Великобритании в голову вошло ну отменить факт о существовании Соединенных Штатов, ну неправильно было, что там освободительная была война, и вот стало независимое государство, вот 200 с лишним лет меняем — что изменится? Все посмеются.

И ведь надо же было пойти на такую карикатуризацию истории. Действительно, это карикатура. Но пошли. Поэтому, конечно, здесь трагедия с комедией как бы вместе. Потому что просто не представляется даже возможным рационально оценивать вот всё то, что было совершено Константинополем.

Естественно, что вслед за этим последовали наши действия, мы прекратили общение. У Церкви нет другой возможности остановить раскол, как только самим оградить себя от раскола. Поэтому решение о прекращении евхаристического общения — это есть решение о спасении целостности Православной Церкви, это есть желание оградить себя от раскола, от его тлетворного влияния. И поэтому мы принимаем это решение, чтобы сохранить свою целостность. И другого средства в Церкви нет. Поэтому, когда нам говорят, «а не слишком ли вы…», — может быть, слишком или не слишком, это вопрос того, как люди относятся к каноническому праву в церковной жизни, но других средств у Церкви не существует.

Я хотел бы поблагодарить сердечно наших архиереев — митрополитов, правящих епископов за активную поддержку этого решения Священного Синода нашей Церкви. Вы знаете, что сейчас по митрополиям спонтанно собираются различного рода собрания, митрополичьи советы, епархиальные советы, где обсуждается принятое Церковью решение. И мы имеем очень большую поддержку со стороны епископата, духовенства и верующего народа.
Вот это о скорбях. Конечно, как говорил мудрец, и это пройдет, все пройдет. Церковная организация, которая таким образом сегодня строится на Украине, она абсолютно не жизнеспособна. Светские люди этого понять не могут, а церковные люди это хорошо понимают. Но особенно это хорошо мы понимаем в Русской Православной Церкви. Потому что то, что совершалось в послереволюционные годы, буквально то же самое, можно сказать, что сегодня совершается на Украине. Украинская ситуация — это отражение политики революционных властей в Советском Союзе, направленной на уничтожение Русской Православной Церкви. Тогда тоже ведь был инспирирован властями обновленческий раскол. Мы не застали этого времени, поэтому нам кажется, что «ну да, вот был какой-то там раскол, но в конце концов все стало на свои места». На самом деле, создание раскола было чудовищно опасным деянием, задуманным советской властью. Ведь раскол, который инспирировался извне, осуществлялся церковными людьми. И среди них были и епископы, не только священники. Очень многие архиереи поддержали идею обновленческого раскола. Патриарх Тихон оказался в изоляции, в каком-то смысле, в одиночестве. И в этот момент происходит легализация раскольников со стороны Константинополя. Патриарх Константинопольский обращается с требованием к Святейшему Патриарху Тихону уйти и передать власть Высшему церковному управлению. И вся реальная политика Константинополя, которая осуществлялась через постоянное представительство Константинопольского Патриархата в Москве, была направлена на поддержку, как вы знаете, раскольников и на борьбу с канонической Церковью. А цели были очень возвышенные у Константинополя: заполучить возможность использовать несколько объектов недвижимости для получения коммерческой выгоды. Зеркальное отражение того, что сейчас происходит на Украине с созданием ставропигий.

Читать еще:  В Вятской митрополии начались торжества в память обретения Великорецкого образа святителя Николая Чудотворца

Вот мы через это прошли, мы знаем, что это было большим испытанием. Но в конце концов Церковь Божия победила. Поэтому вот взирая через призму своего собственного опыта на то, что произошло и происходит в Украине, мы можем сказать, что конец всей этой истории будет такой же, каким был конец обновленчества в Советском Союзе после революции. Потому что здоровые благодатные силы Церкви, сила Божия сильнее самой большой человеческой силы. А именно с Церковью присутствует Господь, присутствует Святой Дух.

И я благодарю православный народ Украины, духовенство, епископат, который сегодня сплочен вокруг Блаженнейшего митрополита Онуфрия и который является несомненно залогом того, вот это единство, залогом того, что силы зла не сумели разрушить благодатное тело Православной Церкви на Украине. Принят, как вы знаете, закон о перемене названия. Совершенно закон безумный с точки зрения современного права и опять таки современных принципов отношений Церкви с религиозными организациями. Вот во всех западных странах вообще, в секулярных странах, пример с которых берет Украина, наименование религиозной организации не касается государства, это дело самой религиозной организации. Вот такой принцип. Важно только, чтобы не было повторения с тем, чтобы не запутаться в том, какое юридическое лицо кого представляет. А все остальное это дело самой религиозной организации. Мне, как вы знаете, приходилось работать во Всемирном совете церквей, и время от времени возникали темы наименования религиозных организаций, которые входили или желали войти во Всемирный совет церквей. Так вот, там решалось все просто: как религиозная организация себя называет, так она и должна быть названа во Всемирном совете церквей. Обычный принцип, ничего нового. Но когда государство выдумывает наименование для религиозной организации, причем с явным желанием дискриминировать эту организацию и в конце концов ее разрушить, но это нарушение всех прав, законов, принятых, как говорят, в цивилизованном обществе.

Еще раз следует сказать. Поскольку, видим, существует очень большой заказ, том числе, извне в отношении разрушения Православной Церкви на Украине, то в рамках реализации этой политики разрушения все средства хороши. И то, что сегодня мир молчит, свидетельствует именно об этом. Ну, а мы должны делать выводы из всех сказок, которые пытались нам внушать в течение долгих-долгих лет — о главенстве права, о правах человека, о религиозной свободе и обо всем, обо всем, обо всем, что еще недавно считалось фундаментальной ценностью формирования современного государства и человеческих отношений в современном обществе.

Последствия происходящего на Украине сегодня несомненно будут иметь очень опасное послесловие в жизни, я думаю, многих стран. Происходящее на Украине может быть использовано в качестве прецедента. А значит все то, что поддерживало, в том числе, межрелигиозный мир, религиозную свободу и реально права человека, по всей вероятности, перестанут быть неприкасаемыми, особенно если все эти ценности, скажем так, станут у кого-то на пути для решения тех или иных политических проблем. Произошло очень опасное явление не только в жизни Украины, но и я бы сказал опасное явление для всего мира. Потому что Украина может стать прецедентом, примером того, как легко можно расправиться с любыми законами, с любыми порядками, с любыми правами, в том числе, и человеческими, если это нужно сильным мира сего.

Но, а в ответ на все это, еще раз хочу сказать, что мы призываем всех к молитве, к совместной работе и к поддержке Украинской Православной Церкви. Молимся о том, чтобы Господь сохранил Церковь Православную Украинскую благодатную, чтобы вразумил народ, чтобы люди сумели отделить политику от веры, а самое главное, чтобы никто не усомнился в том, что именно в Украинской Православной Церкви присутствует Святой Дух, совершаются Таинства и спасаются люди. И вот ради этого, ради присутствия Бога в человеческой истории, ради действия Святого Духа через Церковь в людях, время от времени Церковь и несет поношения и гонения. И, как показывает история, конец всегда один: Церковь остается победителем всех этих искушений. Не потому что она сильна, а потому что в ней живет и действует Дух Святой. Поэтому еще раз призываю всех к молитвам, к памятованию о том, что происходит в братской Украине.

Заседание Высшего Церковного Совета. Итоги 2018 года

Патриарх Кирилл возглавил последнее в 2018 году заседание Высшего Церковного Совета

26 декабря 2018 года в зале Высшего Церковного Совета кафедрального соборного Храма Христа Спасителя в Москве Святейший Патриарх Кирилл возглавил последнее в этом году заседание Высшего Церковного Совета Русской Православной Церкви.

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА — УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции»; Комитет «Нация и Свобода»; Международное общественное движение «Арестантское уголовное единство».

Иностранные агенты: «Голос Америки»; «Idel.Реалии»; «Кавказ.Реалии»; «Крым.Реалии»; «Телеканал Настоящее Время»; Татаро-башкирская служба Радио Свобода (Azatliq Radiosi); Радио Свободная Европа/Радио Свобода (PCE/PC); «Сибирь.Реалии»; «Фактограф»; «Север.Реалии»; Общество с ограниченной ответственностью «Радио Свободная Европа/Радио Свобода»; Чешское информационное агентство «MEDIUM-ORIENT»; Пономарев Лев Александрович; Савицкая Людмила Алексеевна; Маркелов Сергей Евгеньевич; Камалягин Денис Николаевич; Апахончич Дарья Александровна; «Центр по работе с проблемой насилия «Насилию.нет»»; межрегиональная общественная организация реализации социально-просветительских инициатив и образовательных проектов «Открытый Петербург»; Санкт-Петербургский благотворительный фонд «Гуманитарное действие»; Социально-ориентированная автономная некоммерческая организация содействия профилактике и охране здоровья граждан «Феникс плюс»; автономная некоммерческая организация социально-правовых услуг «Акцент»; некоммерческая организация «Фонд борьбы с коррупцией»; Челябинское региональное диабетическое общественное движение «ВМЕСТЕ»; программно-целевой Благотворительный Фонд «СВЕЧА»; Красноярская региональная общественная организация «Мы против СПИДа»; некоммерческая организация «Фонд защиты прав граждан»; интернет-издание «Медуза»; «Аналитический центр Юрия Левады» (Левада-центр); ООО «Альтаир 2021»; ООО «Вега 2021»; ООО «Главный редактор 2021»; ООО «Ромашки монолит».

Святейший Патриарх Кирилл возглавил последнее в 2018 году заседание Высшего Церковного Совета

26 декабря 2018 года в зале Высшего Церковного Совета кафедрального соборного Храма Христа Спасителя в Москве Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл возглавил последнее в этом году заседание Высшего Церковного Совета Русской Православной Церкви.

В начале заседания Предстоятель Русской Православной Церкви обратился к его участникам со вступительным словом.

Затем Святейший Владыка представил повестку дня заседания Высшего Церковного Совета.

Повестка дня включала отчеты ответственных лиц за исполнения решений Высшего Церковного Совета Русской Православной Церкви и Архиерейского Собора 2017 года.

В ходе заседания обсуждались различные аспекты системы духовного образования, в том числе подготовка и издание учебников для семинарий, вопросы распределения выпускников духовных школ, а также повышения квалификации духовенства. В частности, были подведены итоги апробации курсов повышения квалификации с использованием дистанционных образовательных технологий.

В состав Высшего Церковного Совета под председательством Святейшего Патриарха входят:

  • управляющий делами Московской Патриархии митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Варсонофий;
  • председатель Отдела внешних церковных связей Московского Патриархата митрополит Волоколамский Иларион;
  • председатель Издательского Совета Русской Православной Церкви митрополит Калужский и Боровский Климент;
  • первый викарий Патриарха Московского и всея Руси по г. Москве митрополит Истринский Арсений;
  • председатель Синодального миссионерского отдела митрополит Белгородский и Старооскольский Иоанн;
  • председатель Синодального отдела религиозного образования и катехизации митрополит Ростовский и Новочеркасский Меркурий;
  • председатель Финансово-хозяйственного управления Московского Патриархата митрополит Рязанский и Михайловский Марк;
  • председатель Синодального комитета по взаимодействию с казачеством митрополит Ставропольский и Невинномысский Кирилл;
  • председатель Патриаршего совета по культуре митрополит Псковский и Порховский Тихон;
  • председатель Синодального отдела по монастырям и монашеству архиепископ Сергиево-Посадский Феогност;
  • руководитель Административного секретариата Московской Патриархии архиепископ Солнечногорский Сергий;
  • руководитель Управления Московской Патриархии по зарубежным учреждениям архиепископ Венский и Будапештский Антоний;
  • председатель Синодального отдела по тюремному служению епископ Красногорский Иринарх;
  • председатель Синодального отдела по церковной благотворительности и социальному служению епископ Орехово-Зуевский Пантелеимон;
  • председатель Патриаршей комиссии по физической культуре и спорту епископ Североморский и Умбский Митрофан;
  • председатель Учебного комитета Русской Православной Церкви протоиерей Максим Козлов;
  • председатель Синодального отдела по взаимодействию с Вооруженными силами и правоохранительными органами протоиерей Сергий Привалов;
  • председатель Патриаршей комиссии по вопросам семьи и защиты материнства протоиерей Димитрий Смирнов;
  • и.о. председателя Синодального отдела по делам молодежи протоиерей Кирилл Сладков;
  • председатель Синодального отдела по взаимоотношениям Церкви с обществом и СМИ В.Р. Легойда.
Читать еще:  Митрополит Казанский Феофан совершил великое освящение Успенского собора Свияжского монастыря

К участию в заседании были приглашены: митрополит Тверской и Кашинский Савва, первый заместитель управляющего делами Московской Патриархии; епископ Балашихинский Николай, руководитель и главный редактор Издательства Московской Патриархии; архимандрит Савва (Тутунов), заместитель управляющего делами Московской Патриархии; иерей Александр Волков, руководитель Пресс-службы Патриарха Московского и всея Руси; игумения Ксения (Чернега), руководитель Правового управления Московской Патриархии; протоиерей Михаил Вахрушев, заместитель председателя Учебного комитета; иерей Александр Стародубцев, специалист Учебного комитета по дистанционным образовательным технологиям; А.В. Щипков, первый заместитель председателя Синодального отдела по взаимоотношениям Церкви с обществом и СМИ.

Патриарх Кирилл возглавил заседание Высшего Церковного Совета

Приветствуя собравшихся, Предстоятель Русской Православной Церкви выступил с сообщением по основным вопросам повестки дня.

По словам Его Святейшества, основными темами заседания станут вопросы богословского образования и организации миссионерской деятельности, а также работы воскресных школ, духовно-образовательных центров и иных площадок обучения детей основам православной веры.

«Полагаю, что все эти вопросы имеют очень большое значение для будущего Церкви, для будущего нашего народа. Церковь, несомненно, оказывает влияние на духовную жизнь нации. И время, в которое мы живем, требует от нас, при строгом сохранении наших благочестивых традиций, также способности использовать разного рода средства, через которые вечные богооткровенные истины достигали бы сознания и сердца современного человека», — подчеркнул Святейший Патриарх Кирилл.

«Поэтому все, что мы делаем, все, что мы сегодня пытаемся выстроить, не имеет само по себе никакой ценности в отрыве от главной цели — спасения людей. И основной показатель нашего успеха или нашего неуспеха — это то, что реально происходит в молодежной среде, в семейной жизни, в вопросах воспитания детей и молодежи, в социальной деятельности, но, самое главное, в сердцах человеческих — насколько они становятся более открытыми к восприятию Божественной благодати», — добавил Святейший Владыка.

«Церковь должна именно таким образом воздействовать на человека, чтобы он становился более восприимчивым к действию Божественной благодати. Дай Бог, чтобы все наши усилия способствовали достижению этой цели», — заключил Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл.

С инициативой создания Высшего Церковного Совета выступил на Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви в феврале 2011 года Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл. Поддержав предложение Его Святейшества, Архиерейский Собор постановил придать совещаниям глав Синодальных учреждений «формальный статус с именованием их Высшим Церковным Советом, по аналогии с органом, учрежденным Всероссийским Церковным Собором в 1917 году и прекратившим работу в годы гонений» (Определение Собора «О вопросах внутренней жизни и внешней деятельности Русской Православной Церкви», п. 6). В состав Совета входят управляющий делами Московской Патриархии митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Варсонофий; председатель Отдела внешних церковных связей Московского Патриархата митрополит Волоколамский Иларион; председатель Синодального миссионерского отдела митрополит Белгородский и Старооскольский Иоанн; председатель Синодального отдела религиозного образования и катехизации митрополит Ростовский и Новочеркасский Меркурий; председатель Синодального отдела по церковной благотворительности и социальному служению епископ Орехово-Зуевский Пантелеимон; председатель Патриаршей комиссии по вопросам семьи, защиты материнства и детства протоиерей Димитрий Смирнов; председатель Синодального информационного отдела Владимир Легойда и другие.

Слово Святейшего Патриарха Кирилла на заседании Высшего Церковного Совета 11 мая 2018 года

11 мая 2018 года в Москве Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл возглавил очередное заседание Высшего Церковного Совета Русской Православной Церкви. Открывая заседание, Святейший Владыка обратился к собравшимся со вступительным словом.

Приветствую всех членов Высшего Церковного Совета.

У нас сегодня важные вопросы — как текущей долгосрочной повестки дня, так и некоторые иные, связанные с нашим календарем и предстоящими празднованиями. Нам предстоит обсудить работу Церкви в связи с круглой датой Крещения Руси, в частности, поговорить о том, как в Российской Федерации и других странах следует отметить этот праздник. Кроме того, есть важные вопросы, связанные с нашей миссионерской деятельностью. Как всегда, на заседаниях Высшего Церковного Совета мы отслеживаем исполнение всех ранее принятых решений, и в связи с этим я бы хотел обратиться к теме социальной и благотворительной деятельности нашей Церкви. Сегодня владыка Пантелеимон представит нам краткий отчет о проделанной работе.

Хотел бы отметить, что социальная деятельность Церкви становится все более и более важной, все более и более заметной, все более и более привлекающей к себе нашу паству. И это хорошо, потому что вера без дела мертва есть (Иак. 2:17). Посещая епархии, я нередко сталкиваюсь с непониманием на уровне духовенства (а иногда даже епископата) того акцента, который мы делаем сейчас на социальной работе.Тогда я объясняю простыми словами: «Проповедовать мало — нужно творить добрые дела». Вся наша социальная работа должна исходить из приходских общин, а не превращаться в элитарную деятельность на уровне высшей церковной власти, на уровне епископата. Мы достигнем положительных результатов только в том случае, если будет задействован потенциал наших приходов. Ведь социальная работа — это просто совершение добрых дел.

Всем хорошо известно, что значительная часть наших верующих — это пожилые люди, в основном женщины, хотя есть и мужчины. Люди, прожившие очень тяжелую жизнь, видевшие мало светлого и радостного. Некоторые еще войну застали, тяжелейшие послевоенные годы; не у всех сложилась личная жизнь, многие остались совершенно одинокими. Так вот, каждый настоятель должен знать всех одиноких и нуждающихся на своем приходе, — с этого и начинается церковная благотворительность. Конечно, важны и макропроекты на уровне всей Церкви, об этом я еще скажу несколько слов; но показателем реального вовлечения Церкви в благотворительность является совершение добрых дел в приходской общине, на уровне общины. Хотел бы с удовлетворением отметить, что московские приходы ведут очень большую социальную работу. Осуществляется взаимодействие с лечебными и детскими учреждениями, с пенитенциарной системой, — когда я знакомлюсь с годовыми отчетами, я с признательностью воспринимаю всю эту информацию. Но хотелось бы еще раз подчеркнуть необходимость организации социальной работы внутри наших приходов, причем речь идет, конечно, не только о мегаполисах, но и о всей Церкви.

Если же говорить о макроуровне, то есть общецерковном уровне, то, несомненно, видна очень позитивная динамика развития нашей социальной работы. Вы помните, на одном из выступлений в Государственной Думе я говорил о необходимости вывести аборты из системы обязательного медицинского страхования. Призывал и на Соборах, и на епархиальных собраниях к тому, чтобы Церковь активизировалась в борьбе с абортами. Но мало говорить — нужно делать. Если вы помните, я всегда сопровождал свои призывы к тому, чтобы Церковь усилила противоабортную деятельность, пожеланиями, чтобы Церковь приняла на себя ответственность за тех, кто, находясь в трудных условиях, отказывается совершить аборт, в том числе по соображениям религиозным, откликаясь на церковный призыв.

Вот почему мы стали развивать в рамках всей Церкви систему приютов для женщин — тех, кто отказался от совершения аборта, и тех, кто попал в трудные ситуации. Если в 2011 году у нас был только один приют на всю Церковь, то сегодня их 53. Конечно, тоже немного для Российской Федерации, если учесть количество епархий. Поэтому задача заключается в том, чтобы в каждой епархии было такое учреждение, ведь в каждой епархии есть женщины, которые нуждаются в поддержке. Это одинокие женщины, причем не только те, кто отказался сделать аборт, — родили, а идти им некуда или они подвергаются несправедливому давлению со стороны родственников. Есть и другие жизненные обстоятельства, когда женщине некуда идти. Церковь должна открыть свои двери и помогать таким женщинам. Я бы очень просил Вас, владыка, продолжать работу, которая сейчас достаточно успешно осуществляется, с тем чтобы создание приютов для женщин, оказавшихся в трудной жизненной ситуации, стало одним из приоритетов нашей социальной деятельности.

Хотел бы также сказать, что за последнее время очень улучшилась наша работа, связанная с чрезвычайными ситуациями. Вспоминаю, как трудно было реагировать на стихийные бедствия, пожары, наводнения, — у нас не было соответствующего инструментария. Мы ограничивались публичными заявлениями и призывами, но для вовлечения Церкви в преодоление последствий чрезвычайных ситуаций возможностей не было. Сейчас в рамках работы нашего Синодального отдела по благотворительности создан такой инструментарий. В первую очередь, есть методика, как работать с подобными ситуациями; выработаны навыки или, как мы теперь говорим, компетенции у целого ряда церковных социальных работников.

Я сам посетил несколько мест, где происходили чрезвычайные ситуации. В первую очередь хотел бы отметить посещениеКрымска после страшного наводнения. Я видел, как там работают наши люди, — как представители Синодального отдела, так и местные. Церковь активно помогает людям преодолеть духовный, психологический стресс, выйти из тяжелого состояния, в котором они оказываются в результате такого рода событий. Ну и, конечно, последний случай — это Кемерово. Как я уже говорил, по объективным причинам я не смог посетить Кемерово сразу после трагедии, поэтому поехал туда на 40-й день. Одним днем — утром вылетел, вечером вернулся в Москву.

Читать еще:  Рождество Богородицы – интересный разговор с детьми

Я увидел многое —то, что я должен был увидеть, и то, что я должен был понять. В первую очередь, я увидел страдания людей, — после того, как я совершил панихиду, у меня была возможность поговорить с каждым, кто ко мне подошел. Братья, это совершенно особый опыт. Думаю, священникам крайне необходимо соприкасаться с такими страданиями, для того? чтобы помогать людям, которые оказались в подобных ситуациях. Потому что соприкосновение со страдающим человеком не только приносит ему облегчение, если священник разумно, с открытым сердцем подходит к нему, но и самого священнослужителя очень обогащает.

Для меня соприкосновение с людьми, которые пострадали в Кемерово, — это действительно очень сильный духовный опыт. Хотел бы отметить также очень хорошую работу Кузбасской митрополии. Они замечательно мобилизовались. Я слышал много слов благодарности в связи с социальной работой, которая проводится в Кузбасской митрополии, и особенно в связи с той большой пастырской, духовной работой, которая осуществлялась в самые тяжелые для пострадавших моменты.

Следует возблагодарить Господа за то, что вся эта работа развивается в нашей Церкви. Мы сегодня послушаем владыку Пантелеимона и, может быть, сделаем дополнительные выводы из полученной информации. Но вообще, хотя культура благотворительности и стала развиваться в нашей стране, но до идеала еще очень далеко. По статистике, 70 % граждан не знают ни одной благотворительной организации. У нас нет традиции активного участия в работе благотворительных организаций на добровольческой основе. Сейчас эта работа начинается, и дай Бог, чтобы она продолжалась. Конечно, еще очень многое нужно сделать, чтобы разбудить в людях желание соучаствовать в страданиях других, — будь то участие в сборе денежных средств, материальных предметов, вступление в благотворительные организации, поддержка благотворительных организаций. Думаю, Церковь должна активно работать в этом направлении, помогая людям понять важность соучастия в страданиях других.

Необходимо в связи с этим поговорить и об информационном сопровождении. Информацию о добрых делах, в том числе совершаемых в Церкви, никак нельзя рассматривать как некую саморекламу, как некий пиар: «посмотрите, какие мы хорошие». Совсем нет! Мы знаем, как много еще недостатков в нашей работе, как много еще нужно сделать. Но необходимо, чтобы общество знало о всем том, что делает Церковь, что делают светские общественные организации, потому что добрый пример вдохновляет других. Хотел бы обратить внимание на очень хорошую инициативу Первого канала, который предлагает людям перечислить 75 рублей, послав SMS со словом «добро», причем это предложение сопровождается очень хорошими примерами того, как получившие эти деньги, в основном дети, спаслись от тяжких, смертельных болезней. Очень удобная система: вы можете послать столько SMS, сколько желаете. Это хороший способ мобилизовать большое количество людей, предоставив им очень удобный инструмент соучастия в добрых делах.

Думаю, нечто подобное должно быть и в Церкви: наши внутренние коммуникации должны иметь механизм мобилизации большого количества верующих для участия в добрых делах. Поэтому я попросил бы тоже об этом подумать. И, конечно, самое важное, — когда священнослужитель свидетельствует своим личным примером; когда слова, которые он обращает к людям, проистекают от его глубоких убеждений и личной готовности совершать добрые дела и разделять чужое горе.

Хотел бы сегодня особенно выделить эту тему и призвать всех нас еще и еще раз задуматься о том, как мы должны совершать нашу социальную работу. Благодарю вас за внимание.

Пресс-служба Патриарха Московского и всея Руси

Святейший Патриарх Кирилл возглавил последнее в 2018 году заседание Высшего Церковного Совета

16 марта в Москве Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл возглавилочередное заседание Высшего Церковного Совета Русской Православной Церкви. Открывая заседание, Святейший Владыка обратился к членам Высшего Церковного Совета со вступительным словом.

Приветствую всех членов Высшего Церковного Совета на очередном заседании. Я бы хотел осветить, насколько это возможно в кратком вступительном слове, тему пастырского попечения о студентах, нашей работы в вузах. Эта тема — один из пунктов повестки дня, и я надеюсь, что сегодня мы сможем ее обсудить. Но хотел бы поделиться с вами своими мыслями.

Университетский священник, домовая церковь в вузе — это демонстрация исторической, существующей до сих пор связи христианства и науки. Вы найдете церковь и в Оксфордском, и в Гарвардском университетах. Многие из вас посещали западные университеты и знают, что присутствие капеллана — это так же органично, как и присутствие светского профессора. Во многих российских вузах сегодня также создаются домовые церкви и тем самым восстанавливаются дореволюционные традиции.

В связи с этим я хотел бы особенно подчеркнуть значение первого храма, открытого при вузе, — церкви святой мученицы Татианы при МГУ. И я хотел бы, чтобы все нас услышали и поняли: это вовсе не клерикальный поход на науку и на высшие учебные заведения, а возрождение той самой традиции, которая существовала в России и сегодня существует во многих странах Европы и Америки.

Но для того чтобы восстановить университетское священство как неотъемлемую органическую часть жизни студентов и преподавателей, нужны значительные усилия. Священники, служащие в храмах при вузах и занимающиеся там просветительской работой, призваны удовлетворять самым взыскательным требованиям. Желательно, чтобы у вузовского пастыря было высшее светское образование; в каких-то случаях это необходимое условие, потому что священник должен находиться на том же образовательном уровне, что и студенты и преподаватели. Ведь беседы, которые он будет проводить, могут касаться не только духовных тем, но и общекультурного дискурса, который включает, в том числе, научные темы.

Священник должен быть авторитетным участником такого дискурса. Известно, что академическая сфера предполагает особую взыскательность. Благодарю Бога за то, что имел в своей жизни опыт работы в духовной академии, опыт участия в заседаниях Ученого совета при еще живых профессорах дореволюционной Санкт-Петербургской духовной академии. Вспоминаю, как при полном уважении друг к другу члены корпорации не допускали пустых слов, заявлений, не соответствующих действительности, и могли корректно поправить кого угодно, в том числе ректора. Это был очень важный фактор, если хотите, моего воспитания. Я понимал: если ты публично произносишь слова, ты должен нести за них ответ, потому что всегда может найтись человек, который тебя поправит, скажет, что ты неправ, и докажет твою неправоту.

Собственно говоря, научное сообщество так и функционирует. Ведь что такой защита диссертации? Это и есть разговор о том, насколько заявленная тема раскрыта, насколько сделанные заявления соответствуют истине. Поэтому дискуссии в университетской среде всегда предполагают высокий уровень ответственности, и священник должен соответствовать такого рода взысканиям и ожиданиям.

Служение университетского капеллана немыслимо без свидетельства о вере, но конечно, оно им не ограничивается, ведь молодой человек ищет ответы на острые жизненные вопросы — о призвании, о предназначении, о личностном росте, о любви. Священник должен быть помощником в этом поиске, способным поддержать, явить любовь и внимание. Молодежь внимательна и не прощает лукавства и благочестивого формализма в общении с собой. Надо быть готовым вести честный и открытый диалог. Домовая церковь должна быть местом встречи священника со студентами, преподавателями, профессорами, местом общего духовного возрастания. В стенах храма должна вестись духовническая, пастырская работа, осуществляться диалог, который, несомненно, обогатит обе стороны.

Получение высшего образования — это важнейший этап в формировании личности. Упорный труд, дружба, верность, профессионализм — всё это складывается в пору студенчества. Священник призван поддержать студента, предложить ему ориентиры, от которых зависит не только его будущая жизнь, но и будущее нашего общества в целом. Храмы в вузах — это место, по которому профессура и студенчество судят о Церкви в целом. Для многих это первая ступень к Богу. Через эти храмы у образованной части нашего общества может формироваться представление о Православии. Мы должны заботиться о том, чтобы вузовские храмы были очагами любви, нравственными камертонами в университетском пространстве, чтобы благодаря этим храмам стирались стереотипы, в том числе относительно того, что наука и религия находятся в вечном конфликте. Работа капелланов призвана помочь студентам и профессорам отвечать на критические вопросы, которые обращаются в адрес Церкви. Церковь отвечает на них в меру сил, но не всегда наши ответы достигают университетской среды. Поэтому важно, чтобы диалог Церкви и общества осуществлялся и на уровне высших учебных заведений, помогая молодому поколению, будущим ученым, будущей элите нашего общества понять, что делает Церковь сегодня, какова цель ее миссии, что происходит в ее внутренней жизни, — с тем, чтобы люди могли получить внятные, убедительные ответы на вопросы, которые сегодня возникают в сфере церковно-общественных отношений. Считаю, что мы должны обратить очень большое внимание на развитие капелланства в студенческой среде.

Благодарю вас за внимание.

Пресс-служба Патриарха Московского и всея Руси

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector